Ело (Джело, Джёло, Ело, Иело) — село в Онгудайском районе Республики Алтай, административный центр Елинского сельского поселения. Располагается в долине реки Урсул (до слияния с Каелыком, указываемой на картах как Ело), разделяющей Семинский и Теректинский хребет, в устье реки Каерлык. «Речки Кай-ырлык и Joлo (Ело) образуют начало Урсула. Длина её около 85 км». Располагается около дороги, ведущей от Чуйского тракта (район села Туекта) в районный центр Усть-Кан.

 Онгудайский район Карта

 

Туристский район: Средняя Катунь

Население

Число жителей на 1 января 2016 года составило 800 человек.

Топонимика: Jоло - алт. jоло — белоголовый орел; ср. маньчж. jооло — орел, (большой, с серыми перьями и белой головой), беркут; п. -монг. jolu — орел-ягнятник; монг. ёл — орел-ягнятник.

Природа

Горы вокруг села покрыты лесами, основу которых составляют лиственница, береза, кедр. Масса мелких речушек способствует заболочиванию низинных мест. В районе много альпийской растительности. Из встречающихся в районе Ело можно отметить ветреник косматый, купальницу азиатскую, эдельвейс, бадан толстолистный, дикий хмель (по местному куманах), можжевельник казацкий и обыкновенный и много др.

История

В «Списках населённым мест Томской губернии на 1882 год» ни селение Ело, ни его варианты не обозначены, в «Списки населённым мест Томской губернии на 1899 год» - тоже.

В «Списке населенных мест Сибирского края» 1928 года, история основания урочища - 1626 год. На сегодняшний момент выяснить природу этой цифры не удалось. Кто решил поставить эту дату? На основании чего?

Из источников выяснено, что Урсул, образующийся из слияния реч. Каерлык и Иело, принимающий в себя Карагол, Короту и большое количество мелких речек, в конце XIX века служил одним из главнейших пунктов кочёвок алтайцев. «Долина молочно-белой р. Джело, легко переходимой вброд, выглядит довольно приветливо: есть лес, зеленеют лужайки, покрытые хорошей травой. Местные жители держат овец, коз, яков и лошадей»

Известно, что в долине р. Ело в марте 1755 года в ставке зайсана, главы рода майманов Намкы Малаева (тодош) (между сёлами Ело и Каярлыком, слияние рек Каярлык и Семисарт недалеко от Кара-бома, место называется Сала) местные зайсаны собирались на совет для обсуждения вопроса: как отразить цинскую агрессию.

Среди множества отоков, отток Намкы Малаева был одним из самых мощных.

После жарких споров зайсанов было принято решение о формировании во владениях зайсана Намыкая общеалтайского ополчения. Но, потерпев ряд поражений, алтайское ополчение развалилось…

20 июня 1757 года к демичи Танжияку на речку Ело прибыл из Бийска поручик Ф. Заливин с 25-ю вооруженными людьми. Танжияк отказался идти к Бийску, заявив, что он хоть и ясачный, но «жить должен на своем месте, где ныне живет, ибо и отцы их родились на тех местах». Такой же ответ дал старшина Ибель.

Во многих кочевьях Ело поскотину (огораживание сенокосов) стали городить с 60 - 70-х гг. XIX в., до этого обходились без городьбы. Дальнейшее развитие этой формы создало порядок, при котором городьба делилась поровну между теми аилами, которые проживали в данном пункте и пользовались сенокосными или выгонными угодьями.

На реч. Каерлыке находились маральники, принадлежащие братьям Кульджиновым, имеющим 27 взрослых и 7 молодых маралов…

У 1897 году Манджи и Аргымая Кульджиновых пастухи-табунщики годовые, получали по 4 рубля в месяц, пастухи же для рогатого скота нанимаются на полугодие – «на лето» и «на зиму» - и получали за сезон по 30 коп. с головы скота. Пастухи обыкновенно получали по 20 пуд. ячменя и двух лошадей «под езду».

Кроме того, из «торбоков» - годовалых и полуторагодовалых бычков составляли особое стадо, за пастьбу которого платили по 1 руб. с головы, но пастух был обязан уже сам заботиться и заготовить достаточное количество сена для подкармливания торбоков в последние 2- 1 ½ зимних месяца; в хороший год с дружной не поздней весной подкармливать им вовсе не приходилось, т.к. торбоки до новой травы оставались всё время на подножном корму.

У этих Кульджиновых было 3 табунщика, пасущих всех лошадей вместе, 9 пастухов для быков – в каждом стаде до 100 голов, каждое стадо паслось отдельно; кроме того, часть скота пасётся ещё под наблюдением самих хозяев.

Манжи Кульджин захватил в собственность фактически лучшие пастбища по рекам Каерлыку, Ело, Тоботою, по верховьям Каракола..

Один из местных баев Сапок однажды так избил плеткой по голове своего кула Куртука Байтинова, что последний с того времени стал заговариваться; байские побои отразились на психике Куртука. Тот же Сапок, заметив, что его кул Карту Тижмеев, пасший овец, стоптал обувь, распорядился оковать задники сапог Карту жестью. В результате Карту настолько стер ноги, что сделался на всю жизнь инвалидом. Курту Байтинов и Карту Тижмеев в 1940 г. состояли членами колхоза «12 лет Октября» (Онгудайский аймак, урочище Ело).

Манжи часто штрафовал живущих поблизости алтайцев по всякому поводу. Колхозник-кузнец Кайлык Клешов рассказывал, что в свое время бай Манжи оштрафовал отца Кайлыка за то, что его телка зашла на покос Манжи. Так как отец Кайлыка был кузнец, то Манжи в уплату штрафа заставил его выковать 200 железных пряжек к подпругам.

По переписи 1926 года в урочище Ело было 69 хозяйств, в которых жило 271 человек алтайцев (130 мужчин и 141 женщина).

В 1930 году колхозники Елинской сельхозартели решили «устраиваться жить оседло». И вот через два года там, где раньше было только здание сельского Совета, возник поселок в 80 дворов с новенькими домами и избами. Была выстроена школа, изба-читальня, ясли, общественная баня. Колхозники не без гордости заявляли: «Каждую неделю ходим в баню. Жены наши научились выпекать хлеб и стирать белье».

Большая заслуга в изменении хозяйства и быта с. Ело принадлежит Кичиней Тужемеевой. Работая председателем Елинского сельсовета, она вместе с членами культурно-бытовой секции обходила новые избы, учила колхозниц мыть полы, топить печь, готовить пищу, звала неграмотных учиться в пунктах ликбеза. Елинский сельсовет был премирован ВЦИКом.

Высоких показателей в работе добился Елинский сельский Совет Онгудайского района, участвуя в 1935 году во Всесоюзном конкурсе сельских Советов.

В 1936 году областная газета «Красная Ойротия» писала: «В данное время из бывших воспитанниц «Домов алтайки» многие обучаются в совпартшколе, педтехникуме. Вот примеры: Тижемеева Кичекей – председатель сельсовета в с. Ело Онгудайского аймака».

В 1940 году отмечали хорошую работу агитколлектива алтайского селения Ело, состоявшего из 30 человек. Там работали три постоянных кружка по изучению Конституции и «Положения о выборах». В результате хорошей агитационно-массовой работы колхозы Елинского сельского Совета полностью рассчитались с государством по обязательным поставкам животноводческой продукции. Лучшие агитаторы Ч. Чапыев, Г. Чарочаков за производственные показатели и общественную работу были выдвинуты кандидатами ВСХВ.

1 января 1938 года согласно списку сельхозартелей Алтайского края в Ело числились колхозы «Дяны Дел» (80 дворов, площадь посевов озимых и яровых – 127 га, поголовье: КРС – 441, овец и коз 999, лошадей – 542, денежный доход 57.645 рублей, стоимость ОСП – 47.599 рублей) и «12 лет Октября» (145 дворов, площадь посевов озимых и яровых – 170 га, поголовье: КРС – 716, свиней – 10, овец и коз 2428, лошадей – 1711, денежный доход 289.165 рублей, стоимость ОСП – 226.866 рублей)

Знатный чабан Сарабаш Ангинова из колхоза Ело, Онгудайского аймака "Дяны-Дел" была награждена орденом Трудового Красного знамени.

В мае 1984 через с. Ело Онгудайского пролегал основной маршрут первой комплексной фольклорной экспедиции Сибирского отделения Академии наук. В ее составе были научные сотрудники тогда еще Горно-Алтайского НИИиЯЛ. Возглавлял экспедицию директор института филологии СО РАН, член-корреспондент Академии наук Александр Бадмаевич Соктоев.

В 1993 году постановлением Онгудайского районного малого Совета Елинской средней школе присвоено имя поэта Э.М. Палкина.

Память

На высоком холме в центре села находится памятник «Вечная слава», воинам-алтайцам, павшим в Великой отечественной войне.

 

«Голов своих не гнули

Шли в бой за край родной

Под бомбами и пулями

Редел их строй стальной»

 

Находки

Из сегодняшних открытий отметим, что историком Борбошевым Амыром в Кайырлыке найден обломок шлака, из плавильной печи. Чистота шлака поражает, он прямоугольной формы. Это может служить указателем оседлой жизни местных металлургов, а значит, наличия поселения в средневековье.

Животноводство

В районе Ело отмечены маральники: ТОО "Шагым, КХ "Кара-Тонаш, КХ "Юта".

Достопримечательности

Как утверждают некоторые учёные, в районе села Ело 2-3 тысячи лет назад проживали носители так называемой афанасьевской культуры, которые были сильны физически, отличались высоким ростом и имели европеоидный облик. Люди этой культуры занимались охотой, скотоводством. Ими были уже одомашнены лошадь, корова, овца.

 

Недалеко от села, у скалы Кара-бом (чёрная скала), в долине рек Каерлык и Тюмечин, располагаются древние стоянки, памятники эпохи семисартской культуры, открытыми академиком Алексеем Павловичем Окладниковым, который впоследствии выдвинул идею создания эколого-археологического заповедника в окрестностях Ело.

Скала Кара-бом считается у алтайцев священной. В верхней части скалы была открыта руническая надпись. Но спустя некоторое время один из местных вандалов эту надпись уничтожил и остались только несколько рун и, соответственно, прочитать их очень сложно.

Вся поверхность скалы как бы усыпана искусственными чашечками, маленькими выемками. Некоторые выбиты, а некоторые высверлены. Почему они сделаны – существует несколько версий. Одна из версий – что это некий акт моления плодородию. Чашечка – сакральное материнское лоно, куда падает божественное семя…

Из-под Кара-бома выбивается кара-бомский родник, издавна считающийся священным. В ранние времена дно его было усыпано золотыми и серебряными монетами. Рядом с родником лежал большой плоский камень, а возле него лежало большое серебряное седло, оставленное каким-то богатым его посетителем. В советские времена в этих местах хотели улучшить дорогу и камень убрали. В результате немного повредили родник. Но всё равно он до сих пор существует.

В районе Ело также обнаружены остатки кара-кобинской культуры.

В раннем средневековье был особенный ритуал поклонения горам. У одной из скал в своё время были найдены два «визира», для поклонения солнцу на восходе и закате.

В 5—6 км к югу от с. Ело, на уступе горы Бозыр-Таш («пестрые, шершавые камни»), находится уникальное святилище («мюргюль таш»), принадлежавшее некогда сеокам кара-майман, тодош и кыпчак.

 

Святилище труднодоступно: оно открывается внезапно, словно возникая из горного склона на последних метрах подъема. Почти посередине округлого мыса скалистой восточной кромки уступа растут три лиственницы. Деревья обнесены стеной из дикого камня в форме незамкнутого квадрата. С востока оставлен вход.

 

Под лиственницей, стоящей в центре квадрата, сложен квадратный же алтарь («куре»); на нем — остатки кострища.

 

По углам сооружения, почти у стены, выложены небольшие жертвенники («тагыл»). Западнее этой постройки выложена «покоем» еще одна стена с алтарем посередине.

Вокруг двух монументальных сооружений расположены еще три «куре» и один «тагыл». Вся группа сооружений обнесена прямоугольной оградой из плит и крупных скальных обломков.

 В округе насчитывается 26 святилищ. Если соединить их линиями, то они образуют огромную буддийскую мандалу. Каждое из святилищ - как бы храм в храме. Каждое состоит как бы из крепостных стен с воротами и сориентированными по сторонам света башнями по углам.

 Рядом со святилищем располагается причудливая резная коновязь для освящения лошадей.

У алтайцев часто вся жизнь была тесно связано со скотоводством и когда случались несчастья с лошадями, то в этих случаях обращались к шаманам или прибегали к иным культовым обрядам. Из множества лошадей выбирали одну и приводил на освящение.

 

Кроме того, к святилищу примыкают ещё три коновязи, олицетворяющие как бы триединого Бога.

На алтарях, жертвенниках, по периметру «стен» разложены разной величины куски кварца («отык-таш» — огненный камень), символизирующих крупный и мелкий рогатый скот.

Проще всего было бы датировать описываемый памятник началом XX в., связывая его с «белой верой» — бурханизмом, повсеместно распространившимся среди алтай-кижи в связи с известными событиями 1904 г.

 

Каменные «куре» — непременный атрибут бурханистского культа, они достаточно часто встречаются в Центральном Алтае. Но начальная дата памятника должна примерно соответствовать возрасту больших лиственниц и продолжительности жизни отмерших горных лишайников, покрывавших ненарушенный нижний ярус камней «главного» куре. Проведенные исследования дали основание отнести появление первых каменных кладок святилища к середине XVIII в. (средняя дата), когда в Центральном Алтае сформировалась простонародность, послужившая основой будущих алтай-кижи, в идеологии которой заметное место занимал джунгарский ламаизм, вошедший позднее в качестве компонента в «белую веру».

Как бы то ни было, даты сооружения «мюргюль таш» не помнят даже самые глубокие старики сел Ело и Кайырлык.

Люди собирались здесь прежде в периоды, связанные с весенним и осенним отгоном скота на горные пастбища и обратно, проводя соответствующие ритуалы и моления; отсюда куски кварца на алтарях («скот»), привязка главного строения к равноденствиям.

Кроме кара-бомского родника в окрестностях Ело находятся ещё несколько священных источников. Один из них Ёргёгенду-Арт – «Место совершенного величайшего моления», известный монахам из Тибета ещё с XVII века.

Источник огорожен срубом, регулярно обновляемым местными жителями. Сруб защищает источник от подхода к нему животных, дабы не нарушить его святость и целебные свойства. Рассказывают, что после праздников алтайцы, когда болеют, чуть ли не доползают до этого источника, чтобы, испив его живительной влаги, обрести силы и бодрость.

В бассейне реки Ело и Каирлык встречаются необычные погребальные памятники - курганы, представляющие из себя оградки-кромлехи из вертикально установленных каменных плит, диаметр которых от 2 до 25 м. с высотой плит порой более метра. Эти археологические объекты ученые относят к афанасьевской культуре.

Близ села Ело находится интересная писаница. Фигуры выполнены пунктирной набивной техникой со сплошным заполнением контура. Рисунки наводят на мысль, что в этой местности в давние времена обитали архары (кочкоры), буны и маралы. Но со временем зона их распространения ограничилась только высокогорьем.

Напротив Ело, на правом берегу р. Каирлык, возвышаются несколько холмов. Местные жители называют их межелики и считают нехорошим местом. По легенде в этих местах жил богатырь с женой. Преследовал их страшный рок: все их дети обязательно тонули. Решил богатырь переставить свой аил на вершину межелика: думал, что на вершину вода никогда не поднимется. Родился у них сын. Очень его любили отец и мать. Как-то раз решила женщина сделать араку. Принес богатырь корыто с водой, чтобы остудить напиток. Только приступили к работе - вдруг слышат крик. Прибежали они к мальчику, но было поздно: упал он в корыто и захлебнулся. Горе охватило богатыря. Пошел он куда глаза глядят, а по дороге вырывал деревья корнями. Поэтому и сейчас, один склон холма совершенно голый.

Знаменитые люди

Село Ело - родина выдающегося алтайского писателя Эркемена Палкина. Имя Эркемена Матыновича Палкина (р. 14.02.1934) - талантливого поэта, прозаика и общественного деятеля широко известно в Горном Алтае и за его пределами. Его отец – один из организаторов первых колхозов в Горном Алтае.

В Ело родился также Евгений Модестович Чапыев (р. 24.01.1910) – историк-исследователь, общественный деятель.

Знаменательные события

С 30 июня по 3 июля 1988 года при непосредственном участии работников совхоза Еловский (директор Тузачинов С.С., секретарь парткома Яманов Н.В.), жителей села (секретарь сельского совета Пекпеев С.Т.) в селе Ело прошёл первый Эл-Ойын.

В 1990 году этот праздник приобрел статус республиканского. 18 лет Эл-Ойын имел статус «кочующего» праздника: в ознаменование того, что алтайские народы являются потомками древних кочевников, его проводили каждый год на новом месте. В 2006 году "странствия" праздника временно завершились, и он стал проводится на одном и том же месте в местечке Кабайлу-Межелик Онгудайского района. Но сегодня стоит вопрос о возвращении празднику «Эл-Ойын» статуса «кочующего».

Сегодня

В Ело располагаются 12 магазинов, одна школа, сельский клуб, музей истории села Ело.

Статья подготовлена Е. Гавриловым 6 августа 2013 года. Ссылка на сайт обязательна!

Источники

1. Алтай. Путешествие по Чуйскому тракту: путеводитель/ сост. М.В. Танкова, Т.И. Злобина, Т.В.Вдовина. - Барнаул: Пять плюс, 2006. 2. Архив внешней политики России империи (АВПРИ). Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. 3. Архив внешней политики России Ф. 113-1. Д.4. 1755-1757 г.г. 4. Верещагин В. И. Поездка по Алтаю летом 1908 г. (путевые заметки). Алтайский сборник, т. 10, Барнаул, 1910.  5. Горно-Алтайская автономная область (Краткий краеведческий справочник), г. Горно-Алтайск, 1963  6. Демидов В. А. К социализму, минуя капитализм. Очерк социалистического строительства в Горно-Алтайской автономной области, Новосибирск, 1970 7. Календарь памятных и юбилейных дат Республики Алтай, Горно-Алтайск. 2009-2010  8. Модоров Н.С. Поворотный пункт в истории алтайского народа (К 250-летию добровольного вхождения алтайского народа в состав России) // Горный Алтай: Ист. сб. Горно-Алтайск, 2006. Вып. 10. 9. Молчанова О. Т. Топонимический словарь Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1979 г.  10. Потапов Л. П.. Очерки по истории алтайцев— М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1953.  11. Славнин В. Д. Старинное святилище близ села Ело в Горном Алтае. Известия Сибирского Отделения Академии Наук СССР, Серия истории, филологии и философии, М., 1990, стр.67-69 12. Список населенных мест Сибирского края, т.1, Округа Юго-Западной Сибири, Новосибирск, 1928, стр.790-791  13. Список населенных Томской губернии на 1882 год, Томск, 1882 14. Список населенных Томской губернии на 1899 год, Томск, 1899 15. Швецов С.П. Горный Алтай и его население, т.1, Кочевники Горного Алтая. В.1 Кочевники Бийского уезда. Барнаул, 1900 16. Энциклопедия Алтайского края: В двух томах. — Барнаул: Пикет, 1997. — Т. II.