Чевалков М.В. Бедный крот и богатая сорока - Алтай Туристский. Туристический портал

Чевалков М.В. Бедный крот и богатая сорока

Чевалков(Чебельков) Михаил Васильевич [1819, Карасук, (Алтай), Томская губерния - 23.08.(05.09)1901, Онгудай (Горный Алтай)], писатель, переводчик, священник, основатель алтайской литературы. Считается первым алтайским писателем.

 

О нём см. Чевалков Михаил Васильевич

Произведения на сайте:
Потанин Г.Н. Ерень чэчэн и Яра чэчэн
Чевалков М. В. Спор чая с вином. Басня
Чевалков М.В. Пахарь и охотник
Чевалков М.В. Звери Алтая

* * *

Сорока раз пришла к Кроту издалека,
Решила обмануть наивного зверька.
Над норкою присев, приветливо сказала:
«Давай посеем хлеб. Я знаю, что немало
Мы сможем вырастить колосьев золотых,
А урожай давай поделим на двоих.
Наварим араки, накупим чая, ситца,
И созовем гостей, и будем веселиться.
И станем на коне верхом вдвоем кататься,
Дружить, дружить, дружить, вовек не расставаться!
Без споров, ругани, тот—вспашет, тот — посеет,
А если кто из нас внезапно заболеет,
Второй за полем непременно проследит.
А если албанчи за податью примчит,
Скажи мне — прилечу и заплачу...»

«Хоть дело верное, но мне не по плечу, —
Ответил Крот невесело Сороке,—
Хоть я еще силен, но старость на пороге,
Хоть плотный мех, но мерзну на ветру,
Глаза слабы — ну разве разберу
Где семена, где грязь... Со мной одна морока...»

Кроту ответила коварная Сорока:
«Зерна найду, чтоб сеять мы смогли,
Ты распаши надел, да почву разрыхли.
Созреет хлеб, и после обмолота
Зерно поделим — вот и вся работа».
Поддался Крот ее посулам лестным,
Работал так, что шкура пооблезла:
Посеял семена, что выдала Сорока,
Хлеб родился густой и вызревал до срока.
На ровном месте вытоптав гумно,
Крот взялся жать добротно и умно.
И обмолот богат, и кончилась страда,
И Крот устал от страшного труда,
Когда же урожай очистил от половы,
Остался бурт зерна и стог пустой соломы.
Сорока тут как тут и говорит Кроту:
«Поделим урожай. Бери себе вон ту
Большую — так и быть, тебе по праву — кучу,
Она твоя, она сытней, вкусней и лучше.
Вот плата честная за труд и едкий пот,
Бери и заживешь без горя и забот...»

Кроту невмоготу соломою питаться
И начал он слезами уливаться,
Потом решил зайсану бить челом,
А чтобы не стоять как нищий пред столом,
Взял у соседа араки в подарок,
Подарок бедноты — богатому приварок.
Разбивши ноги, он пришел в аил,
Где жил зайсан и грозный суд вершил.
Крот вымолвил привет, склонившись робкой тенью,
И трубку раскурил в знак просьбы и смиренья.
А после, протянув дрожащею рукой
Тяжелый тажуур* с заемной аракой,
Сказал, едва дыша: «Бесстыжая Сорока
Меня обчистила. Суди нас, ради бога!
Мы поле засевали заодно,
И вот она взяла себе зерно,
Слепого провела, солома — мне досталась.
Нельзя ли отсудить зерна хотя бы малость...»
Зайсан в ответ на эти упованья:
«Зимою соберем всеобщее собранье,
Сороку допрошу я при народе всем,
Твой труд не пропадет, и не горюй о том».

* Тажуур — кожаная посуда.

Пришла зима. Народ собрался весь.
Пришел зайсан, неся живот и спесь.
Крот снова бьет челом: «Властитель, извините!
Пришла пора решать, Сороку осудите!»
Зайсан в ответ небрежно: «Не кричи.
Пусть судят мои слуги-темичи».
Крот к темичи с мольбою: «Ради бога!..»
Те не тянули долго. И Сорока,
Немедленно представ перед судом,—
Давай Крота винить! И все пошло вверх дном.
И плутня ни при чем, а Крот во всем виновен.
Крот растерялся, слова молвить не способен.

И судьи пьяны — ни вперед и ни назад,
Так и не поняли — кто прав, кто виноват.
Напала на Крота кручина из кручин:
«Куда податься? Глухи сердцем темичи!»
К зайсану вновь идет. Тот нехотя поднялся,
Пощечину влепил и слушать отказался:
«Никто из темичи ее не осудил?
Знать, сам ты урожай продал или пропил!»
Тяжел Кроту позор, не по плечу награда.
Глумятся темичи, смеются до упаду.
Сороку же за то, что одурачен Крот,
Зайсан к себе служить в советники берет....

Неверные! Народ всю правду говорит:
Когда судья теряет честь и стыд,
Когда он во хмелю ведет допрос,
Когда он в чванстве задирает нос,
Ему в конце концов несдобровать,
Его в народе станут проклинать.
Кто перешел всевластия черту,
Тот сам падет в позор и нищету.
1887 г.

Перевод Александра Плитченко

Перевёл в текстовой формат Е. Гаврилов, 16 июня 2016 года

Источник: Мудрый богатырь: Поэмы, стихи, басни. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1987. — 136 с.