История села Чепош

От истоков до советского времени

Издавна в районе реки Чепош кочевали алтайцы. В начале ХХ века в этих местах ещё жил шаман Баланди, сеок джaрык, 30 лет, из черневых турок. Его покровителями по линии отца были: Куибадяк, Кёгёди (шаманка), Бакы, Адару, Адагааш, Сарыук, Джарынaк, по линий бабушки Тилаак: Кана, Кажагдаи (шаманка), Таджада, он же Курагдаш и четыре брата, сыновья Тобока: Икааш, Джёдик, Тадужаак, Тарлаак.

Но алтайцы этих мест выдающимся шаманом считали Таштана, потому что последний имел, по их словам, много духов. Анохин Андрей Викторович писал: «Старик Кортычак, отец Баланди, однажды, слушая камлание Таштана, был поражен количеством его кёрмёсов».

Село Чепош
Село Чепош. Фото Е. Гаврилова

Швецов Сергей Порфирьевич сообщает, что в начале 60-х годов XIX века в этих местах «поселилось 14 семей староверов из деревни Шульгин лог Алтайской волости и начали производить захваты инородческих земель и теснить калмык, которые обратились за помощью к миссионерам.

В результате, с одной стороны, переход этих калмык в православие и образование миссионерского стана, а с другой – выселение крестьян обратно к себе в деревню».

Летом 1868 года Барнауле новый начальник Алтайской духовной миссии, архимандрит Владимир участвует в деле о самовольном заселении раскольников на устье р. Чепоша и о выдворении их оттуда.

23 сентября 1868 года Владимир прибыл в Чепош. Сначала, он жил в палатке. «Погода была ненастная: то дождь, то снег, а в особенности донимал нас холодный ветер. А тут еще питание самое скудное: чай и сухари, и больше ничего. И помёрзли же мы, и поголодали!

Холод наконец так нас донял, что мы решились перейти на жительство в юрты. Как хорошо мы почувствовали себя, когда перешли в новое помещение: сразу все повеселели. После палаток юрты эти показалась нам в это время дороже всякого дворца.

К довершении нашего удовольствия из Чемала один инородец привез нам более питательную провизию, а из д. Еликманара привезли для монашествующих рыбы и кочан капусты. Сварили мы щи, а они показались нам так хороши, каких мы никогда не едали».

Вот выдержки о первой литургии в Чопоше:

«29 сентября. Первая православная литургия, первая бескровная жертва в юрте на языческом и раскольничьем Чопоше! Еще с вечера, благодаря усердию и находчивости П. И. Макушина, уставлено было очень удобное дерево дли иконостаса. Утром рано развесили и украсили иконостас—из двух полос желтой шелковой ткани с напечатанными иконами, и такой же, с изображениями, завесы. В большой юрте алтарь вышел пространный, и пред алтарем осталось места довольно, так что в церкви поместилось вместе с приезжими до 50 человек.

Большим украшением для алтаря послужили, кроме иконы Распятия, больше десяти раскрашенных картин священной истории (Шнорра), развешенные по запрестольной стороне юрты. От престола до диаконского местa раскинут был нарочно привезенный из Улалы хороший ковер. Церковь—юрта наполнилась богомольцами. Пение опытных певцов и певиц с хорошими голосами, на алтайского языке…». В Чепоше о. Владимир крестил 47 человек алтайцев.

В 1870 году (в одном из отчётов Алтайской духовной миссии не верно указан 1860 год) близ устья реки Чепош был построен молитвенный дом в память Воскресения Христова с иконостасом, пожертвованным княгиней Репниной.

С 1871 по 1893 г. здесь находился центр Чемальского миссионерского отделения, Чепошский стан. Первым миссионером Чепоша был иеромонах Макарий(Невский).

«Открытое место в Чопошах в то время сплошь было покрыто сосновым бором; жалкие аилы инородцев можно было найти только по дыму, который вился из них среди леса. О. Макарий остановился в маленькой избушке против церкви... Здесь у него в 1872 году целое лето прожил прибывший из Москвы студент Константин Соколов (позднее Иннокентий Епископ Бийский), как он сам передавал нам, его из Улалы «послали сюда посмотреть и поучиться у о. Макария». Вместе с Соколовым о. игумен постоянно ходил по аилам, учил новокрещеных, пел с ними.

Вскоре выстроен был большой дом, о. Макарий открыл школу и при ней общежитие, жило человек 10—12. В одной комнате помещалась школа, в другой спали на нарах ученики; у о. Макария была небольшая проходная комнатка, впрочем и здесь он мало жил, отдавая все свободное время своим питомцам…(Дом этот в Чопоше впоследствии перевезли в Чемал).

Чепошинская школа является началом катехизаторского миссионерского училища; вместе с собой Макарий перевёл ей сначала в Улалу, а потом в Бийск...»

В 1864 году Алтайская духовная миссия посылает Макария (Невского) в Петербург для печатания алтайских текстов в синодальной типографии. Проездом в Петербург он знакомится в Казани с ориенталистом Н. И. Ильминским, с которым быстро сближается. В 1867 г. Макарий был приглашен Ильминским сотрудничать с ним, и в 1868—1869 гг. он жил в Казани. Здесь он хорошо изучил «систему Ильминского» и впервые её применил в 1869 г. в Чепоше, в устроенной им школе, по возвращении на Алтай.

В 1873 году школу посетил томский губернатор А. П. Супруненко. Восхищенный ответами учащихся, он ходатайствовал вскоре о награждении орденом св. Анны инициатора и «руководителя училища игумена Макария», а пока же он преподнес учителю «собственный знак такого отличия».

Осуществление русификаторской системы на Алтае по Ильминскому требовало развития и особой постановки школьного дела. В школах алтайцев стали учить чтению и письму по-алтайски, что весьма ускоряло процесс обучения грамоте.

В 1875 году центральное миссионерское училище с пансионерами, по случаю капитального исправления и распространения дома, временно перемещается в с. Чепош.

В начале 1876 года, по устройстве училищного дома, миссионерское училище опять было переведено в главный стан миссии в с. Улала.

В 1882 году в чепошскую школу вместо В. Смольянникова переведён из усть-башкаусского стана алтаец Г. Суртаев.

В 1885 году учителем в школе с. Чепош был Павел Кучуков. В школе училось 7 мальчиков и 6 девочек.

В 1886 году в селе Чепош жило четыре русских мужчины и восемь женщин. Оседлых алтайцев жило 114 мужчин и 114 женщин. Православных среди жителей мужчин — 120, женщин – 125, некрещёных мужчин — 110, женщин – 102.

В 1888 году на место уволенного от должности учителя Чопошской школы Павла Кучукова перемещён учитель начальной школы при Бийском катехизаторском училище Михаил Петров.

Чепош
Чепош. Детский сад. Фото Е. Гаврилова

В 1889 году в Чепоше находится стан миссионера, молитвенный дом в память Воскресения Христова, дома миссионера и псаломщика. Жителей 264, в том числе инородцев кочевых 237, русских 27. Народонаселение за 10 лет увеличилось на 63 человека.

Вот описание села, сделанное в 1890 году. «…Есть дома и домики новокрещеных, расположенные в уличном порядке. Русских здесь нет; но новокрещённые живут по-русски: русская одежда, русский домашний обиход; не говоря о хлебопашестве, которым они, правду сказать, занимались ещё некрещеными. Таков Чопош теперь. …Здесь был пустырь, когда мы приезжали сюда впервые с миссионерской проповедью. Кочевавшие в этом месте алтайцы вежливо, через депутацию, спрашивали нас: что нам нужно? Если лошадей под приезд, говорили они, то они будут сейчас готовы. Это было азиатски – деликатное выражение желания кочевников, чтобы мы скорее уезжали от них…»

...В мае 1891 года в вершине Чопоша «удавился старик Мегедек, живший состоятельно и имевший большое семейство. Мы полюбопытствовали о причине самоубийства старика, который считался человеком разумным и пользовался уважением у окрестных жителей. Нам сказали, что Мегедек за последнее время постоянно ссорился с женою умершего сына, и дело у них доходило даже до зайсана...»

12 декабря 1891 года с. Чепош посещает новый начальник миссии, Преосвященнейший Владимир, епископ Бийский. Владимир «провел в храме около двух часов, служа молебен Господу Иисусу Христу и Его Пречистой Матери, поучая и благословляя народ и испытывая в познаниях учеников Чопошской школы». Вечером он подробно беседовал с священником Петром Бенедиктовым о нуждах стана и новокрещеных.

В 1892 году П. Бенедиктов, священник Чемальского отдела Алтайской духовной миссии, описал два городища около с. Чепош: «Около Чепоша, на берегу Катуни есть место, где заметны следы древнего городища или военного лагеря: заметны вал и ров, окружающие это место.

Говорят, таких мест много в нашем отделении». Далее П. Бенедиктов пишет еще об одном месте у Чепоша в виде большого круга, образуемого довольно глубокой канавой, как бы от юрты сказочного великана. Согласно записанной им легенде, канаву протоптал богатырский конь, ходивший по кругу на приколе».

Современные поиски и исследование описанных П. Бенедиктовым объектов полностью подтвердили их отнесение к рассматриваемой категории памятников – городищам, т.е. остаткам древних укрепленных поселений.

В 1893 году Чепошинская деревня насчитывает 42 крестьянских и 4 некрестьянских двора. В них проживает мужчин — 114, женщин – 110, церковь во имя Вознесения Христова, миссионерское училище и перенесён стан из Чепоша в Чемал.

В 1895 году в начальной Чопошской миссионерской школе обучался один ученик из алтайцев и некрещеных.

В 1896 году село Чепош относится к 1 алтайской дючине. В селе признают, что раздел на паи произведён, раз навсегда, что он закрепил участки за теми, кто их захватил ранее. Неравномерность, которая должна через некоторое время после передела наступить, сглаживается дальними сенокосами, пользование которыми и тут и там остаётся прежним, т.е. захватным.

Собирается «сельских поборов» на содержание: междуждворной гоньбы — 30 руб., земской квартиры — 14 руб., жалование сельскому писарю 20 руб., церковных сборов 2 руб., на просвирню 2 руб. 10 к. руб., канцелярских 3 руб., «других» поборов 5 руб. 30 коп. Итого 76 руб. 40 коп.

На «годную душу» оклада по 1 р. 82 к., но сверх денежных сборов, взимается ещё натурой по ½ сажени дров на церковь и по ½ сажени дров на училище с души, что в общем составит на всё селение 42 сажени дров…

В Чепоше после двух посевов земля отдыхает года три, после отдыха новые посевы в течение двух лет, сменяемые новым отдыхом лет на пять, и т.д.

Чепош
Чепош. Средняя школа. Фото Е. Гаврилова

В 1897 году путешествовавший в этих местах Сапожников Василий Васильевич оставляет следующие наблюдения: «Ближе к Чепошу второй бом значительно длиннее; здесь дорога идет по скалам, имея с одной стороны обрыв в Катунь, с другой — косогор, заваленный крупными камнями; иногда дорога поднимается метров на 15-17 над водой.

Особенно широкой делается долина близ устья р. Чепош, где стоит селение того же названия. Выше устья Семы долина значительно расширяется и селение расположено на ровной площади, запертой крутыми склонами гор. От Чепоша до Узнези 12 вёрст, сначала ровной долиной, а потом бомами; можно проехать на тележке, но в виду бомов перед Узнези лучше верхом».

В начале 1900-х в Чепошском стане штатно служил второй священник Чемальского отделения.

К 1900 году молитвенный дом Чепоша обветшал (по некоторым сведениям сгорел) и жители приступили к построению нового храма. Строили церковь на свои средства, отдавая последние гроши. Жители Чепоша собрали на постройку храма главную сумму — около 1500 руб. Были крупные вклады Макария(Невского), от миссии, от частных благотворителей, «из которых упомянем о г. Милютиной, пожертвовавшей железный золоченый крест, стоимостью в 200 руб., о В. М. Рыбакове, даровавшем колокол». Храм вышел светел и очень вместительный, гораздо вместительнее прежнего Чемальского. Строился храм около трёх лет.

В 1902 году учитель чепошской школы Иван Тюмаков переведен в Кебезенскую школу.

25 января 1903 года в Чепош прибывает Преосвященнейший Макарий, Епископ Томский и Барнаульский, для освящения вновь выстроенного храма. «Село обильно лесом и считает до пятидесяти дворов жителей. Чопош исключительно состоит из новокрещеных; русских в нем не более 5 семей».

«Владыка подъехал прямо к новому храму и был встречен по чину священнослужителями, а чопошцы с хлебом и солью встретили любимого иерарха у врат храма. Взойдя на солею, Его Преосвященство на алтайском языке в теплых и сердечных словах приветствовал своих первых пасомых и выражал отеческую радость за своих детей по случаю сооружения ими благолепного храма. Приложивши всех ко кресту, Владыка проследовал в здание школы, где ему было приготовлено помещение.

Бдение началось в пять часов вечера. Владыке сослужили шесть священников: благочинный миссионерских церквей, Бийский уездный наблюдатель церковно-приходских школ и миссионеры: Чемальский, Мыютинский, Чолышманский и Чуйский. Пел соединенный хор певчих из сёл Александровского, Чемальского и Чопоша. Богослужение отправлялось преимущественно по-алтайски...

Умилительное зрелище представляло это торжественное богослужение маститого иерарха среди первой своей паствы. Пели певчие, наученные искусству пения учениками Владыки, служили пастыри—алтайцы, ученики того же Владыки, богослужение отправлялось на алтайскою языке по его переводам, молилась в храме им уловленная из язычества просвещенная паства и её дети, освящался храм, при его помощи воздвигнутые. Словом, все, что совершалось ныне, было делом рук Преосвященнейшего Макария, плодом его многолетних трудов...

26 января в 7½ часов утра началось освящение храма. Накануне до позднего вечера и утром рано со всех сторон съезжались на освящение храма новокрещеные, русские и калмыки. К началу богослужения в храме не осталось уже свободного уголка, полны были паперть и крыльцо.

Пред началом крестного хода народ вышел на улицу и живой стеной окружил храм. Когда святитель с сонмом сослужащих в предшествии св. икон и хоругвей показался в дверях со св. мощами на главе,—весь народ, как один человек, пал ниц в молитвенном восторге. Картина была величественная. Престарелый иерарх медленно шествовал кругом храма, а густые толпы народа падали ниц, валясь как бы подкошенная невидимой силой. Литургия совершалась также на алтайском языке…

По окончании богослужения были провозглашены положенные многолетия по-русски и по-алтайски. Разоблачившись, Владыка сам вынес св. крест, к которому прикладывался народ... Выйдя из храма, Владыка благословил братскую для всех гостей трапезу, устроенную под открытым небом на площади пред храмом, а Чолышманский миссионер окропил яства святой водой.

В 12 часов дня Владыка вернулся в квартиру, заметно утомленный, но светлый и радостный. Здесь предстала пред Его Преосвященством делегация от чопошцев и с земными поклонами благодарила Владыку за предпринятое им путешествие в их село и за освящение храма.

Владыка милостиво беседовал со всеми и оделил их образками. После скромного обеда Его Преосвященство, напутствуемый благодарениями и всевозможными пожеланиями, выехал из Чопоша…»

В 1905 году «Чопоши стоят в такой же долине как и Чемал, но только место здесь сырее, влажнее и покрыто лесом. Село небольшое—в 60 домов. В храме находятся несколько церковных предметов, пожертвованных граф. П. И. Милютиной— вызолоченные с эмалью - паникадило, сосуды, кадило; сосуды только что получены и первый раз на них совершено было архиерейское служение... В Чопошах школа большая—28 человек...»

19 июля 1906 года в Чопош вновь приезжает преосвященный Макарий. «Этот Чопош стоит в таком углу в горах, откуда никаких дорог нет, как только назад. Но в Чопоше есть церковь, приписная к Чемальской. Для неё преосвященный привез с собою напрестольное евангелие в изящной серебряной оправе, вызолоченное и стоящее 300 руб.— дар Пел. Иос. Милютиной. От этой жертвовательницы и прежде поступали в Чопошскую церковь ценные вклады, напр. дорогой потир, паникадило и пр.

..Храм отличается от других в миссии своею благоустроенностью, чистотою и благолепием. Будучи хорошими землепашцами и домохозяевами, чепошцы по привычке к трудовой жизни и любви к полевым занятиям засевают хлеба в таком избытке, что достает его не только на свои потребности, но и для сбыта на сторону.

Дорожа своей землей, на которой им живется так привольно, они не допускали к себе для приселения ни русских, ни инородцев, да и своим односельчанам не давали приговоров для перехода в другие общества. Так жили они еще язычниками в своих дымных юртах и грязных шалашах; так жили долго…, когда вместо неудобных юрт понастроили для своего жилья деревянные избы с обычной русской обстановкой.

Чепош
Чепош. Фото Е. Гаврилова

В последнее же время молодое поколение разомкнуло давнишнюю обособленность своего общества. Среди коренных инородцев с согласия его водворились выходцы из Улалинского и др. станов, а за ними приселились и русские. Те в другие, как не бывшие под влиянием миссии, успели внести некоторую порчу в их старые добрые нравы...

Некоторые из общественников жаловались владыке на одного своего собрата — потомка старинного в Чопоше рода Т—х, что он мутит общество, подговаривает отобрать у миссионера покосный участок, что готов сам первый подать пример в том. Преосвященный дал им совет: не слушать одного человека, а исполнить то, чего желает все общество.

По случаю Ильина дня владыкою отслужена была в Чепошской церкви литургия. Пел хор из местных школьников—мальчиков и девочек; помогали им на клиросе и взрослые девицы и женщины, учившиеся в своей сельской школе; пели стройно, оживленно и приятно.

В Чопош приезжал из Черги миссионер Ст. Борисов просить у владыки отпуск в Европейскую Россию. По его словам, алтайцы некоторых волостей предполагают избрать из своей среды особую депутацию для ходатайства пред высшим правительством в Санкт-Петербурге о принятии им под свое покровительство перешедших из них в буддийское ламство и о не препятствования распространению этой веры по стойбищам Алтая.

Религиозное движение это, возникшее между алтайскими калмыками в недавнее время, как говорят, имеет некоторый успех. Поборники ламаизма для большего успеха в своем деле ездят по аилам, где, по словам крещеных инородцев, они якобы исцеляют больных и предсказывают будущее. Появились даже странствующее певцы, прославляющие бурханов и называющие их именем «Яик» (бог, божество), заимствованным из шаманства».

В 1908 году ситуация в Чепоше изменилась. «За последние годы набрались сюда инородцы с разных мест Алтая, из мест, близких к русским селениям, где развращение коснулось и наших алтайцев, из глубины гор, где за отдаленностью не было за новокрещеными надлежащего надзора, и они жили, мало чем отличаясь от язычников. Пришли все эти без разрешения, без спроса, на основании своих инородческих прав. Новые люди завели новые порядки.

О прежнем мире, патриархальности не осталось и помину. Пришельцы, преобладая числом, совершенно отстранили прежних авторитетных старцев от влияния на общественные дела, и они, эти почтенные люди, замкнулись в своих жилищах и лишь скорбно качают головами, видя, как попираются дорогие им заветы незабвенного учителя. Ссоры, супружеские разногласия, кражи, драки сделались обычными явлениями в Чепоше.

Стесненные наплывом новых людей в землепользовании, коренные жители Чепоша не прочь бы и покинуть родные места, но любовь к новосозданному храму, к дорогим могилам еще удерживает их. А тут соседняя деревня Узнеся, прежде маленькая и скромная, ныне, с перенесением сюда родового управления расширившаяся, также переполненная незнакомыми людьми, думает захватить, самые лучшие пахотные земли Чопоша, опираясь также на кочевые права…».

В 1910 году Верещагин Виктор Иванович проезжая по этим местам оставляет следующие записки: «Село Майма основано около 1831 году архимандритом Макарием Глухаревым. При возникновение миссионерского стана на Майме, калмыки откочевали отсюда в верховья Чепоша…, так как миссионеры запрещали селиться некрещеным ближе пяти верст к миссионерским станам или селениям новокрещеных.

Из Узнези есть дорога в деревушку Чепош, расположенную в сыроватой долине пересыхающей летом речки того же названия... Речка берет начало у подножия горы Караташ».

В 1911 году по переписи в Чепоше, Бийского уезда, отмечено 50 дворов, мужчин — 146, женщин – 131, церковь, миссионерская школа, лавка. В селе находится одноклассная школа Чемальского прихода, 1-й Алтайской дючины, где учится 16 учащихся, а учителем назначен псаломщик Кондомского стана Павел Кучуков.

Потапов Леонид Павлович в «Очерке истории Ойротии. Алтайцы в период русской колонизации» отмечает, что «миссионер Матвей Бенедиктов в селе Чепош …судил алтайцев, вмешивался в семейные дела и виновных, с его точки зрения, заставлял отбивать поклоны в церкви, в количестве от 50 до 300, в зависимости от «проступка». Провинившийся отбивая поклоны в присутствии псаломщика, на обязанности которого лежал счет отбиваемых поклонов».

19 июня 1917 года Чепошское "народное собрание" принимает решение: «1. Уполномочить своих выборных в Бийский алтайский съезд на ходатайство о зачислении бывших кабинетских земель в пользование жителей Горного Алтая, так как все жители Алтая занимаются исключительно скотоводством, для какового нужны земли. 2. Постановили: ходатайствовать о разрешении промысла, как ореха, так и зверя на прежних условиях, т.е. без аренды или без уплаты за промыслы».

В годы Гражданской войны недалеко от Чепоша, действовала банда бая Семенека.

Село Чепош
Село Чепош. Администрация Чепошского сельского поселения. Фото Е. Гаврилова

Советские времена

23 февраля 1924 года в с. Чепош зашевелилась культурно-просветительная работа. Оборудован народный дом, ставятся спектакли, ведутся беседы, организован культурно-просветительный кружок, в который входят члены РКП, организация РКСМ. Учительство принимает самое активное участие в культурно-просветительной работе.

Ведётся ликвидация безграмотности среди членов РКП в РКСМ, беспартийная масса стала посещать политбеседы... Волисполком выписал для всех сельсоветов газеты «Ойратский Край» и «Крестьянская газета»...

3 сентября 1924 года в с. Чепош комсомольцы в сельской пустовавшей церковной сторожке организовали избу-читальню. В праздничные дни работа в избе-читальне бывает на полном ходу. На столах лежат газеты, журналы, литература по сельскому хозяйству и т. д. Местный кооператив принимает шефство над избой-читальней и уже ей помогает...

6 сентября 1924 года с приездом командированной Обкомом РЛКСМ т. Радыгиной чепошская организация начала шевелиться. Выпущена еженедельная стенгазета «Путь Молодежи». Поставлено несколько спектаклей. Выдвинут один комсомолец представителем в кооператив. Привлекается беспартийная молодежь. Отношение населения к организации улучшается.

22 августа 1925 года вступить кандидатом в члены ВКП (б) пожелал житель Чепош Пеганов Накитна Андреев.

С 28 октября по 11 ноября 1925 года проходит Чемальская районная сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. «Чепош дал экспонаты экспортного сливочного масла и изделия алтаек.

Первую премию получил житель Чепоша Ташташев С., за жеребца алтайской пор.—15 руб. Четвёртая премия досталась Алексееву В. за матку алтайской улучшенной породы — 10 руб.

За выделку овчин и шитье алтайских шуб Таташева получила премию 5 руб. А маслоартели, за лучшую выделку экспортного сливочного масла выдан аттестат.

22 ноября 1925 года в селе Чепош, Чемальского аймака, организовалось Машинное Товарищество на кооперативном уставе. Необходимость в машинном товариществе ощущалась давним давно. Ежегодно чепошцы брали на прокат машины у камлакцев и платили цены такие, что машина не стоит, а камлакцы дают им прокат больше всего старые машины и эти же старые машины хотят сплавить в тот же Чепош. Но чепошцы говорят: «Купим новые машины через Машинное товарищество». В товарищество вошло 19 человек: середняки и бедняки, что способствует закреплению союза середняков с беднотой...».

С 1 по 30 ноября 1925 г. в с. Чепоше работала школа-передвижка под руководством т. Калинина. Было проведено 18 бесед. Постоянных слушателей 19 человек, непостоянных обслужено до 60 человек. Занятия велись в двух кружках.

До сих пор коллективной систематической работы по самообразованию в Чепоше не велось. Первое время заметен был наплыв слушателей, но через несколько дней число их сократились. Осталось основное ядро, которое продолжало работу до конца в присутствии 4-5 случайных посетителей. Нужно отметить активное участие делегаток в работе школы-передвижки: четыре женщины-делегатки окончили школу-передвижку.

Чепош
Чепош. Фото Е. Гаврилова

29 ноября 1925 года в выписке из протокола № 8 с. Чепошa отмечено несколько мнений о работе школы-передвижки:

«Амурский. Для каждого крестьянина необходимо знать, как и что работает Соввласть и партия. Школа-передвижка заинтересовала своей работой население, особенно бедноту;

Приешкина. При чтении книг многое непонятно; в школе-передвижке я получила ясные сведения обо всем том, что было со времени Октябрьской Революции и есть сейчас;

Попов И. (член РЛКСМ) - до школы-передвижки мы ходили без цели по селу; школа дала нам толчок к работе, разъяснила нам многое непонятное;

Амурская П. Гр-н Ширяев не пускал жену в школу-передвижку. Один раз они пришли вдвоем. С тех пор он не только не стал препятствовать жене, а каждый раз звал ее идти вместе в школу, даже в том случае, если она не хотела;

Никифорова. Главная ценность ее работы в том, что она сумела разбудить граждан и дала сильный толчок к дальнейшей работе по самообразованию».

4 декабря 1925 году организовалось скотоводческое товарищество с 23 домохозяевами. Цель товарищества - поднятие, развитие и улучшение животноводства путем устройства случных пунктов и проч. А Чепошская маслоартель приступила к постройке сыроваренного завода.

1 марта 1926 года начал работать сыроваренный завод.

В конце июня 1926 года на общем собрании членов сыроартели с. Чепош, Чемальского аймака было выделено из средств артели 15 р. на премирование. Конкурс имел целью улучшить качество молока, повысить, таким образом качество сыра и в конце концов, повысить оплаты за молоко тем же артельщикам.

При проведении конкурса обращалось внимание на общий вид молока, чистоту посуды, свежесть молока, брались пробы на чистоту процеживания и на брожение. Для проведения конкурса была создана комиссия: два представителя от сдатчиков, один — от правления сыроартели, один — от ревизионной комиссии сыроартели, один — от сельсовета и двое от делегатского состава. Работой руководил инструктор Меринов В. П.

Результаты конкурса сказались заметно. Все сдатчики подтянулись: ведра блестят, покрыты белыми тряпками, молоко у всех чистое и в результате чуть не половина сдатчиков— кандидаты на получение премии. И так было не только во время конкурса, но продолжается после. В этом большая заслуга конкурса. От получения денежной премии-сдатчицы отказались в пользу сыроартели.

1 октября 1926 года чепошская сырартель по всем показателям была признана лучшей в области. В селе отмечено 76 хозяйств, в которых проживает 177 мужчин и 184 женщин. Основную часть населения составляют алтайцы. В урочище Нижний Чепош отмечено 33 хозяйств, 58 мужчин и 65 женщин.

10 ноября 1926 г. правление сыроартели отчитывалось перед членами артельщиками.

«Организованное год тому назад сыроварение не могло не привлечь особого внимания со стороны рядовых членов артели. Интерес к новому производству и забота о дальнейшем успешном развитии начатого дела привлекло на общее годовое собрание около 60% всех пайщиков и много посторонних граждан. В числе собравшихся было около 25% женщин, как наиболее заинтересованных в работе сырозавода.

…Всего выработано молпродуктов 600 пудов, на них сыру голландского 550 пудов и масла 50 пудов, что составляет 70% предполагавшейся годовой выработки. Причина недовыработки—холодная весна. Расходы на пуд сыра 3 руб. 66 коп., т. е. меньше предполагаемых – 4 р. 90 коп. — на 1 р. 30 к. на пуд сыра. Выход сыра—9 пуд. 33 ф. Качество сыра по экспертизе союза на 75% первосортное.

К положительным сторонам работы артели следует отнести привлечение алтайского населения в артель и хорошая оплата за молоко (78 коп. за пуд в среднем), а также пропаганда по улучшению молочного хозяйства. Последняя дает уже некоторые реальные результаты: постройка теплых скотных дворов, разведение корнеплодов».

2 февраля 1927 году отмечено, что «половицы в школе ходят под ногами, «болтаются, как клавиши в потрепанном пианино», по выражению учительницы т. Никифоровой. Ребята и учитель во время занятий греются по очереди около железной печи, далеко несоответствующей объему помещения.

В такой обстановке работать трудно. Но нет, школа работает. Дети аккуратно посещают класс, сами в порядке самообслуживания убирают этот старый сарай. Кроме обычной учебы ребятами проводится небольшая общественная работа: в революционные праздники устраиваются постановки, детские вечера и т. п..

Весною при школе был устроен показательный огород. К осени предполагается построить новое здание школы. Население доставляет уже лес на постройку. Через местные организации: п/об-во, сыроартель, с/сов. и другими путями собрано 160 р. денег».

В 1929 году на бывших монастырских землях организовался первый колхоз. Их было восемнадцать, первых колхозников. Среди них — Алексей Иванович Каланаков, Андрей Араксакович Кудиеков, Николай Иванович Тозыяков, Мефодий Петрович Лопатин.

— Нам говорили, что мы фантазеры, что мы погибнем, — рассказывал М.П.Лопатин. — Но, когда богатеи поняли, что силой не взять, они решили действовать исподтишка. В колхоз подал заявление о приеме известный кулак по прозвищу Сметана.

Колхозники долго думали, как с ним поступить. Еще не было Устава, который определил бы правила приема в артель, все только начиналось. Решили — пусть работает кулак в колхозе, коль у него появилось такое желание. Не знали они, что никогда волк не переменит свою природу. Кулаку Сметане и его дружкам-богатеям нужно было завладеть единственным трактором, выданным колхозу Советской властью.

Когда организовывали колхоз, в селе был всего один учитель — Круглов Геннадий Афанасьевич. Он был и первым чепошским фотографом. Участник Великой Отечественной войны.

13 ноября 1931 года колхозники и неколхозники с. Чепош, Чемальского аймака заслушав на митинге извещение о зверском убийстве сельского активиста, заслуженного партизана, директора Эдиганского маслозавода тов. Мумрикова, в ответ на действие террористической своры обнаглевших со злобы врагов, объявили себя ударниками в проведении всех кампаний. Чепошцы дают обещание разбить вдребезги недобитого классового врага, не давая ему ни малейшей пощады.

4 февраля 1932 года сообщается о том, что колхоз «Кызыл Чечек» села Чепош и «Кызыл Челмон» (Бешпельтир), Чемальского аймака— заключили договор на соцсоревнование по лесозаготовкам. «В результате — «Кызыл Чечек» выполнил 107% и «Кызыл Челмон» 75% плана.

Обратная картина наблюдается в промколхозе «За пятилетку» с. Чепош: он выполнил только 41% плана и вместо работы 7 января люди занялись пьянкой».

«Чепошский сельсовет не ведет борьбы со злостным убоем скота и граждане беспощадно бьют скот. В течение осени по сельсовету забито 13 голов скота, крупных забито 4 головы, телят 8 и одна овечка. Из общего числа 8 голов молодняка забито колхозниками.

О всех безобразиях сельсовет знал, но вместо борьбы с убоем ограничивался составлением списков — кто убил, к ответственности же никого не привлек. Правление борьбы с убоем скота также не ведет.

«Дельцы» из сельсовета говорят, что план по контрактации на 1932 г. в количестве 125 голов «невыполним». Сельсовет не видит, как действует кулак и ведет агитацию среди населения о том, чтобы скот не контрактовали, а убивали».

Во время чистки промколхоза в селе Чепош в нём оказались кулаки: Тельгеров, жена экспроприированного Бешпельтирского кулака, дочь Чемальского матёрого кулака Рахвалова, укрывавшего хлеб в ямах - несдатчик, бежавший в Улалу и ряд других. Последние две откомандированы колхозом на почтовые курсы в Улалу.

По животноводческому товариществу с. Чепоша, в ноябре объединившегося с промколхозом, до сего времени не распределены доходы за осень и зиму 1931 года, у товарищества стравлено несжатого и сжатого хлеба (пшеница, овес) 6 га, сгноили 100 пуд. картофеля, не убрали 350 коп. сена.

В национальные колхозы забрались махровые кулаки Тозыякова, Токачаков, работавшие несколько дней в колхозе, но аккуратно получавшие паек и промтовары, даже больше, нежели колхозники ударники, разлагали работу колхоза.

Председатель промколхоза Баныхин занялся кулацкой практикой - не выполнил лесозаготовок, за халатность к колхозному имуществу и за спайку с кулацкой верхушкой из партии исключен и с работы снят.

С 1 июля 1932 года в с. Чепош для «воспитания здорового, бесклассового, молодого поколения трудящихся» открыт летне-оздоровительный лагерь на 180 детей. Лагерь работал два месячных сезона. В Чепош направлен врач, с обслуживанием аймачными медаппаратами, и инструктор физкyльтypы. Промсоюз обеспечил обмундирование и постельные принадлежности для лагеря.

5 июля 1932 года избач Словодчиков сообщает, что в «Чепошской избе-читальне с сентября 1931 года… радио все время молчит, что при аймаке имеется специально-платный радиотехник Демин. Этот «техник» вместо работы занимается гастролёрством и растранжириванием государственных средств…».

16 сентября 1933 года отмечено, что «председатель Чепошинского сельсовета т. Рогулин в соревновании с Аносинским в Бешпельтирским сельсоветами, сумел дать прекрасные образцы организации актива вокруг решений партии и правительства о дорожном строительстве, обеспечил выполнение плана сельсоветом на 103% и премирован 100 рублями».

30 мая 1935 года по представлению ойротской и всероссийской конкурсной комиссии ВЦИК премировал по Чепошскому сельсовету председателя т. Чичинова — 300 рублями, а доруполномоченного Зарецкова —патефоном с 10 пластинками.

В июле 1935 года через Чепош прошла группа студентов педагогического рабфака под руководством В. Плакаса и комсомольского организатора Митюшина в рамках геолого-разведочного похода имени 15-летия сибирского комсомола.

27 сентября 1935 года. «Чепош. Сегодня село живет особенной жизнью. Серьезные, с сознанием прекрасно выполненного долга перед страной, пришли в сельсовет члены сельсовета, весь сельский актив и заняли места у столов. Ещё с утра к дому сельсовета стекались сотни возбужденных сельчан.

Всем хотелось участвовать в своем сельском празднике. Сегодня председателю сельсовета тов. Чичиновой за успех в деле дорожного строительства будет вручена большая награда—грамота ВЦИК. Все знают, что честь этой великой награды правительства падает на них, на всех как непосредственных помощников тов. Чичиновой.

Среди присутствующих - лучшая ударница дорожного строительства - колхозница Ширяева Аграфена. Ею вправе гордится промколхоз «3а пятилетку».

Здесь же председатель сельхозартели— «За 2-ю пятилетку» тов. Суразаков. Но он сегодня не весел. Нетрудно угадать причину его плохого настроения: план дорожного строительства по колхозу выполнен всего на 53,5 процента.

План дорожного строительства по колхозу имени Калинина выполнен на 138 процентов, по колхозу «3а пятилетку» на 102,6 процента, по единоличному сектору на 104 процента, а всего по сельсовету на 100,4 процента.

Отремонтирован полностью участок тракта, закрепленный за сельсоветом на урочище Верх Чепош, это путь, по которому нелегко было проехать верхом, а теперь беспрепятственно бежит автомашина.

Но вот к сельсовету подкатывается блестящий с голубым лаком— «форд». Из него выходят представитель облисполкома начальник ойротского Облдортранса тов. Алтайчинов и представитель AИКa тов. Казагачев.

Тов. Чичинова открывает пленум... Далее выступает тов. Алтайчинов… Затем тов. Алтайчинов передает тов. Чичиновой грамоту с подписью Всесоюзного старосты тов. Калинина».

31 декабря 1936 года, вечером, в неполной средней школе село Чепош, Эликмонарского аймака царило праздничное оживление. В зале горит разноцветными огнями яркая елка. На вершине ее—яркая пятиконечная звезда. Учащиеся алтайцы были в восторге от великолепного вечера. Они впервые видели нарядную елку.

На вечере были: 200 учащихся и 50 родителей. В школе новогодний праздник прошел весело и радостно. Ребята показывали свое искусство в танцах, пении, играх. Детской художественной самодеятельности был дан большой простор. Все дети получали подарки.

5 июня 1937 года в селе открыт колхозный летний сад. В саду по вечерам играет струнный оркестр, устраиваются танцы, игры. Колхозники проводят в саду свой досуг.

3 августа 1937 года президиум облисполкома вынес постановление: «премировать бригадира колхозной дорожной бригады сельхозартели «За пятилетку» тов. Ширяеву А.Н. и члена дорожной бригады тов. Н. Г. Ширяеву. Ударница тов. Ширяева А. Н. получила премию 150 рублей и Ширяева Н.Г.—100 рублей.

Колхоз «За пятилетку» досрочно на 100 процентов выполнил годовой план трудового участия в дорожном строительстве. Дорожная бригада колхоза во главе с ударницей Агриппиной Никитичной Ширяевой систематически перевыполняла норму выработки по возке гравия до 160 процентов».

12 октября 1937 года старая колхозница Анна Семеновна Руслякова из села Чепош вспоминала: «Мне уже 60 лет и я невольно вспомнила проклятое прошлое, тяжелую жизнь трудящихся до революции… С детства, 7 лет, я попала в кабалу к помещику Бухтуеву, в Курской губернии. За целый день тяжелой, каторжной работы помещик платил нам, малолетним детям, по 3 копейки в день. Жалкие гроши! Мы даже прокормиться не могли. В бедняцком хозяйстве моего отца не было ни одного клочка земли и наша семья влачила жизнь в нищете, слезах и горе. Я осталась на всю жизнь безграмотной...

Стала жизнь колхозная, счастливая! Радостно мне живется на старости лет в колхозе. Все мои три дочери учатся в школе; я сама учусь грамоте».

Почетный колхозник Н. Тозыяков рассказывал: «Все эти годы мы рука об руку работали вместе с нашими верными русскими друзьями. От них перенимали мастерство плотников и столяров, рубили себе просторные дома, выкладывали в них печи, топили избы «по-белому», не то, что костры в аилах. В дома начали переходить бывшие кочевники, а старые аилы жгли на дрова. Оказалось, не столько вековые привычки заставляли жить в них алтайцев, сколько нужда.

Вспоминаю, как жгли мы последнюю салду. Ох, и запомнилась она! Мозоли от нее толстой коркой покрывали ладони. Весной, во время пахоты, сбивали руки так, что ручка сохи окрашивалась в красный цвет. Но вот в колхозе появилась настоящая техника, и салда больше была не нужна. Вместе с ней безвозвратно уходила и наша прошлая, нелегкая жизнь. Поэтому и веселились, и радовались мы, как на празднике. Умные машины заменили, считай, полностью тяжелый ручной труд, не увидишь больше в поле сгорбленной спины пахаря, а женщины давно не вяжут снопов».

На 1 января 1938 года к Чепошенскому сельсовету относились следующие колхозы: «За 2-ю пятилетку»(21 двор, площадь посевов озимых и яровых – 67 га, в том числе: зерновых –65, конопли – 1 га, поголовье: КРС – 80, овец и коз 88, лошадей – 33, денежный доход 10.510 рублей, стоимость ОСП – 9.689 рублей) и «им. Калинина»(29 дворов, площадь посевов озимых и яровых – 77 га, в том числе: зерновых – 74, конопли – 1 га, поголовье: КРС – 95, лошадей – 23, денежный доход 9.243 рублей, стоимость ОСП – 14.825 рублей)

В 1941-1945 военные годы чепошских ребятишек математике в перерывах между сельскохозяйственными работами учила Чечегоева Зинаида Ивановна. Зачастую это было вечером у костра. Доски не было и формулы писали палочкой на песке.

Дети выращивали на полях табак. Сначала сеяли его на рассаду, пасынковали, собирали листья, сушили их. Полученную продукцию сдавали на сборный пункт и дальше отправляли на Бийскую табачную фабрику. Солдаты на фронте курили махорку из табака, выращенного детскими руками.

23 декабря 1943 года агроном А. Борисоглебский сообщал, что в Эликманарском аймаке неплохо растёт кукуруза. Особенно хорошо она созревает Чепоше и других сёлах, расположенных в долине реки Катунь. В 1943 году в селе не было ни одного огорода, где бы не сажали кукурузу. «Культивируют здесь скороспелые сорта, которые при посадке 20—25 мая хорошо вызревают к 1—10 сентября. Урожай получают хороший: с одного гектара около 30—40 центнеров».

В июле 1948 году закончено оборудование электростанции в селе Чепош.

В 1949 году одним из лучших в области является Чепошский сельский клуб. При клубе работают сельский лекторий, кружки художественной самодеятельности. С началом весенней посевной кампании вся культурно-просветительная работа перенесена в полевые станы и бригады. Создана агитбригада, которая выступает непосредственно в поле с концертами и спектаклями, проводит беседы и читки, выпускает боевые листки.

Весной 1956 года три бригады плотников с утра до вечера оглашали село Чепош перестуком топоров, песней пил. Вслед за зернохранилищем они достроили телятник, детские ясли. За лето бригадам построили ещё одну кошару, общежитие для доярок, семь жилых домов для колхозников.

Чепош
Чепош. Памятник героям ВОВ. Фото Е. Гаврилова

В 1957 году в Чепоше, как указывает туристический справочник, «есть большая промартель, имеющая свой лесопильный завод.

Из Чепоша тянутся горные тропы к селу Бешпельтир, которое расположено на старом тракте из Горно-Алтайска к курорту Чемал. Тракт этот выходит на шоссейную дорогу в селе Узнезя.

От села Чепош тракт идет по долине. За селом она несколько расширяется и появляются пашни, но скоро она вновь суживается»…

25 июля 1959 года. В селе Чепош, где расположена центральная усадьба сельхозартели им. Калинина, создана лекторская группа, в ее составе — специалисты сельского хозяйства, учителя, представители интеллигенции. Возглавляет лекторскую группу директор семилетней школы коммунист т. Казанцев.

Заведующая сельской библиотекой агитатор Антонина Ведрова на фермах и стоянках проводит с животноводами содержательные беседы, знакомит их с новостями в стране и за рубежом. Например, она рассказала чабанам о работе передовых чабанов Казахстана, Киргизии, Ставрополья, и это помогло им правильно организовать нагул овец. Пастухи узнали о методах подсосного выращивания молодняка.

Агитатор Раиса Тозыякова красочно оформила стенды, подобрала плакаты, помогла наладить подведение итогов социалистического соревнования. Агитаторы — телятница Ксения Комарова, чабан Виктор Кумандин, доярки Зинаида Иванова, Мария Эндокова являются передовиками производства.

Из отстающих колхоз имени Калинина вышел в число передовых. Надоено молока на каждую фуражную корову на четыреста с лишним килограммов больше, чем за этот же срок в 1958 году. Государству продано молока в два с половиной раза больше, шерсти — в 10 раз, а яиц — почти в два раза больше».

В 1960 году похвалиться правлению колхоза имени Калинина нечем. Давно здесь заложен сад, а совсем неощутим доход от этого сада. Почему? Да потому, что за ним плохо ухаживают. Запустили его.

В 1966 году русский языку в Чепоше преподаёт Майя Тенгерекова. Дети всегда обращается за советами к своей учительнице.

В селе очень многие носят фамилию Аргоновых. «Родоначальник семьи Илларион Васильевич Аргоков был одним из основателей колхоза, работал а нем до самой смерти — до 1951 года. Его сын — Григорий Илларионович тоже много лет отдал колхозу. Жена Григория — Анастасия Ивановна тринадцать лет добросовестно трудилась в колхозе дояркой, затем работала в полеводстве.

Их дети продолжили трудовую славу семьи. Алексей Григорьевич — опытный табунщик, Николай — лучший механизатор колхоза, он получил в 1965 году самый высокий в области урожай кукурузы: по 500 центнеров с гектара, Татьяна Григорьевна работает учительницей в Чепошской восьмилетней школе, Мария — печатник Горно-Алтайской типографии, еще один сын — Николай — механик автохозяйства № 7 областного центра. Есть в этой семье бухгалтеры, библиотекари.

В четвертом, самом молодом поколении семьи встречаются строители-монтажники, шоферы, трактористы, лаборанты, артисты.

Многие из Аргоновых остались в родном селе и продолжают дело отцов и дедов. Другие, окончив училища, техникумы, институты, снова вернулись а Чепош».

В 1967 году в Чепоше, где живут труженики сельхозартели имени Калинина, к 50-летию Великого Октября в строй вступил новый клуб, в пяти жилых домах семьи животноводов отпраздновали новоселье.

Председателя артели Б. А. Моисеенко считают вдумчивым, дальновидным и оборотистым хозяином. Глядя на благополучный по сравнению с соседними колхоз, так и хочется согласиться с таким мнением. Но…

«Несмотря на то, что есть должность лесника-экономиста, которую много лет занимает Г. М. Хохлов, лесоустройство не проводилось ни разу. Отпуск леса на сторону колхоз производит в порядке выборочных рубок, без ограничения делян в натуре и очень часто вообще без отвода. Просто берется плата, а там рубите, где хотите. Вот почему и исчезли на территории колхоза имени Калинина… водоохранные леса».

В 1968 году на посту председателя исполкома Чепошского сельского Совета работает Вера Михайловна Пономарева, медик по образованию... «Исполком… много внимания уделяет всесторонней помощи колхозу имени Калинина. И когда упоминаются успехи сельхозартели, все знают, что в этом большая заслуга сельсовета. Чепош — одно из самых благоустроенных сел района. Проблемы благоустройства никогда не сходят с повестки дня Совета и исполкома».

В начале мая 1968 года в урочище Каралька на правом берегу Катуни между Чепошем и Узнезей прибыл первый отряд недавно созданной Шебалинской мелиоративной станции. Там, где когда-то был кустарник и мелколесье, теперь тянутся черные полосы вспаханной земли.

Артель вышла в число рентабельных хозяйств. В 1968 году ею получено 317.000 рублей дохода. Можно сравнить, что десять лет назад доход был всего 38.000 рублей.

Колхоз уверенно наращивает выпуск продукции, увеличивает продажу государству мяса, молока, шерсти. Вот как это выглядит в цифрах. В 1966 году шерсти было продано 35 центнеров, в 1967 году — 37 центнеров, в 1968 году — 44 центнера. Молока соответственно — 5.619, 5.902, 6.131 центнер, мяса — 1.071, 1.431, 1.500 центнеров.

По 120 центнеров зеленой массы кукурузы да по 23 центнера пшеницы получили колхозные полеводы с каждого гектара. Планы продажи продуктов животноводства перевыполнили.

В 1969 году «на высоком берегу стремительной Катуни раскинулось село Чепош. Места кругом красивые: горы, покрытые лесом, в долинах мягкая, урожайная земля.

Экономическая стабильность позволила хозяйству ещё несколько лет назад начать капитальное строительство. На месте ветхих, покошенных аилов поднялись светлые добротные дома. Правда, жилья еще не хватает, но новые дома начинают уже составлять целые улицы.

За три года пятилетки новоселье справили в 64 квартирах. Выстроен коровник на 200 мест, родильное отделение—на 120 коров, гараж—на десять автомобилей, мастерская на шесть ремонтных мест.

Пущена в действие первая электростанция, которая подает свет в дома колхозников, питает энергией производственные участки. Если пять лет едва-едва освещалось село, то сейчас в хозяйстве работают 26 электромоторов общей мощностью в 150 киловатт.

И особая наша гордость — лучший в Шебалинском районе колхозный Дом культуры.

За три года энерговооруженность каждого колхозника выросла в Чепоше в полтора раза. Работают в селе десятки электромоторов, действуют в скотных дворах автопоилки для коров, а навоз убирают механизмы.

В селе возводится школа-десятилетка на 320 учащихся, на строительство только детских дошкольных учреждений колхоз израсходовал 102 тысячи рублей. Давно нет в селе старых алтайских аилов, на их месте стоят светлые, добротные дома.

— Мы ликвидировали мелкие, убыточные фермы, специализировались на выращивании крупного рогатого скота и овец, — заведующий МТФ Семен Павлович Мистрюков. — Дальше поведем работу по улучшению общественного стада, выращиванию высокопродуктивных пород скота.

Желание строить заставило нас подумать о многом. Первый вопрос: где взять стройматериалы? Пригласили взрывников, разработали карьер, песка, гравия у нас—только не ленись, бульдозерами бери. Вышли из положения. сложили из бутового камня стены клуба, коровника, гаража, мастерской.

Чтобы опять же не ездить и не обивать пороги в поисках столярных изделий, решили организовать небольшой деревообрабатывающий цех. Купили пилораму, несколько станков, и теперь сами делаем оконные рамы, дверные косяки, двери… Сейчас мы строим двухкорпусную школу-восьмилетку...»

«Сразу за околицей села Чепош начинаются поля колхоза имени Калинина. Высокая, в пояс человеку, пшеница клонится под тяжестью тучных колосьев.

— Урожай отличный, по двадцать с лишним центнеров зерна с каждого гектара возьмем на круг, — рассказывает комбайнер В. Бедюров.

Вместе с В. Ивановым они убирают хлеб на участке в 38 гектаров. Работы дня на два, не больше. При условии, если не будет дождя. А погода часто портится, и поэтому механизаторы торопятся, работают до позднего вечера. Автомобили бесперебойно отвозят зерно на ток, где его сразу подрабатывают, очищают от сорняков и засыпают в склады. В артели хорошие традиции. Хотя здесь зерно выращивают только для внутренних нужд и нет плана продажи его государству, колхозники много внимания уделяют заботам о хлебе. Расширяют поля, очищают их от камней, повышают культуру земледелия, вносят в почву удобрения, осваивают севообороты. Благодаря этому, артель ежегодно запасает большое количество фуража, обеспечивая скоту сытую зимовку».

Из года в год растет достаток членов артели. Только на дополнительную оплату труда колхозников выделяются десятки тысяч рублей. Механизаторы получают за выслугу лет. По 388, 328, 258 рублей получили в 1969 году старые трактористы Андрей Захарович Штанаков, Иван Максимович Сафронов, Николай Григорьевич Аргоков.

В 1970 г. на базе шести колхозов окрестных сел Аюлы, Аноса, Чепоша, Узнези, Бешпельтира, Эликманара был организован совхоз «Эликманарский».

В 1970 году в с. Чепош живут люди разных национальностей: русские и алтайцы, татары и азербайджанцы, украинцы, чуваши, башкиры, коми, мордва, казаки. Рядом с дояркой татаркой Саймой Гильфановой работают на ферме скотниками супруги мордва Герасим и Екатерина Мелькаевы. В том, что в колхозе ежегодно выращивают знатные урожаи зерновых культур, есть заслуга работницы полеводческой бригады чувашки Степаниды Утышевой.

Хорошим деревообделочником считается в селе башкир Мулла-Гели Муртазин.

Мастером комбайновой уборки хлебов зарекомендовал себя механизатор алтаец Виктор Бедюров.

Бывшая колхозница коми Елена Степановна Шабирова — пенсионерка.

Валентина Воробьева — передовая доярка на ферме, даже в самые морозные зимние месяцы она получала в сутки от каждой коровы не менее восьми литров молока. С опытной дояркой Лидией Туденевой у них повелась крепкая, рабочая дружба. Про такую говорят, что она и в воде не тонет, и в огне не горит.

Учительница начальных классов, депутат сельсовета Валентина Федотовна Лямкина — это чуткий, опытный педагог и активный общественник.

Сорок пять бывших выпускников Чепоша получили педагогическое образование и трудятся в разных местах. Выходцы из села управляют самолетами, кораблями дальнего плавания, двигают вперед науку.

За годы долгой, счастливой совместной жизни у людей разных национальностей появились новые, общие обряды и обычаи. Пожалуй, самым красивым и радостным из них является праздник цветов, ежегодно устраиваемый осенью. Редко встретишь село, где бы с таким энтузиазмом и любовью выращивали цветы. Летом Чепош буквально утопает в цветении астр, гладиолусов, георгинов, фиалок.

Раньше всех зацветают они под окном учительницы Александры Степановны Лебедевой — неутомимой пропагандистки цветоводства на селе.

Колхозница Вера Индикова по праву считается мастером цветоводстве. В адрес чепошских любителей приходят посылки с семенами новых цветов. Такая посылка пришла Вере Индиковой из далекой Латвии. Латыши выполнили просьбу незнакомой алтайки, прислали ей семена своих прибалтийских цветов и добавили от себя алую гвоздику — цветок революции — символ братства и дружбы народов.

В 1971 годы на Чепошском отделении совхоза животноводы научились извлекать из соломы, сена и зернофуража максимальную пользу. Запаривают их с разными компонентами. Скармливая каждой дойной корове по два ведра в день с добавкой двух килограммов сена и 25—30 силоса, доярки ежесуточно получают в зимнее время по десять и больше литров молока. Таких надоев многие хозяйства области не имеют даже летом.

В 1984 году от Чепоша до Еланды начинается устройство фундаментов под опоры ЛЭП-110.

В 1986 году Чепошский сельсовет стал победителям во Всероссийском соревновании среди поселковых и сельских Советов. Совхоз набирает силу. За прошлую пятилетку почти удвоилось количество работающих. Совхоз «Каракольский» досрочно справился с планами пятилетки. Директор, Михаил Алексеевич Кургулов, который поднял молодой совхоз, развернул мясомолочное производство. Председатель сельисполкома — Ю. Г. Котеланов.

Село похорошело, обустроилось. Большое кирпичное здание школы-десятилетки, сельский стадион, детский сад со сказочным резным городком. «Любой сейчас покажет, где будут строить музыкальную школу, а торговый центр уже возведен под крышу, откроется к осени. Растут стены совхозного санатория-профилактория, а люди просят исполком: «Хорошо бы еще и сельскую больницу открыть». Чтобы, например, подлечить зуб или обследоваться, едут за двадцать пять километров в Элекмонар».

Исполком сельсовета держит под контролем порядок на делянах. В каком состоянии участки после трелевки, как соблюдаются технология рубок, правила вывозки хлыстов. Отчитывается перед исполкомом за это Усть-Семинское лесничество Чемальского лесхоза.

В самом центре Чепоша два родничка». Введен в эксплуатацию первый участок ЛЭП-110 от Чепоша к Еланде.

Село Чепош
Село Чепош. Фото М. Чайки

После того, как не стало СССР

23 августа 1999 года принято постановление Правительства Республики Алтай от № 250 о строительстве типового детского дома в с. Чепош.

В ноябре 2014 года вышло распорядился о выделении около 5 млн. рублей на капитальный ремонт Чепошского дома культуры.

21 ноября 2014 года прошла персональная выставка 21 работы талантливой жительницы села Чепош Ирины Верхоланцевой, работающей в технике росписи по ткани. Это картины, переносная ширма, занавески, платье.

В 2014 году в селе открыта секция по стрельбе из лука.

24 июня 2016 году сельской библиотеке присвоено имя Валерия Чичинова.

Основная статья Чепош

Е.Гаврилов, 16 февраля 2017 года. Ссылка на сайт обязательна!