Пиотровский А. По Алтаю.

Посвящается художнику Г. И. Гуркину.

Алтай. Катунь

Мечтой крылатою гонимый,
Я еду пестрыми лугами,
В чудесный край необозримый,
На тройке лихо, с бубенцами...
И в даль мечта моя летит,
В тот край, где льются водопады,
Где гор высокие громады,
А по утесам лес шумит...

Но вот окончились луга,
И по увалам пеленою,
Я вижу, стелется тайга, 
Колючей синею стеною...
И мнится мне, в её глуши,
Где пахнет лесом и смолою,
Безмолвно с кедром и сосною
Сжилася часть моей души...

Затем речные берега...
Луны над Обью серебрение...
И затопленные луга,
И дымных ветел отраженье...
А на стекле широких вод,
За небольшими островами,
Блестя в просветах меж кустами,
Бежит с огнями пароход...

А дальше стелется простор...
Повсюду камни, косогоры...
И цепи дальних синих гор,
При блеске утренней Авроры;
Воздушно бледные оне
Порой в тумане исчезают,
И мнится мне, как будто тают 
В небесной синей глубине...

А вот и шум, как пред грозой...
Вдали, сливаясь в водопады,
Катунь, блистая бирюзой,
Несется буйно чрез преграды...
И над провалом тесных гор,
Бурля прозрачной глубиною,
Волной вскипая за волною,
Она ведет гремучий спор.

И тут же каменный откос...
И лес зеленою стеною
Вокруг селение Анос,
Стоит под каменной грядою...
И вижу там я светлый дом 
К скале, как в сказке, приютился
И мне казалось, что он снился,
Когда-то в детстве золотом.

И, как во сне, я ухожу
Все дальше в глубь, в уединенье,
И Бога дивныя творенья
Повсюду вьяве нахожу.
И вижу я, как гордо дик,
Снегами вечными блистая,
Стоит, как верный страж Алтая,
Белухи призрачный ледник.

И очарован вижу я
Красы невиданной картины...
Вот Бухтарминские края,
Их водопады и стремнины...
А между ними и сама,
Седою пеною гонима,
Как хищный зверь, неукротима.
Бушуя, скачет Бухтарма.

Вон горных россыпей пустырь,
А вон долина Чулышмана...
Там Чулышманский монастырь
Сквозит в горах среди тумана...
Он там один, среди глуши,
Стоит и беден и убогий,
Но вид молитвенный и строгий
Хранит в нахмуренной тиши...

Вот едет с песнею калмык,
В руках с огромным самострелом,
В одежде пестрой—полудик...
Затих в восторге онемелом...
И знает он, его стрела
В горах мелькнула и пропала,
Но меткий путь она избрала:—
В крыло могучего орла.

И призрак девственных картин,
В моей душе живет поныне...
То блещет вечный снег вершин,
То запоет печаль пустыни...
И я в сердечной глубине
Творю священное моленье
И шлю восторг и поклоненье,
Алтайской дикой стороне!..
А. Пиотровский

Источник:

Пиотровский, А. С. По Алтаю : посвящается художнику Г. И. Гуркину // Алтайский альманах / [оформл. Г. И. Гуркина, И. Вандакурова]; [под ред. Г. Д. Гребенщикова]. — С.-Петербург : Тип. Б. М. Вольфа, 1914. — С. 39-41.

Перевёл в текстовой формат Е. Гаврилов, 15 ноября 2015 г.