Чукуев В. О новом в искусстве

Мы решили поместить в эту рубрику статью алтайского народного художника Владимира Петровича Чукуева. И хотя статья не про Алтай, но написана его коренным жителем и очень оригинальна в плане видения искусства. Тем более, тема, которую он поднимает в статье, очень востребована в плане отношения к произведению Малевича «Чёрный квадрат».

Евгений Гаврилов

В лабиринте пустующего небосклона

Несмотря на кризис, почитателей прекрасного меньше не становится. Студенты, школьники, любители изобразительного искусства при встрече с художниками довольно часто задают вопросы, касающиеся определения художественности. Понять их можно. Неподготовленному зрителю трудно ориентироваться в калейдоскопе современных течений, почерков и направлений, тем более что официальное искусствоведение не объясняет ситуацию, предоставив зрителю блуждать в поисках соответствия того или иного произведения эталону художественности.

Итак, существуют ли критерии определения загадочной художественности? Да, такие критерии есть. Пользуясь ими, любой человек может без труда установить ценность художественного произведения. И критериев таких три - три главные опоры художественности, или её составляющие, которые могут существовать как вместе, так и в отдельности, причём каждая представляет собой самостоятельную художественность.

Чукуев Владимир Петрович
Чукуев Владимир Петрович

Для наглядности можно сравнить их с тремя основными цветами: красным, жёлтым и синим. Вместе они дают на экране или в печати полноцветную картинку, но каждый цвет может дать изображение самостоятельно или же присутствовать в различных вариациях интенсивности, существенно влияя на колорит изображения.

Первый критерий (мерило, признак) - мастерство. Большие мастера в совершенстве владеют рисунком, виртуозно строят композицию, хорошо знают законы взаимовлияния цветов, свойств рефлексов, владеют тоном, линией, штрихом. Нельзя назвать мастером художника, не владеющего законами воздушной и линейной перспективы, не знающего пластическую анатомию. Мастер должен знать законы колорита, свойств теплохолодности, композиционного построения произведения и уравновешивания изображения. Он должен уметь создавать «глубину» на плоскости, добиваться гармонии оттенков цвета, владеть пластикой и формой.

В наше время мастерства можно достичь, обучаясь в училищах и высших учебных заведениях или получая индивидуальные уроки у мастеров, как это было несколько веков назад. Одним словом, мастерство — это школа. Но сколько бы ученик ни учился, без врождённого таланта он не сможет достигнуть больших высот.

Второй критерий — чувства, вложенные в произведение. Этому нельзя обучиться, это даётся природой и составляет львиную долю художественности произведения. Свои ощущения и чувства автор вольно или невольно вкладывает, «записывает», зашифровывает в произведение. Они-то и приводят в волнение души других людей, зрителей, когда случается соприкосновение с произведением, читаем ли мы талантливые стихи, слушаем хорошую музыку или созерцаем шедевры изобразительного искусства.

Если автор вложил в произведение эмоциональный настрой, душевное переживание, это обязательно вызовет резонанс у других людей. Мы никогда не будем равнодушны перед ренуаровскими купальщицами, левитановскими пейзажами, поленовским двориком. Наскальная живопись эпохи неолита, самодеятельная живопись деревенского художника, произведения Пиросмани или живопись Валентина Серова, Врубеля всегда будут оказывать на нас сильное воздействие, ибо исполнены они на гребне высокого душевного подъёма эмоций и переживаний.

Третий критерий - новаторство, открытие нового, новаторство подхода, почерка, стиля, темы, направления, течения, всего того, что мы называем творчеством. Творить — значит создавать новое, открывать неизведанное.

Новаторство может быть направлено как вширь, так и вглубь. Можно привести много примеров, когда талантливый ученик, усвоив творческий потенциал учителя, продолжал развитие его метода. Творчество, продолжающее развитие искусства предшественников, их школу и направления, присуще фигуративному искусству, которое берёт начало с пещерных рисунков художников эпохи каменного века.

Не меньше восхищают нас произведения фигуративного творчества художников Древнего Египта, Вавилона, Ассирии, Индии, Китая, древних инков. Европейский Ренессанс подарил миру ярчайших мастеров этого направления — Боттичелли, Леонардо, Рафаэля, Микеланджело. Реалистическое искусство достигло своего апогея в Европе, а затем России во второй половине XIX- начале XX века. Это было поступательное развитие вверх (или вглубь).

В то же время хорошо известно «чистое» новаторство — движение вширь, то есть рождение совершенно нового течения, рядом с существующим направлением. На первых порах новое зачастую оказывалось непонятым, не принималось обществом, взгляды которого на искусство были устоявшимися. Общество, не предполагавшее появления нового, бывало «шокировано». В конце концов оно «сдавалось», и революционное направление утверждалось.

Затем появлялись многочисленные приверженцы, поклонники и продолжатели, и это новое постепенно превращалось в стереотип. На смену ему приходили новые открытия. Достаточно вспомнить сменявшие друг друга некоторые течения, стили, периоды в архитектуре, декоративно-прикладном искусстве и живописи: романский стиль, готика, ренессанс, барокко, рококо, классицизм, романтизм, критический реализм, импрессионизм, экспрессионизм, кубизм, абстракционизм, сюрреализм...

Таким образом, художественность как мера ценности произведения искусства определяется наличием в произведении трёх названных начал. Если эти три критерия (мастерство, чувства, новаторство) есть в произведении, оно идеально. Все эти качества есть в творениях Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело.

Не в каждом произведении могут присутствовать все компоненты. В одном доминирует первый критерий, остальные представлены слабее, в другом ярко выражен второй критерий, и так далее.

Представим, что у художника отсутствует мастерство (школа). Если плохо нарисовано, форма и цвет переданы неумело, композиция элементарна, воздушная и линейная перспективы неправильны, значит, мы имеем дело с примитивизмом (самодеятельностью). Чем меньше мастерства, тем ближе к примитивизму. Но произведения примитивистов воздействуют на нас тем не менее так же сильно, как и работы профессиональных художников.

Вспомним пещерную живопись эпохи неолита, детский рисунок, произведения Пиросмани, Руссо, Ван Гога... В чём же дело?

А в наличии второго компонента — эмоций и чувств. Примитивисты работают не по законам красоты, они их попросту недостаточно постигли, а по душевному велению (Ван Гог мечтал научиться рисовать, как Энгр). Эмоции, душевные переживания и запечатлеваются, отражаясь в картине, а душа зрителя резонирует, «считывает» чувства, откликается, вступает в сопереживание вместе с художником через его произведение.

Теперь предположим, что в произведении отсутствует или слабо выражен именно чувственно-эмоциональный компонент при наличии ярко выраженного мастерства. В этом случае преобладает формальная сторона творчества. Мы любуемся мастерством, сделанностью. Художник поражает передачей объёма на плоском холсте, рисунком, композицией, цветовой гаммой, изяществом подачи материала.

Всё это придаёт произведению характер информативный, описательный, декоративный. Оно обращено к нашему разуму. Таковы произведения фотореалистов, гиперреалистов, формалистов всех мастей, произведения декоративно-прикладного искусства (ювелирное, гобелен, батик, керамика, изделия из дерева, бересты и т.д.). Сюда же относятся исламский орнамент с его головокружительным мастерством, декор мечетей, церквей, украшения и роспись дворцов разных эпох.

Существование в произведении в чистом виде только одного элемента (критерия) — явление редкое, особенно в станковых вещах. Даже в самых примитивных есть элементы «умения», некоторой школы.

Малевич К.
Малевич К. Чёрный супрематический квадрат, 1915. Холст, Масло. 79,5 × 79,5 см ГТГ, Москва

Но мир не без исключений. Ярким примером такого исключительного случая может служить «Чёрный квадрат» Казимира Малевича. Чтобы нарисовать на холсте квадрат чёрной краской, не нужно обладать мастерством рисовальщика и живописца, тратить особых переживаний и чувств.

Но надо иметь настолько оригинальный ум, способности первооткрывателя и смелость, чтобы предложить зрителю такое «станковое произведение». Никто не осмелился это сделать, кроме Малевича. И «Чёрный квадрат» с восторгом (или критично) был принят зрителями.

В нём нет мастерства, чувств, верха, низа... Но это произведение ярко иллюстрирует в чистом виде третий критерий — новаторское открытие. Недаром «Чёрный квадрат» считается одним из самых оригинальных произведений в мире, и его автор К. Малевич — родоначальник супрематизма — одним из корифеев творчества.

Влияние супрематизма на оформительское, плакатно-агитационное, декоративно-прикладное и дизайнерское искусство невозможно переоценить. Такие выдающиеся деятели, как Малевич, Кандинский, Пикассо, имели многочисленных последователей и подражателей, что объясняется лёгкостью овладения приёмами этих стилей.

Компоновать различные геометрические фигуры на листе куда легче, чем нарисовать сюжетную вещь. В силу тех же причин эти подражательные работы не представляют ценности.

Можно привести забавные примеры из жизни студенческой богемы столицы Франции. При жизни Пикассо студенты парижских художественных школ приносили свои работы, выполненные в стиле «а-ля Пикассо», и мэтр охотно ставил на них автограф. Потом эти работы продавались как подлинные вещи самого Пикассо и стоили дорого. Так он щедро делился результатами своей славы с бедными начинающими художниками.

На 50-е годы прошлого века пришёлся пик появления подражателей Кандинского, и в выставочных залах Запада абстрактные картины висели километрами, поскольку такую картину мог написать буквально любой желающий. В настоящее время голова идёт кругом от стилей, форм, направлений в изобразительном искусстве.

Но вот парадокс: всемирно известного гения нет. Сальвадор Дали, последний художник из легендарных титанов, ушёл из жизни сравнительно недавно. После него «тишь да гладь».

В чём дело? Мы знаем времена, когда творили много гениальных личностей. Взять хотя бы конец XIX и первую половину XX века. За эти 60-80 лет мы насчитаем десятки известнейших художников мирового уровня.

А в давние времена, например, в Древнем Египте, в течение тысяч лет в его изобразительном искусстве мало что менялось. Сотни лет держался стиль, найденный однажды. Такая же ситуация в Древнем Китае, Ассирии, Древней Греции, Риме. В Средневековье, а затем в эпоху Возрождения ситуация меняется: развиваются региональные стили, школы. Ускоряется движение вглубь. Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело поднялись гораздо выше, чем их учителя и предшественники. Тем не менее их работы оставались в рамках фигуративного направления.

Так продолжалось до середины XIX века. К этому времени изобразительное искусство, пройдя все периоды (классицизм, романтизм), подошло к реализму, который достиг вершины в области изображения (критерий «мастерство»).

В России это произошло несколько позже, чем в Европе. Творчество таких корифеев, как А. Иванов и К. Брюллов, а затем Семирадский, Перов, Федотов, Репин, Айвазовский, Куинджи, Поленов, Серов, Левитан, Суриков, Архипов и других — это пик достижений фигуративного искусства.

Пейзажи Куинджи, рисунки Фешина, манеру Архипова можно сравнить только с виртуозностью Паганини в музыке. По уровню к ним можно приблизиться, но сделать лучше — никогда.

Итак, верхняя точка в реалистическом искусстве достигнута, развитие остановилось. Начинается поиск других путей. Одновременно сосуществуют различные стили, школы, методы: импрессионизм, постимпрессионизм, фовизм, экспрессионизм, супрематизм, кубизм, дадаизм, сюрреализм, абстракционизм, примитивизм и т.д.

Родоначальники течений и их ближайшие последователи были признаны гениями: Ренуар, Ван Гог, Матисс, Гоген, Роден, Кандинский, Малевич, Татлин, Филонов, Дали, Пикассо и другие великие художники.

А в наше время нет мастера, соизмеримого с этими именами. Почему? Ответ прост: нет открытий, нет и гигантов. С открытием абстракционизма закончилось золотое время новых стилей. Все стилевые ходы найдены и предложены обществу. Новых «измов» нет.

Очень редко появляется какое-нибудь течение, но если присмотреться, оказывается, это забытое старое. Иногда в СМИ объявляют о появлении нового Пикассо («девушка работает, как Пикассо»).

Другой пример. Художник Никас Софронов в телепередаче «Кордон Кихот» заявляет ведущему и искусствоведам, что его картины никто не может понять и растолковать точно так же, как и «Чёрный квадрат» К. Малевича.

Тут без аналогии не обойтись. Сравнимы ли «наполеоны», сидящие в «жёлтых домах», с самим Наполеоном?

Похожее явление — сравнивание себя с Малевичем. «Чёрный квадрат» — веха в истории творческих открытий, а картины иных людей — жалкое подражание гениям.

Абстракционизм завершил разрушение реалистического искусства, отказавшись от передачи формы, объёма, пространства, оставив только декоративность. Стала возможной ситуация, когда картину может написать любой человек, а то и вовсе животное — собака, обезьяна, слон или дельфин...

Было время повального увлечения абстракцией (картины создавались верстами — на Западе), время фейерверка цвета и калейдоскопа декоративности. Сегодня перед художниками открываются безграничные возможности выбора пути. Можно творить в любом направлении, выбирать любой «изм», внося что-то от себя. Но если найдётся человек, который откроет доселе неизвестный путь, стиль, новый «изм», придётся констатировать появление гения на пустующем небосклоне новаторства.

Источник. Чукуев В.П. В лабиринте пустующего небосклона// Художественный Совет, Сентябрь-Октябрь, 2010 г. с.11-13