Потанин Г.Н. Предания об урочищах. - Алтай Туристский. Туристический портал

Потанин Г.Н. Предания об урочищах.

Из раздела «Сказки и легенды»

Об авторе: Потанин Григорий Николаевич

Р. Таджилу и скала Абым-бом.

Р. Таджилу впадает с севера в р. Чую. Она течет по западной окраине Курайской степи, омывая восточную подошву горы Оржанту (оржан—можжевельник, ту—гора), известной у Русских под именем Аржаной горы. Скала Абым-бом находится на правом берегу р. Чуи, выше Курайской степи.

а.

На реке Таджилу в древности жил халхасский таджи, то есть, князь; по нему и речка названа Таджилу. Он высватал в вершинах Чуи невесту; отец и мать везли ее к жениху, но в местности, которая теперь называется Абым-бом, ей стало холодно, хотя она была одета в девять шелковых покровов. Она замёрзла, успев только произнести: «Абым!» (мой батюшка!) Жених, услышав, что невеста его умерла, с горя застрелился*.

(Бутуш, Алтаец).

* Алтаец Олӧнкӧ показал нам в восточном конце Курайской степи, в ущелье, по которому протекает р. Чуя, на горизонтальной террасе, по которой проходит дорога, вправо от последней, если ехать на восток, два камня, лежащие отдельно; восточный имеет кубическую форму без следов искусственной обтёски; в поперечнике он более аршина. Кто-то его обрыл. Другой камень неправильной формы. Под первым будто бы похоронена невеста Таджи, под вторым положен конь, убитый на поминках.

б.

На урочище Таджилу жил би (князь), по имени Таджилу; у него была дочь. Он просватал ее за халхасского князя, который жил на реке Боро Бургуссун, в востоку от местности Кош-Агач, отец вёз свою дочь к жениху; там, где лежит в долине Чуи столообразный камень, случился буран. Девица была одета в шёлковое платье в девать рядов, но меху не было, и она умерла от мороза, успев только сказать: «Абым, оди!» (батюшка, матушка!) Таджилу, пораженный смертью дочери, внезапно умер.

После этого события в здешней местности не стало змей и лягушек, потому что покойники сказали им: «Мы здесь будем жить, а вы удалитесь».

(Тотой, старуха теленгитка кости Телес на р. Чуе)

в.

Шидырван просватал свою дочь за Кункер хана и вез ее к нему. На местности Абом-Бом невеста замерзла, хотя была закутана в десять слоёв шёлку (тогуз кат торхо).

(Таран, шаман теленгит на Чуйской степи).

Ижимей.

На острове Ольхон самая высокая гора Ижимей. По поверью Ольхонских Бурят, на ней находится бессмертный медведь в цепях. На эту гору Буряты не осмеливаются входить.

(Сообщено г. Черским).

Арбые гурба дагнэ.

Танну-ола в вершинах р. Торхолыка (по-урянх. Торголик) называется Арбын гурба дагнэ; это - тринадцать онгонов; их призывают хамы. (Сенге-дорчжи, Халха с караула Чициргана).

Хан-Мергёй.

Близ бурятского улуса Нигды в Аларском ведомстве, близ рощи, где удавилась шаманка Баир-хан, у мыса Хара-хошун, есть место, где шаман Хан-Мёргей, гонясь за зверем, умер.

Хоймар.

В долине Иркута есть гора Хоймар. На вершине её находится изображение двух белых лошадей; тут источник вечной святой воды, которая кипит ключом. Достать эту воду невозможно: крут подъем.

Один Бурят поднимался на олене, но привез только ветви черного можжевельника.

Тот же рассказчик (Бурят-Петр Гантимуров) в другой раз сказал, что на этом камне находится изображение солнца и луны. Буряты делают этому камню возлияния.

Три реки Иркут, Ока и Ия.

Ирху (Иркут), Аха (Ока) и Иэ (Ия) были три брата или сестры; Ирху был упрямый, капризный (ирхэху—капризничать), пошел от двух других в сторону и ударился об Ангару. Аха был старший из трех.

(Сообщ. Н. В. Матханов; бурятское сказание).

Цаган кюшочило.

а.

Каменная баба этого имени, стоящая около города Улангома, только для простого человека кажется простым камнем, но ногон-дариху открыла нойону (то есть, Дюрбютскому вану), что это бурхын, и нойон велел над нею построить фанзу. Этому камню молятся об открытии кражи или о потери: Цаган-кюшочило имеет силу открывать потерянное.

(Баин Цаган, Дюрбют, Г. Улангом),

б.

Некоторые говорят, что тут лежит прах Уй-Джанджина (Уй-Джанджинин курь), другие—что тут похоронен царь здешних мест.

Приезжал однажды в Улангом великий лама, смотрел кюшо-чило и сказал, будто камень обратился к нему с такими словами: «Я стою над великим кладом; мне неприлично стоять без одежды». Поэтому одели камень и построили фанзу.

Другой лама заявил, что нужно в честь его соорудить обо на черной горке, что лежит к востоку от Улангома, будто потому, что эта горка служит защитой для кюшо-чило. Это обо и было насыпано.

(Сарисын, Дюрбют. Г. Улангом),

Лун-Хан.

К северу от монастыря Улангома лежит местность, состоящая из голого голешника; она считается местом жительства Лун-хана. В честь его-то и строят новый тугум в Улангоме. Лун-хан хозлин (едзен) всего Улангомского урочища; срубить не сухое, зеленое дерево в Улангоме значит впасть в ответственность перед Лун-ханом.

(Сарисын, Дюрбют. Г. Улангом).

Горный проход Байримен дабан.

На Беконь Берени выше Табын Сала, на правом берегу подле красных горок, где ныне находятся фанзы китайских купцов (торговой фирмы Аршан), по рассказам местных жителей, видны следы старинных построек.

Во времена Дондук-Церена был знаменитый лама Очир Дар лама, который раскапывал эту местность и нашел два огромные в аршин дли ной, стремени, люльку детскую в полсажени длиной, конскую голову в полсажени длиной и объявил, что тут прежде был китайский город.

В это время в народе была падежи, болезни; лама предположил, что это по той причини, что тут был китайский город. Чтоб отвратить бедствия, лама с народом взошел на Байримен-дабан, откуда видно место развалин, именуемое теперь Байшинту, и здесь молился четырем силам, дурбен кучитей: тигру (бар), льву (арслан), Хан Гариде и дракону (лу). Беды прекратились.

В память этого и поставлено на горном проходе Байримен-дабан большое обо с деревянными изображениями на четырех странах света, дракона, льва и других животно-мифологических форм.

(Сарисын, Дюрбют, Г. Улангом).

Гора Шагшаг.

Шагшаг—гора близ селения Улала, лежит к в. от неё. Здесь отсиживались Алтайцы от киргизского батыря Кочкорбая, пришедшего под Улалу с двумя сыновьями. Теперь предания разногласят: одни говорят Кочкорбая застрелил Ерельдей, другие: дед зайсана Бакая.

Северная сторона этой горы покрыта чернью, южная открытая; народ и скот Алтайцы спрятали в чернь на северной стороне горы, вершину горы с южной стороны обложили лесом и камнями. Кочкорбай был одет в кольчугу, так что стрела не брала его; Ерельдей нацелил в луку, прострелил ее и попал в живот Кочкорбая, который не был защищен кольчугой, что знал Ерельдей; в полдень Кочкорбай умер.

На другой день старший сын Кочкорбая подъехал к засеке, держа в руке щит. Ему Ерельдей нацелил в шагшаг, то есть, в сочленение пальцев с пястьем; другой сын был ранен в колено.

(Свящ. Мих Чевалков, род. Телеут. Улала).

Источник

Очерки северо-западной Монголии. Результаты путешествия, исполненного в 1879 году по поручению Императорского Русского Географического Общества членом-сотрудником оного Г. Н. Потаниным. Выпуск IV. Материалы этнографические, с 26-ю таблицами рисунков. С.-Петербург, 1883.

Перевёл в текстовой формат и отредактировал в соответствии с современным русским языком Е. Гаврилов, 29 октября 2015 г. Ссылка на сайт обязательна!