Кедроград - Алтай Туристский. Туристический портал

Кедроград

Кедроград (Кедроградское движение)зарождённая в студенческой среде Ленинградской лесотехнической академии им. С.М. Кирова природоохранная деятельность конца 1950-х - первой половины 1960-х, направленная на преобразование лесопользования в кедровых лесах через организацию комплексной эксплуатации всего многообразия биоресурсов кедровой тайги. Организатор и идейный вдохновитель движения — Ф.Я. Шипунов.

Официально Кедроград, опытную станцию, переименовывали несколько раз: в 1961 году — в Горно-Алтайский опытный леспромхоз по комплексному использованию кедровой тайги, в 1970 году — в Горно-Алтайский опытный лесокомбинат по комплексному использованию кедровой тайги, в 1993 году — в Телецкое опытное лесное хозяйство.

Ветка кедра

История

В Горном Алтае отношение к «хлебному дереву», коим считается кедр, было бережным. Плодоносящие кедровники вблизи деревень берегли всем миром. Рубить кедр считалось непростительным грехом. Именно благодаря высокой пищевой ценности кедрового ореха в 1921 году В. И. Ленин подписал специальное постановление Совета Труда, и Обороны об организации сбора и переработки кедровых орехов. Создали «Кедропром», открыли три маслобойных завода.

Один из них на Алтае. Успехи промысла в 1931 году Совет Народных Комиссаров закрепил новым постановлением о развитии кедроореховых хозяйств. Был организован «Союзкедр». Однако кедровые хозяйства просуществовали надолго. Приближались другие времена, печально памятные и в нашей истории, и в лесном деле.

Первые леспромхозы на Алтае угнездились в 1937 году. Началось варварское, ни с чем не сравнимое уничтожение кедровой тайги. Вырубки потянулись по берегам и поймам рек, по пологим и крутым склонам, рубили везде, где можно взять. Более полстолетия трещал, да и продложает и ныне алтайский кедр под топором и бензопилой леспромхозов.

Кедроград зародился в студенческой среде Ленинградской лесотехнической академии им. С.М. Кирова. Оживлению экологической деятельности способствовало принятие во второй половине 1950-х -нач. 1960-х ряда постановлений центральных органов власти, направленные на усиление природоохранной деятельности.

6 июня 1958 года газета «Комсомольская правда» опубликовала статью студента пятого курса Ленинградской Лесотехнической академии имени С. М. Кирова Сергея(Фаттея) Шипунова «Создадим комсомольский лесхоз»:

«Бывали ли вы в кедровом лесу, видели ли его величавую красоту?

Огромные деревья с мощной кроной застыли в молчании. Вот солнечный луч, пронизав облака, осветил густую хвою и вдруг вспыхнул внизу ярко-красными самоцветами. Это засверкали ягоды дикой малины, шиповника, калины. Ягодники под редкими деревьями раскинулись на десятки километров, через них трудно пройти. А стоят раздвинуть траву, как увидишь ягоды клубники, брусники. Они всюду, кругом, их не собрать, не обойти...

В пониженных местах к кедру примешиваются береза, осина, рябина. От земли до ветвей деревьев поднимается стена травы в человеческий рост. Как богата здесь земля, как много она может дать человеку, если использовать ее по-хозяйски!

«А что если организовать тут лесхоз и комплексно вести все хозяйство?» — задумались выпускники Ленинградской ордена Ленина лесотехнической академии имени С. М. Кирова, побывавшие в алтайских кедровниках. Они подсчитали, что при правильном ведении дела один лесхоз может ежегодно давать два миллиона рублей прибыли. А ведь известно, что лесхозы пока получают дотацию у государства.

Кедровый лесхоз может ежегодно продавать более пятнадцати тысяч кубометров деловой древесины за счет вырубки отдельных деревьев, утративших способность к плодоношению; снимать около полутора тысяч тонн кедрового ореха, а это даст более трехсот тонн ценнейшего масла, шестьсот тонн жмыхов и т. д. Лесхоз может содержать на своей территории до 1200 семей пчел (каждая такая семья при среднем медосборе дает более 120 килограммов меда), собирать до четырех тысяч тонн плодов и ягод. В лесхозе можно будет организовать охотничий промысел, правильно регулировать в лесу количество вредных и полезных птиц и зверей. Это принесет в свою очередь мясо, пушнину, перо, пух и т. д. Выпускники Ленинградской лесохозяйственной академии предлагают один лесхоз, создаваемый на Алтае, объявить комсомольским. Эта идея находит всеобщую поддержку. К сожалению, отдельные работники Министерства сельского хозяйства РСФСР, в частности заместитель начальника Главного управления лесного хозяйства тов. Курносов, почему-то затягивают окончательное решение вопроса.

Время же не терпит. Комсомольский лесхоз должен начать работать этим летом».

Фаттей(Сергей) Яковлевич Шипунов, будущий ученый–биолог и эколог, уже в качестве выпускника академии, добился рассмотрения 28 августа 1958 года этого вопроса в плановой комиссии Алтайского крайисполкома и заручился согласием организации комплексного кедрового лесхоза на базе Кебезенского и Чойского лесхозов в с. Чоя.

В сентябре 1958 года, он был назначен директором Чойского лесхоза.

Фаттей Яковлевич Шипунов
Фаттей Яковлевич Шипунов (1933, с. Топольное Алтайского края — 9 сентября 1994, Санкт-Петербург)

12 декабря 1959 выходит распоряжение Совмина РСФСР об организации на Алтае Горной лесной опытно-производственной механизированной станции, находившуюся в подчинении Главного управления лесного хозяйства. На эту станцию возлагались задачи разработки новых форм интенсивного комплексного использования всех ресурсов кедровой тайги.

Писатель Владимир Чивилихин в очерке «Месяц в Кедрограде» писал: «Кедроградцы? Что за слово новое? Должен сознаться, что название Кедроград придумал я, когда первый раз писал о ребятах, к которым ехал».

Весной 1960 года девять выпускников Ленинградской лесотехнической академии приехали на Алтай. Комсомольцы-добровольцы горели желанием создать уникальное предприятие, которое могло бы бережно использовать всё, что дала природа. В Кедрограде намеревались создать хозяйственный комплекс, состоящий из 14 отраслей.

Вот что писалось в 1960 году в Алтайской правде: «В верховьях рек Уймени и Пыжи, на территории в семьдесят с лишним тысяч гектаров, среди гор и множества речек, по инициативе молодежи намечено создать образцовое комплексное кедровое хозяйство со столицей — Кедроградом. Мечту о нем взлелеяли и сейчас осуществляют ее страстные энтузиасты Фотий Шипунов, здешний, с Алтая, и его друзья по Ленинградской лесотехнической академии. Основная цель хозяйства—сохранение, изучение, правильное использование всех богатств кедрового леса.

Принять участие в строительстве Кедрограда решили студенты Москвы и Ленинграда. Около 120 юношей и девушек Московского авиационного института нынешним летом будут трудиться в девственных лесах Алтая.

3 июля из Ленинграда отправится еще один эшелон с молодежью. На Алтай поедут сто студентов лесотехнической академии имени С. М. Кирова, студенты инженерно-строительного, текстильного, медицинского институтов, университета.

Кедроградцы
На снимке воспитанники лесотехнической академии, которые одними из первых решили поехать работать на Алтай (слева направо), Валентин Чеша, Герман Алексеев и Александр Андреев

А что будет представлять из себя Кедроград? Предполагается, что в ближайшие годы в тайге возникнет 60—70 строений. В течение этого лета намечено выстроить самое необходимое: несколько жилых двухквартирных домиков, конюшню на двадцать лошадей, амбар для шишек, ремонтную мастерскую.

Ленинградские и московские студенты помогут молодым алтайцам в лесоустроительных работах. Ведь надо разбить леса на квадраты, построить дороги, расчистить просеки, провести тщательное обследование всех кедровников.

Заводы Ленинграда помогают отъезжающим инструментами, инвентарем. Заготовлены спальные мешки, палатки, цемент.

— Наши ребята поедут на Алтай не вслепую. Уже многие бывали там, — рассказал начальник штаба шефов Кедрограда Владимир Ульянов, студент лесотехнической академии. — А насчет работы можете на сомневаться: ленинградцы не подведут».

Инициатива выпускников Ленинградской лесотехнической академии нашла отклик у многих людей на Алтае и в стране. В тайгу ехали проверить себя десятки энтузиастов, отовсюду шли посылки с книгами, запчастями, оборудованием.

Например, в Бийске был создан штаб помощи Кедрограду. База механизации бийского треста № 122 отправила кедроградовцам слесарный инструмент, автомобильный трос, электроды.

Комсомольцы «Промвентиляции» сварили печки-буржуйки, «Востоктехмонтажа» дали свёрла и предохранительные стёкла. Молодые работники химкомбината и АНИИХТа изыскали силовой провод, изоляторы, электромоторы, напильники, пилы, зубила, ножницы по металлу, ключи, отвёртки и многое другое.

Но уже первые месяцы существования станции показали, что без необходимых объёмов лесозаготовок чрезвычайно трудно будет организовать стабильную работу коллектива, решить вопрос круглогодовой занятости рабочей силы.

Второй этап существования Кедрограда — леспромхоз в небольшом поселке Уймень, в 27 км от Каракокши утопавший в грязи летом, а зимой — в снегах.

Комсомольско-молодёжному леспромхозу довели план лесозаготовки, занимавший 70 процентов всего объёма валовой продукции, после чего бескомпромиссный, не согласный с масштабными рубками кедра, Фатей Яковлевич Шипунов, покидает Алтай и уезжает в Ленинград.

1960 год оказался удачным для жителей Кедрограда. С этого года в леспромхозе проводятся опытные работы по посеву и посадке кедра. Кедроградцы считают, что размножать его можно только посадкой двух-трехлетних саженцев.

А осень принесла фантастический урожай ореха. Было заготовлено более 100 тонн ореха! Это при том, что «кедроградцы» не имели опыта такой работы и использовали при переработке шишек примитивное кустарное оборудование.

Но вышестоящее руководство, кроме безусловного выполнения плана лесозаготовок, ничего не интересовало. Однако стало очевидным, что орех — один из основных компонентов продукции Кедрограда и может приносить большой доход. Урожай показал и «неисчерпаемую» продуктивность кедровников.

В 1961 году в опытном леспромхозе заложен кедровый питомник, площадь его ежегодно расширяется.

25 января 1961 года распоряжением Совмина РСФСР станция была преобразована в Горно-Алтайский опытный леспромхоз по комплексному использованию кедровой тайги. Директора — Малаховский, Шахворостов, Николай Павлович Жидеев, главный лесничий – Е.В.Титов, главный инженер – В.Ф.Парфенов.

В то же время выделяемые средства на капитальные вложения были сокращены в четыре раза — с 230 тысяч рублей в 1961 году до 57,4 тысяч рублей в 1963 году. К тому же 1962 год оказался неурожайным — орех вообще не уродился.

Тем не менее в 1963 году «комсомольцы строящегося Кедрограда решили нынче сдать государству небывалое количество орехов: пять тысяч центнеров. На помощь им пришли рабочие всех окружающих лесхозов и леспромхозов».

Вот что писала пресса в 1964 году: «Молодые энтузиасты решили доказать, что в условиях Горного Алтая можно вести рентабельное лесное хозяйство, не уничтожая кедровых насаждений. Раньше здесь леспромхоз заготавливал древесину, лесхоз занимался посадкой деревьев, химлесхоз добывал живицу, а промысловое хозяйство — пушнину. Кедроградцы решили, что в тайге должен быть один хозяин, а все производства состоять в едином комплексе.

То, что уже сделано здесь, убедительно говорит об эффективности комплексного использования кедровников. Вот для сравнения некоторые цифры.

В 1960 году всей продукции было выпущено на 179 тысяч рублей, а в 1963 году — на 504,6 тысячи рублей. Соответственно изменилась и себестоимость кубометра древесины: была 7 рублей 54 копейки, в 1963 г. — 5 рублей 41 копейка. Затраты на рубль товарной продукции составляли в 1960 году 1 рубль 13 копеек, а в 1963 г. — 78 копеек.

Леспромхоз получил в 1963 году 78 тысяч рублей прибыли. Это тем более заслуживает внимания и изучения, что остальные леспромхозы Горного Алтая в постоянном долгу у государства. Затраты на рубль товарной продукция в Байгольском леспромхозе — 98 копеек, в Иогачском — 130, в Каракокшинском — 99,6, в Турачакском — 121 копейка. При этом Каракокшинский и Иогачский леспромхозы не выполнили годового плана заготовки леса.

Причина успеха кедроградцев в толково организованном комплексе. Большинство элементов комплекса — сезонные. Заготовка ореха приходится на сентябрь — октябрь, пушнины — на ноябрь — февраль, ягода созревает в августе и сентябре, а подсочка кедра ведется с мая по сентябрь. Заготовка и обработка леса идет круглый год. Территория под лесозаготовки подобрана так, чтобы и получить нужное количество древесины, и не подорвать базу для заготовки кедрового ореха и охотничьего хозяйства.

Кедроградцы разработали технологию рубок узкими лентами. Такая технология, несомненно, имеет преимущество перед оплошными концентрированными рубками. Она не нова, но в условиях гор применяется впервые.

До недавнего времени вся его территория была разбита на участки, закрепленные за штатными охотниками. С границами охотничьих участков совпадали и границы лесных обходов. На одной территории работали два хозяина — лесник и охотник.

Кедроградцы изменили этот порядок. Та часть территории, где работают лесорубы и лесохимики, где много дорог и поселков, закреплена за лесниками. Остальная, представляющая собой наиболее богатые охотничьи угодья, распределена между охотниками. Более половины состава лесников сокращено.

Охотники вошли в состав лесничеств. В план лесничеств входят теперь заготовка пушнины и проведение биотехнических мероприятий. Такая перестройка дает опытному леспромхозу ежегодную экономию в 16 тысяч рублей.

Принцип комплексного ведения хозяйства, когда интересы одного производства сочетаются с интересами другого, открывает богатые возможности для разумного использования кедровников. Промышленные заготовки древесины должны вестись с учетом лесохозяйственных и лесовосстановительных мероприятий, орехового и охотничьего промысла.

…Опыт, накопленный кедроградцами, не распространяется. Да и сам опытный леспромхоз находится на положении пасынка. Было время, когда Кедроград подчинялся непосредственно Главлесхозу РСФСР. Тогда были отпущены большие средства на промышленное и жилищное строительство, необходимая техника, послана экспедиция для обследования кедровых насаждений.

Сейчас дела пошли намного хуже. (Леспромхозы в Уймене, Иогаче и Яйлю вошли в систему Министерства лесного хозяйства РСФСР – Е.Г.).

Все приходится «вырывать» с трудом. Работа подчас тормозится из-за недостатка горючего, шин. Машины стоят, продукция не вывозится.

Излишним сочло управление и организацию в леспромхозе научно-исследовательской лаборатории по изучению кедра, о которой с самого начала мечтали кедроградцы».

Весной 1964 года Кедроград переводится в пос. Иогач, а леспромхоз был переименован в Горно-Алтайский опытный леспромхоз по комплексному использованию богатств кедровой тайги.

В 1965 году «Города нет. Нет даже городишка, о коем смущенно проговаривается В. Чивилихин в статье «Пятилетие Кедрограда». Есть пока еще не очень благоустроенный, но расположенный в живописном месте, на международной туристской трассе поселок Иогач.

Есть Горно-Алтайский опытный леспромхоз по комплексному освоению кедровой тайги. Так официально называется хозяйство.

До сих пор находится немало людей, пытающихся по-своему определить задачи опытного леспромхоза. Одни считают его научно-исследовательским учреждением. Отсюда лозунги: «Даешь конструкторское бюро, лаборатории, специальные ассигнования! Никакого производственного плана! Чистые опыты, чистая наука!».

Кое-кто до сих пор вынашивает планы освобождения опытного предприятия от лесозаготовок: это, мол, противоречит духу сохранения кедра...

К сожалению, над руководителями хозяйства довлеет идеология иждивенчества. Она сказывается во всем — от требования сократить план до нежелания утеплить столярную мастерскую. За жаркими разговорами о комплексах здесь забывают об элементарных вещах, нарушается технологическая дисциплина, не находит развития низовой хозрасчет, резервы самого производства остаются втуне.

Такой насыщенности инженерно-техническими кадрами, какую имеет Горно-Алтайский опытный леспромхоз (здесь 20 инженеров и столько же специалистов со средним образованием), нет ни в одном лесном предприятии края, и за его пределами немного найдешь подобных.

А здесь при такой мощной инженерной прослойке не чувствуется, чтобы техническая мысль пронизывала поры производственного организма. В таежном предприятия утверждается кабинетный стиль руководства, никак не вяжущийся с теми задачами, которые призван решать коллектив.

Ремесленничество и кустарщина не колют глаз техническим руководителям. Их не волнует, что более десятка женщин в течение года по старинке — топором рубят огромные чурки на дрова для электростанции и сушилки цеха хвойно-витаминной муки. А ведь есть механический колун! Ручной труд преобладает на установке для производства пихтового масла.

Руководителей не волнует, что подсочка с химвоздействием, применяемая в других — не опытных! — леспромхозах, никак не приживается в Иогаче. Непонятно сопротивление внедрению новой техники, в частности, воздушно-трелевочных установок. Эти установки отлично действуют в горах Кавказа и на Карпатах. Надо только тщательно изучить и перенять имеющийся опыт.

Часто можно услышать, что лесокультурные работы слабо механизированы. Возразить трудно. Но вот что обидно: до сих пор стоит на усадьбе неопробованной новая лесопосадочная машина. Весна близка. Во время посевной страды поздно будет учиться механизированным посадкам, бери в руки мотыгу...

Здесь стали привычными нарушения трудовой и государственной дисциплины».

В 1970 году Горно-Алтайский опытный леспромхоз по комплексному использованию богатств кедровой тайги переименован в комбинат - ГАОЛК. К нему был присоединён Телецкий лесхоз, а в Яйлю обосновалось лесничество. Лесоучасток в Уймене перешёл в Кара-кокшинский леспромхоз.

«Кедроград» как слово, вместе с мечтами юношей и девушек о рождении рентабельного хозяйства без масштабного уничтожения кедрачей, выходило из обихода...

В 1988 году был в прессе опубликован следующий монолог почему-то безымянного(?!) местного механика: «Хотите знать, как Кедроград закрывали? Так вот, собрали раз кедроградцев в библиотеке. Ученые, чиновники из министерства понаехали, руководство из Горно-Алтайска и Барнаула. Журналистов на совещание не пускали.

Начальник управления сразу быка за рога: «Хватит с кедром нянчиться, пора планом заняться». Кедроградцы ему свое: нельзя к кедру — царю тайги как к обычному дереву подходить, использовать надо всё — и орех, и травы, и пушнину. Ученые их поддерживают, только что-то не очень смело.

А руководство слушать не хочет, строжится, шумит. И вдруг отчетливый такой щелчок. Это напряжение в сети упало, и магнитофон, который кедроградцы под стол поставили, отключился.

Организаторы заволновались: «Кто запись ведет? Зачем?». Чувствую, сосед в бок толкает: «Будь другом, ленту незаметно вынеси, там человек дожидается». Встал я потихоньку и — за порог. А там — Чивилихин, он в прессе тогда Кедроград здорово защищал. Запись взял, в машину вскочил и укатил.

Возвращаюсь, в библиотеке допрос идет. Узнали, кто запись увёл, за голову схватились: «Любой ценой задержать». А связь никудышная, так его и след простыл. Говорят, он с пленкой на прием в Совмин ходил. Бился человек, доказывал. Нашим, конечно, влетело, да что толку. Кедрограда нет, кедра с той поры вон сколько позагубили».

Кончилась кедроградская эпопея тем, что управление во главе с В. Вашкевичем экономически задушило хозяйство комсомольцев. Рассказывают, что еще долгое время он, заканчивая какое-либо совещание, напутствовал лесорубов такой фразой: «И поменьше чивилихинщины!». То есть жалости к кедру.

А «Кедр в Сибири... по-прежнему рубят в устрашающих размерах. Каждый год сплошь оголяется около пятидесяти тысяч гектаров кедровой тайги. И я не могу больше об этом писать: чем больше пишешь, тем злее кедр хлещут»,— горько признавался Владимир Алексеевич в 1979 году. Мы же, девять лет спустя, с той же горечью повторяем его слова. Кедр как уничтожали, так и уничтожают.

Лакомым, но запретным куском для лесорубов долгие годы была Пыжинская орехопромысловая зона, находящаяся под защитой Совмина РСФСР. И именно туда, в золотую Пыжинскую тайгу хотелось влезть лесокомбинату с бензопилами и тракторами-трелевщиками. И способ они нашли.

Вот что об этом рассказывает в журнале «Сибирские огни» №6 1987 г. бывший кедроградец, навсегда связавший свою жизнь с Телецким озером, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник биологического института СО АН СССР Собанский Генрих Генрихович: «Тогда на помощь, как это у нас нередко бывает, когда надо найти обоснования для бесцеремонного вторжения в природу, была призвана наука...

Научный сотрудник Новосибирского отдела леса Красноярского института леса и древесины СО АН СССР (тогда еще кандидат сельхознаук) В. Воробьев, к тому времени уже более десятка лет изучавший на средства краевого управления плодоношение кедра, быстро переориентировался и начал, опять же на деньги лесозаготовителей, искать возможности рубок в орехопромысловой зоне... Все «биологические основы ведения лесного хозяйства в орехопромысловой зоне» В. Воробьёв благополучно свел к вырубке кедровников, то есть сделал именно то, что от него ждали лесозаготовители».

И началось «пиршество» лесорубов в лучшем кедраче страны. Общественность края забеспокоилась. В газетах в журналах появились статьи в защиту алтайского кедра. Горно-Алтайский облисполком принял постановление «О состоянии и мерах по дальнейшему развитию лесного хозяйства области», где защищает уже напрочь вырубленные некогда водоохранные кедровые массивы и реки, несущие теперь в Телецкое озеро ил и порубочные остатки с лесосек.

Следует заметить, что В. Воробьев разработал «рубки ухода за плодоношением кедра» и, хотя с научной точки зрения эти рубки не выдерживают критики, они были разрешены и благодаря им Пыжинские кедровники рубят до сих пор, и уже почти все они вырублены.

Основная причина неудачного исхода эксперимента заключалась в негативной позиции госхозяйственного аппарата, отрицательно относившегося к идее ограничения объема вырубки кедра, что противоречило приоритетам хозяйственной политики государства в те годы.

Наиболее значимыми результатами практической деятельности Горно-Алтайского опытного леспромхоза является внедрение в лесовосстановительное производство научно обоснованных методов посадки кедра.

Лидеры движения принимали активное участие в разработке рекомендаций и нормативных актов по сбережению кедровых лесов.

Во многом благодаря усилиям «кедроградцев» Совмин РСФСР принял 07.02.1966 постановление, сыгравшее благотворную роль в улучшении хозяйствования в кедровых лесах. Его следствия проявились в прекращении перерубов, расширении масштабов лесовосстановительной деятельности и сокращении разрыва между площадями вырубок и посадок кедра.

1984 год. Прошло двадцать лет… В Уймени продолжают жить и трудиться создатели Кедрограда и продолжатели их дел. Работает лесничим в Уймени ветеран Кедрограда И. И. Пастухов. Лесничий Е.В.Титов, который уехал из Уйменя в 1964 г., а в 1966 г. приехал в Иогач, в Телецкий стационар Биологического института, работал там несколько лет, защитил кандидатскую диссертацию и уехал в Воронеж.

Наследники кедроградцев стремятся оставить потомкам кедрачи более высокого качества, чем получили их от природы. Ежегодно кедр высаживается на площади в 650 гектаров. Это больше, чем его вырубается. Причем посадки ведутся по свежим вырубкам. Семена берутся с деревьев улучшенных наследственных свойств.

Одновременно создаются кедровые сады у поселков. Например, у Каракокши кедр высажен уже на площади более ста гектаров.

На опытных участках ученые заставляют кедр плодоносить уже в семидесятилетнем возрасте.

В 60-е годах XX века советский зоолог и эколог, академик АН СССР Станислав Семёнович Шварц написал, что лес больше влияет на климат, чем климат на лес. Подтверждением этой точки зрения ученого может служить хищническая вырубка кедровников Горного Алтая.

Слухи и факты

В эпоху пляски на развалинах СССР и поисками самооправдания за содеянное В.Ф. Парфенов опубликовал, что в 1961 году кедроградцы ели собак ввиду голода, который возник, якобы, в связи с задержками финансирования.

Г.Г. Собанский, приехавший в июне 1962 года работать в Уймень, многие годы общавшийся со всеми жителями, рабочими и служащими, в первую очередь кедроградцами, о подобном факте не слышал ни от кого, ни разу. Люди в те времена жили нормально, а местные жители выращивали картошку, едва ли не тоннами. А множество охотников посёлка, державшие лаек, дорожили ими...

© Е.Гаврилов, 27 января 2017 года. Ссылка на сайт обязательна!

Источники