Адаров Владимир (Аржан) Ойинчинович - Алтай Туристский. Туристический портал

Адаров Владимир (Аржан) Ойинчинович

Адаров Владимир (Аржан) Ойинчинович (15.06.1932, с. Каярлык - 09.06.2005, Горно-Алтайск), поэт, прозаик, драматург, переводчик, публицист. Заслуженный работник культуры РСФСР (1982), алтайский народный писатель (2004). На его стихи положен гимн Республики Алтай.

Адаров А.

Окончил Литературный институт им. A.M. Горького (1957). Работал корр. газете «Алтайдыҥ Чолмоны». Редактор, затем главный редактор, директор Горно-Алтайского отделения Алтайского книжного изд-ва (1967-1972). Литературный консультант организации писателей(1985-1987), председатель ГТРК «Горный Алтай» (1987-1994), председатель СП РА (1994-2005).

Издал более 25 поэтических книг: «Урсул» (1956), «Песни сердца» (1958), «Страна, близкая к солнцу» (1963) и др.

Ранним стихам А. присуща искренность чувств и мыслей, простота и оригинальность поэтических образов. В зрелых стихах поэт размышляет об исторической судьбе алтайского народа, осмысливает пройденный им путь («Кочевники», «Мой народ», «Я — алтаец», «Великое кочевье» и др.). Ряд стихотворений он посвятил дружбе народов («Я им скажу высокие слова», «Голос домбры», «Гоби — Алтай» и др.).

См. на сайте: Адаров Аржан. Аил

Я — алтаец

Я — долина,
все ветры хлестали меня,
Я — тайга,
все снега засыпали меня.
Я конец и начало земли,
Из груди моей песни взошли.
Я — алтаец, народ,
Я хозяин долин и хребтов,
В моем сердце рубцы
От несчитанных стрел и клинков.
Я похож на дорогу,
По которой столетья шагал.
Я — алтаец,
Где кости того, кто меня убивал!
Где богатство того,
Кто веками мой хлеб отбирал?
Я горбат,
Я сутул —
Сто веков на захватчика спину я гнул.
Камни в пыль перетер я ногами
На дороге, где счастье искал.
Дым костров кочевых
Мне столетья глаза выедал.
Я укрылся в горах —
Я ушел,
я погиб,
я исчез.
Я — алтаец,
Я — жив.
Я из мертвых
свободным
воскрес.
Я до капли из вен
выжму старую рабскую кровь.
Человек меж людей,
Жизнь свою начинаю я вновь,
Я — алтайский народ!
1969
Перевод А. Смольникова

Самобытный поэт

Многое дали алтайской поэзии фольклор, поэты 20—30-х годов.

Многое дал алтайской поэзии Павел Кучияк, но послевоенная алтайская поэзия не повторила его дороги.

Говоря о третьем поколении алтайских поэтов, мы говорим прежде всего о Л. Кокышеве, А. Адарове, Э. Палкине. Их вклад в родную поэзию неоценим. Благодаря им стала она тем, чем является сегодня — феноменом духовной жизни народа.

Общие для алтайской поэзии темы нашли в творчестве А. Адарова неповторимо национальное личностное выражение.

Вклад Адарова в алтайскую поэзию заключается в осмыслении национальной истории своего парода в широком общеисторическом контексте истории страны. И в то же время его поэзия — это то, что родилось под звездами Горного Алтая, струящими свой свет над перевалами.

Есть у Аржана Адарова программное стихотворение, которое называется «Поэзия». Оно об истоках всего для него дорогого, в том числе и творчества. Оно о родниках, питающих его поэзию, о корнях, гонящих ее ввысь.

Овечьей шерсти запах кисловатый,
Улыбкой — месяц в зеркале ручья,
Труды и дни, рассветы и закаты —
Все это ты, поэзия моя!
Ты — горы заповедного Алтая,
Ты — песнь чабанки, матери моей,
Ты — все, к чему душою припадая,
Я становлюсь сильнее и мудрей.
Ты — все. Ты — жизнь, то добрая, то злая.
Сибирь. Москва. Пути в межзвездной мгле.
Ты в час предгрозья — первая, сквозная,
Медлительная капля на стекле...

Аржан Адаров родился в семье чабана. Рано начал помогать матери, которая работала чабаном, вместо погибшего на фронте отца.

Стихи стал писать в детстве. На первые поэтические опыты оказали влияние гортанные песни кайчи-сказителей (любовь к ним он пронесет через всю жизнь и творчество) и то, что видел мальчик вокруг себя. Эти два истока — начало того единого пути, который приведет Аржана в большую поэзию. Но прежде чем это произойдет, он окончит областную национальную школу и Литературный институт имени А. М. Горького вместе со своими друзьями Лазарем Кокышевым и Эркеменом Палкиным.

Первый сборник — «Счастливая жизнь» — опубликован в 1950.

В поэзию его поведет и разнообразная трудовая деятельность, связанная с подъемом и укреплением культуры Горного Алтая: издатель, секретарь Горно-Алтайского ГК КПСС, ответственный секретарь Горно-Алтайской писательской организации.

Первая книга «Урсул» увидела свет в 1956 году. С тех пор пройден большой творческий путь. Печатался неоднократно на языках народов СССР и за рубежом.

Разнообразна тематическая палитра адаровской поэзии. Особой популярностью в народе и у читателей пользовались его чеканные стихи о Родине большой и малой, о Владимире Ильиче Ленине, о партии. В этом основной пафос многообразного творчества Аржана Адарова и пафос этот, следует заметить, неотделим от исторического подхода к материалу.

Поэзия Адарова всегда была современной, но современность в его стихах — не сиюминутность. Она продолжение истории, она вытекала из нее, предопределена ею, лежала в основе творчества самобытного алтайского поэта, заставляла его пристальнее вглядываться в быстробегущий день Горного Алтая и в его историю, постигать народное мироощущение.

Они трудились много, вечно, щедро,
Не зная лени, — эти две руки.
Их пальцы крепки, словно корни кедра,
И, как поля, ладони широки.

Трудно найти в алтайской поэзии лучше этого стихотворения, рисующего алтайца во весь рост: сделано реалистически, без какой-либо ложной идеализации.

Они траву пластали и стелили,
В лугах косой отточенной звеня;
Они в далекой юности валили,
Схватив за гриву, доброго коня...
...Посыпал пепел смоляные пряди.
На лбу невзгоды провели черты.
Но поселилась в просветленном взгляде
Задумчивая мудрость доброты...

Не напиши поэт ничего больше, счастливо найденная емкая, образная «задумчивая мудрость доброты» могла бы украсить любую поэтическую антологию о человеке труда и человеке вообще.

В поэзии Адарова чаще всего видна не отдельная личность, какой-либо эпизод, а картина целого, воссоздаваемая из типичного в жизни народа. Для него характерно стремление не к отражению действительности, а стремление к ее философскому постижению и осмыслению. Поэтому он так много размышляет в стихах: о любви, о поэзии, об истории и революции, о жизни и смерти. И не банально. Ему удается не только самому увидеть, но и передать нам, как «на струнах топшура навеки осталась седая печаль», как «годы прошли, и растаяли годы» и как живет и здравствует народ и как слит с ним нераздельно сам поэт: «Я — долина, все ветры хлестали меня. Я — тайга, все снега засыпали меня. Я конец и начало земли, из груди моей песни взошли. Я — алтаец, народ...»

Диалектика общего и единого — ведущая черта гражданской лирики поэта. Чувство привязанности к родному краю выражено в поэзии Адарова с необыкновенной остротой. Образ Горного Алтая нарисован в неразрывной связи с большой родиной и мировой культурой.

Адаров — поэт истоков. Что волнует его там?

Нравственный и духовный опыт народа!

Постижение истоков начинается не с восклицаний, а с прояснения своей родословной, связанной с судьбой народа, с нелегких (подчеркиваю — нелегких!) вопросов времени и себе:   «Кто мы?»

Это не что иное, как стремление осознать себя в исторической перспективе. Себя и — народ.

...Нет, однажды зажженный огонь не погас,
Он по жилам бежит с беспокойною кровью.

Только лето и сердце зовет нас вперед.
И, прищурившись, смотрим мы в синие дали.
Мы — кочевники. Мы — беспокойный народ.
Мы за счастьем своим столько лет кочевали.

К новой жизни мы шли, крепко сидя в седле.
Сто веков прокатилось, и пришло наше время, 
И не гости теперь мы на этой земле, 
Мы хозяева здесь, мы — кочевников племя.

От истории — к себе, от себя — к истории своего народа — таков идеал творческого поведения поэта. Главный критерий личности в поэзии А. Адарова — преданность человека делу революции.

Я люблю тебя, Родина,
Каждой слезой,
Я люблю тебя, Родина,
Каждой улыбкой.
Чуть сощурюсь —
И горы встают полосой,
Чуть прислушаюсь —
Кедр запевает, как скрипка...

Кедр — образ не новый, традиционный, но как свежо воспринимается здесь.

Интернационализм — существенная тема поэзии социалистического реализма. Наш поэт решает ее также не банально, в строго реалистическом плане. В этом можно убедиться, вглядевшись в стихотворение «Алтайский эскадрон», в котором изображена по сути дела трагедия, но «цвет» ее не безысходен.

...Осенней ночью хмурою,
От пуль заговорен,
Проходит по Даурии
Алтайский эскадрон.
Идет, как шел он некогда,
В былые времена,
Но песен петь там некому
И тихи стремена...
Идет стальная конница,
И ветер знамя вьет,
И никогда не кончится
Бессмертный тот поход.

Конечно, тот революционный поход не кончится, ибо революционный процесс неостановим: «седлает коня революции вестник — мексиканец, похожий лицом на алтайца».

Сказанное позволяет заметить, что именно интернационализм делает поэзию Адарова философичной, а самого его поэтом-философом. Философичность определяется не только содержанием, но и формой произведений. Мировоззрение поэта входит в кровь и плоть его стихов, придавая им широкую масштабность, заставляет еще внимательнее всматриваться в судьбу свою и своего народа.

И тогда уж герой не просто часть природы, он — часть истории. Даже интимная лирика поднимается до уровня нравственных обобщений и обогащает наш духовный мир. Она тоже имеет значение этической меры и поэтизирует женщину, любовь как лучшие проявления жизни.

Наша встреча, глаза твои, звезды над чащей
И тропинка, где шли мы в предутренней мгле, —
Все вместилось теперь в этот резкий, слепящий
Белый блеск, снежный блеск на оконном стекле!

Чтобы полнее раскрыть тему времени и Горного Алтая, поэт использует многие жанры, начиная с миниатюр и кончая поэмами. В поэмах все, что в его лирике. Только шире обобщения и глубже философичность, совсем как в героическом эпосе, пропаганде и изданию которого поэт отдал много сил.

В пути, как факел, поднимаю Слово —
Пусть светит в обе стороны оно,
Пусть озарит и глубину былого,
И то, что лишь настать еще должно!..

Аржан Адаров яростно не принимал он все то, что уродует жизнь на планете. Он был привержен к лирике, к сатирическим краскам, к саркастическим интонациям, когда речь заходила о тех, кто сегодня готов взорвать землю, которую поэт в начале своего творческого пути назвал «мой шарик, родная планета»...

Аржан Адаров был верен себе. И сегодня он остается тем же, кем был всегда. Гражданином. Борцом. Художником.

* * *

В последние годы жизни А. писал венки сонетов («Лебеди любви»), из них два посвящены образам древне-тюркских каганов.

В литературном наследии Адарова имеется ряд сборников рассказов и повестей, в которых показаны исторические события XX в.: «Возвращение» («Бурылганы», 1960), «Ночные звезды» («Тундеги jылдыстар», 1962), «Цель» («Амаду», 1964).

Стоит сожалеть, что после уничтожения СССР А. Адаров не смог устоять против антисоветской истерии. Им были написаны в постсоветский период такие книги: «Дорога в большой мир» («Jaaн телекейге jол», 1993); романы «Синяя птица смерти» («Олумниҥ чаҥкыр кужы», 1993), «Сердце, опаленное огнем» («Jурек ортогон от», 2001), «Божественный Алтай, вечная любовь» (2000).

Коптелов А.Л. и писатели Горного Алтая

Его пьесы ставятся в Национальном театре драмы: «Странный человек» (1981), «Женитьба Абайыма» (1986), «Испытание века» (1989), «Письмо, посланное из каганата» (2000).

А. перевел на алтайский язык произведения А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Э.Л. Войнич, Ч. Айтматова, И. Есенберлина, М. Джалиля и др.

Награжден орденами Дружбы народов (1992), «За заслуги перед Отечеством» II степени (1997), Почета (2003), Дружбы (2004), золотой медалью «Юбилей А.С. Пушкина» (1999).

Источники

1. Адаров В. О. Избранное: Стихотворения и поэмы /Предисловие В. И. Чичинова. — Барнаул: Алт. кн. изд., 1985. —304 с. 2. Писатели Горного Алтая: Биобиблиографический справочник. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1988. — 264 с. 3. Республика Алтай. Краткая энциклопедия. — Новосибирск: Изд-во «Арта» , 2010. — 366 с, ил.

Материал подготовил Е.Гаврилов, 2 декабря 2015 года.