Серенко Никита. Большаком - Алтай Туристский. Туристический портал

Серенко Никита. Большаком

Никита Васильевич Серенко 

Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1948 года: "За получение высоких урожаев пшеницы и ржи при выполнении колхозом обязательных поставок и натуроплаты за работу МТС в 1947 году и обеспеченности семенами зерновых культур для весеннего сева 1948 года присвоить звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот»:
Серенко Никите Васильевичу — председателю колхоза «Страна Советов» Угловского района, получившему урожай пшеницы 31,2 центнера с гектара на площади 104 гектара..."

Никита Васильевич Серенко (12.07.1901  - 1989, Барнаул) родился в селе Озерно-Кузнецово Угловского района Алтайского края. С двенадцати лет работал по найму у зажиточных крестьян.

В 1920 году вступил в ряды бойцов Красной Армии, принимал участие в разгроме полчищ Врангеля. После демобилизации работал в личном хозяйстве.

С 1931 года трудился в колхозе «Страна Советов» Угловского района на разных работах, в 1933—1937 годах — бригадиром полеводческой бригады. Затем колхозники избрали его председателем колхоза. Участвовал в Великой Отечественной войне, а потом вновь возглавлял родной колхоз.

В послевоенные годы приложил немало сил и организаторских способностей, чтобы восстановить ослабевшее хозяйство. Твердая воля, трудолюбие, умение убедить людей и мобилизовать на ударный труд позволили Никите Васильевичу в короткий срок добиться высоких и стабильных урожаев, повысить продуктивность общественного стада, вывести колхоз в передовые.

По состоянию здоровья в 1959 году ушел на пенсию. Однако продолжал оказывать коллективу посильную помощь, передавал молодым руководителям накопленный опыт, выполнял обязанности общественного инспектора-полевода.

Член КПСС с 1940 года.

Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, делегатом III Всероссийского съезда колхозников.

Награжден тремя орденами Ленина, орденами Красной Звезды и «Знак Почета», медалями.

I.

Большую жизнь прожил Никита Васильевич. Юношей ушел в партизаны к Ефиму Мамонтову, затем был призван в Красную Армию, участвовал в легендарном штурме Перекопа, в великую Отечественную войну служил сапером. Расчищая минные поля для прохода своих войск, не раз попадал под вражеский обстрел. Поврежден позвоночник, перебита правая рука.

Теперь, на седьмом десятке, раны дают себя знать. Года три тому назад Никита Васильевич ушел на пенсию — трудно стало руководить хозяйством. А человек он — неистощимой энергии. На его груди, рядом с воинскими наградами, поблескивают награды за трудовые подвиги. Пройден красивый жизненный путь, полный забот, горения, напряженных усилий.

Одно обстоятельство все время мешало ему на этом пути. В детстве ему не пришлось побывать в школе ни одного дня. Переселенческая семья Серенко была одной из самых бедных в селе Озерно-Кузнецово. Отец батрачил тринадцать лет, прежде чем обзавестись своим хозяйством. С детских лет стал батрачить и Никита. Об учебе на могло быть и речи.

Но позднее... До сих пор он ругает себя за то, что не пошел учиться в начале двадцатых годов, когда вернулся из Армии.

Откуда мог знать простой крестьянин, что ему предстоит стать руководителем большого коллективного хозяйства, общественным и государственным деятелем? Как мог догадаться бывший батрак, что У него когда-нибудь проявится очень нужный людям талант организатора?

II.

В первые годы после коллективизации Озерно-Кузнецовская сельхозартель попала в руки безответственных руководителей. Не успев окрепнуть, хозяйство таяло на главах.

Никита Васильевич работал тогда в шорной мастерской колхоза. С болью в сердце смотрел он на то, как гибнет добро, внесенное односельчанами в артель.

Но вот партийная организация, усиленная за счет вновь принятых активных колхозников, начала наводить порядок. Никиту Васильевича назначили бригадиром полеводческой бригады. Выбор пал на него потому, что он был известен на селе, как большой трудолюб. Собрал он колхозников и, смущаясь и робея, сказал:

— Ну, вот что... Вступили в колхоз, отступать не будем. Трудно придется, это нам понятно, только наши руки все сделают.

До сих пор пожилые колхозники помнят весну тридцать третьего года, когда за дела в бригаде взялся Никита Васильевич Серенко. Он сразу приобрел авторитет своей сердечностью, справедливостью, не признающей препятствий энергией.

Колхозник Карл Демьянович Ларин рассказал однажды:

— Мы всей бригадой сразу почувствовали твердую руку, правильное направление и за работу взялись дружно. А какие трудности пришлось испытать! Лошадей осталось мало, да и те — смотреть не на что. Привели мы на поле своих коров, приучили их в борозде ходить. Пахали и сеяли днем и ночью. Никита Васильевич ходил за плугом наравне с нами и успевал еще бригадирские дела исполнять. Ночами ходил с фонарем по полям — проверял качество работы. Однажды пахали глубокой ночью. Спать хочется. Я говорю Романову: давай-ка, вздремнем малость. Он показывает вдаль: «Видишь фонарь? Бригадир не дремлет». Под утро смотрим, фонарь горит, а бригадира нет, — на другом поле боронит.

Сам Серенко спал мало. Вот так работали. Зато и урожай в том году вырастили! С государством рассчитались, семена засыпали и сами получили вволю.

Четыре года Серенко трудился бригадиром. Он вывез на поле пустовавший кулацкий дом и одним из первых в крае создал полевой стан. Продуманно организовал труд людей. Ввел настенный табель, чтобы каждый колхозник видел, сколько он выработал. Тогда это было новинкой в колхозном производстве. Установил распорядок дня: время выхода на работу, время отдыха, ухода за тяглом.

Так проявлялись у Серенко способности организатора. Бригада, окрепшая, сплоченная, закаленная в трудностях, стала передовой в районе.

Никиту Васильевича, по рекомендации партийной организации, колхозники избрали своим председателем. Тогда он был еще беспартийный, в партию вступил позднее.

Серенко принял хозяйство: молочнотоварную ферму — семь дойных коров, овцеводческую ферму — 35 овец, несколько сот гектаров посева и несколько десятков лошадей. Вот и все. Зато на помощь пришла машинно-тракторная станция.

До 1960 года руководил Никита Васильевич хозяйством, с двухлетним перерывом во время войны. Колхоз «Страна Советов» рос и экономически укреплялся из года в год. Посевные площади были доведены почти до 12 тысяч гектаров.

Лет двенадцать тому назад Серенко говорил:

— Моя мечта — увеличить сдачу зерна государству до трехсот тысяч пудов с каждого урожая.

После подъема целины колхоз сдавал стране до 580 тысяч пудов в год. Урожай пшеницы на круг достигал 18—20 центнеров с гектара. Годовые доходы возросли до десяти миллионов, в том числе свыше двух миллионов давали молочнотоварная ферма, многотысячная тонкорунная отара и птицеводческая ферма. Колхоз приобрел десятки тракторов, комбайнов, автомашин, построил маслобойный завод, множество жилых домов, животноводческих помещений.

Такой она стала могучей, сельхозартель «Страна Советов» перед тем, как по решению колхозников ее влили в Угловский совхоз.

Очень важным условием непрерывного роста хозяйства было умелое руководство им.

III.

В шесть часов утра он уже был в конторе. Так продолжалось многие годы изо дня в день. Раньше его выходили на работу разве только доярки, да и то лишь в летнюю пору. День у него был всегда до предела занят. Привычка ценить время выработала у него быструю походку. Из конторы он направлялся к скотным дворам, или садился летом в ходок, зимой в кошевку и ехал в бригады, на отдаленные животноводческие стоянки. Во время сева или уборки урожая его невозможно было застать в конторе. Степные весенние ветры, особенно по ночам, бывают холодными, поэтому Никита Васильевич все время, пока шли полевые работы, носил шапку. Если он появлялся на улицах села в фуражке, колхозники, улыбаясь, говорили:

— Значит, сев закончен.

Главной своей заботой он считал подбор кадров. На каждом участке производства старался поставить людей надежных в деловом и моральном отношении. Сам энергичный, деловитый, безупречно честный, Никита Васильевич такие же требования предъявлял к своим, заместителям, бригадирам, заведующим фермами. Великолепно зная людей, он безошибочно подбирал руководителей производственных участков, скотников, чабанов. Для каждого человека в колхозе находилась работа по его способности. И это обеспечивало успех дела.

Колхозную копейку Никита Васильевич умел считать, экономно использовать. На одном из совещаний колхозного актива в пятидесятом году, выступая по поводу ошибки работников молочнотоварной фермы, которые неправильно использовали осенние выпаса, он говорил:

— Зачем нам сейчас скармливать заготовленный корм, когда еще есть выпаса? Бесхозяйственность и мотовство — наши злейшие враги. Один бестолковый руководитель может свести на нет труд целого коллектива.

Он старался наиболее выгодно использовать для развития хозяйства местные природные условия, с учетом многолетнего крестьянского опыта и достижений сельскохозяйственной науки.

Местные жители издавна сеяли пшеницу, разводили скот мясомолочного направления и занимались овцеводством. Эти отрасли хозяйства и в колхозе стали доминирующими.

Поля колхоза раскинулись в развилке ленточного бора. Летом здесь как в трубе дуют сухие ветры. В этих условиях необходима постоянная борьба за влагу. В сельхозартели применялись щиты для задержания снега, снегопахи, весной — катки на всей вспаханной зяби. В сороковых, да и в пятидесятых годах были нередки случаи, когда специалисты земельных органов давали для всех хозяйств прямые указания начинать весенний сев тогда-то, заделывать семена на такую-то глубину. Никита Васильевич эти директивы читал, к мнению конторских специалистов прислушивался, но делал, посоветовавшись с людьми, как подсказывал опыт. Сев производился всегда с таким расчетом, чтобы не упустить весеннюю влагу. Причем, семена пшеницы, как правило, заделывались на большую глубину — от 8 до 10 сантиметров. Чем глубже заделаны семена, тем лучше используют растения накопленную в почве влагу.

— Пшеница мелкого посева, — говорил Никита Васильевич, — выскакивает из земли быстро, зелененькая, ровненькая, жизнерадостная. А та, что заделана глубже, всходит позднее, тоненькая, как будто измучилась, пока пробивалась наверх. Зато потом, несмотря на засуху, так раскустится, — кажется, удержу нет. А посеянная мелко начинает при суховеях свертываться, желтеть. И, конечно, урожай разный: при глубоком посеве тридцать зерен в колосе, при мелком — до пятка. Вот почему мелкую заделку семян мы отвергаем и сеем так, как полезнее, выгоднее.

Всегда и во всем Серенко поступал так, как выгоднее для страны, для общественного хозяйства. Грубошерстную отару овец заменил в колхозе тонкорунной. Это дало огромный рост прибыли от овцеводства. На полях артели хорошо родится подсолнечник. Почему бы не использовать это для увеличения артельных доходов? Расширяются посевы подсолнечника, в колхозе строится маслобойный завод, принесший сотни тысяч рублей в колхозную кассу.

IV.

В контору колхоза быстро вошел шофер единственной в колхозе легковой машины. Никита Васильевич сказал ему:

— Срочно вези М. в больницу, в Углы.

— Но вы же сами хотели ехать на машине.

— А роженица, что, подождет? — строго спросил Серенко. — Не медли. Я обойдусь подводой.

Шофер повернулся, вышел.

Забота о людях — не показная, а настоящая, — стала внутренним свойством этого человека. Он беспокоился о том, чтобы трудодень был полновесным, чтобы в свободные часы люди могли хорошо отдохнуть. Для этого построен клуб, оборудована библиотека, на всех полевых станах и отдаленных животноводческих стоянках созданы физкультурные площадки, красные уголки с газетами, журналами, радиоприемниками.

Никита Васильевич не мог терпеть, когда кто-либо из колхозников и тем более из руководящих работников артели пытался переложить свою вину за ошибки и промахи на других. Он учил своих заместителей, бригадиров, заведующих фермами быть честными перед людьми. Дал слово — сделай. Он имел полное моральное право учить этому, потому, что сам поступал только так. И за свое трудолюбие, умение руководить, за свое бескорыстие и честность пользовался среди колхозников высоким авторитетом и уважением.

Третий год Никита Васильевич на пенсии. Но он не оторван от жизни. Насколько позволяет здоровье, Герой Социалистического Труда Никита Васильевич Серенко продолжает работать. Он — общественный контролер по качеству полевых работ. Его советы и опыт ценят и используют рабочие, специалисты и руководители Угловского совхоза.

Никита Васильевич Серенко до последнего оставался в строю. Он всю жизнь шел большаком, не сворачивая на кривые тропы...

Источники:

1. Алтайская правда, 1963 г. 2. Самотохин В. М. Трудовая слава Алтая. — Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1985. — 224 с.

Материал подготовил Е. Гаврилов, 13 сентября 2015 год.