Чагат-Строев (Трепихин) Павел - Алтай Туристский. Туристический портал

Чагат-Строев (Трепихин) Павел

Чагат-Строев (Трепихин) Павел Александрович (09.02.1887 ‒ 14.03.1938), алтайский советский писатель.

Родился в 1887 году в с. Мыюта Шебалинского аймака в семье крестьянина-бедняка. После смерти отца мать увезла его в с. Сростки. В 12 лет остался сиротой, и дядя отдал его в Бийскую церковно-приходскую школу, где он проучился год.

Вернувшись в родные места, батрачил у купца Филатова, который вел транзитную торговлю с соседней страной. Как никто другой, Чагат-Строев сполна хлебнул горечи, увидал бедность, бесправие простых людей — алтайцев, русских, монголов. Все это крепко-накрепко отложилось в его сознании.

С установлением Советской власти стал активным борцом за новую жизнь. Работал на самых различных участках культурного строительства: в Литколлегии, в книжном издательстве, в газетах и т. д. На Всероссийском съезде Советов (1922 г.) был избран членом ВЦИК от Горно-Алтайской автономной области. 

П. А. Чагат-Строев является одним из зачинателей алтайской советской литературы. Стихи и поэмы его печатались в газетах «Кызыл-Ойрот», «Ойроттьпт комсомолы», в книгах для чтения «Ойрот школа» и «Таҥ Чолмон». Он был автором первых алтайских букварей.

В 1925 году выходит поэма П. А. Чагат-Строева о В. И. Ленине «Мудрый богатырь». Это была первая в истории алтайской советской литературы художественная книга, вышедшая отдельным изданием.

Поэма о Ленине вышла в 1925 году, то есть непосредственно после кончины вождя, и это указывает на то, что автор первым в алтайской поэзии и, быть может, вообще среди национальных литератур Сибири ярко воспел бессмертный образ.

А его стихотворение «На кончину Ленина» — как прелюдия к написанию эпической поэмы — создано в форме народного плача. Теперь очевиден и тот факт, что поэма «Зажглась золотая заря» П. В. Кучияка могла быть создана лишь после творческого освоения чагат-строевской вещи. Она действительно появилась лишь десять лет спустя и в ней довольно заметно влияние «Мудрого богатыря», творческого метода опоры на эпос.

Появление поэмы вызвало огромный интерес у алтайских читателей, которые сердцем и слухом привыкли к эпическим канонам отображения действительности. Поэтому они восприняли очень чутко это произведение как эпический сказ, как «кай чорчбк» о новом, необычном герое времени — вожде Ленине. Во многих урочищах и долинах Алтая неоднократно устраивались коллективные читки поэмы — прекрасная традиция, которую не мешало бы возродить и нам. Помечтаем услышать эту поэму в исполнении горловым пением с большой сцены нашим молодым талантливым кайчи...

Поэт вполне сознательно обратился к эпической повествовательной традиции как к единственно возможному, наиболее естественному художественному методу. Он так раскрыл свой замысел: «В наших героических сказаниях богатыри всегда борются за справедливость, за лучшую жизнь, выступают защитниками обездоленных в борьбе с многочисленными могучими врагами. Вот почему я решил показать историю Октябрьской революции, следуя традициям устного поэтического творчества с тем, чтобы она была доступна и понятна алтайскому народу». Вот и вся политграмота. И лучше нельзя было придумать. А каково воздействие — подумать только! Мы, сегодняшние профессионалы, едва ли сможем найти столь простую и столь совершенную форму самовыражения...

Всего двумя годами позже публикации «Мудрого Богатыря», к 10-летию Октября, выходит в свет отдельным изданием другое, уже монументальное эпическое полотно — поэма «Кара-Корум», где чеканным и торжественным слогом великого эпоса Чагат-Строев почти с документальной точностью и большой художественной экспрессией воспроизвел события гражданской войны в Горном Алтае, историю авантюристического создания и бесславного падения Кара-Корумской управы — этого контрреволюционного учреждения, рожденного при непосредственном участии сибирских эсеров-областников и меньшевиков.

При этом враги Советской власти использовали тщеславные устремления национальной буржуазии — баев и торговцев, немногочисленной прослойки интеллигенции, сложившейся к тому времени из числа тех, кого выпестовала православная миссия — этот отъявленный непримиримый враг трудовых масс, который, не удосуживаясь одним лишь формальным крещением, отнимал и отторгал в свою пользу лучшие земли, иссушал и вынимал саму душу народа, пытаясь превратить весь Алтай в свою огромную вотчину, «божью землю», где влачили бы существование, выражаясь современным термином, одни лишь послушные им, безропотные «манкурты» без чести и достоинства.

Но трудящиеся Горного Алтая — алтайцы и русские — быстро раскусили суть Горной Думы и Кара-Корумской управы. Тут, под фальшивой вывеской национального самоопределения, оказалось, самым мирным и дружным образом уживаются, хозяйничают сполна, еще пуще чем прежде, именитые баи, «лучшие люди» — якшилары капиталистического образца, горластые кулаки и купцы, длинноволосые попы — все те, кто обирал и объедал вчистую народ как крещеных, так и кочующих «язычников». Тут и вся разномастная когорта, «господа бродяги», бежавшие в горы, подальше от бурлящей революции. Нет в Кара-Коруме только подлинных представителей трудящихся, нет самого парода, от имени которого все эти самозванцы вершили свои кровавые дела, науськивая друг на друга людей по национальному признаку. Документальность поэмы отмечалась еще С. С. Cуразаковым. И действительно, достаточно только поднять протоколы учредительного сборища Кара-Корума, чтобы убедиться в его истинном характере. Кроме художника Г. И. Гуркина, избранного для прикрытия зловещей белогвардейской сущности Кара-Корума, там нет алтайцев выходцев из глубин народа.

Апофеоз поэмы — полный и окончательный разгром этого уродливого монстра, перевоплощения православно-монархического, колониального Алтая. Особо глубокое впечатление оставляет завершающая глава о снежном походе партизан через Теректинский хребет.

В своих поэмах Чагат-Строев был на пути к созданию своего рода нового эпоса о революционных этапах развития, узловых моментах жизни Горного Алтая. Как знать, какие еще произведения могли появиться из глубин горячего сердца, сложись его жизнь не так. В 1938 году репрессирован. Реабилитирован посмертно.

На следующем витке развития нашей литературы творческие принципы и поэтические традиции Чагат-Строева были подхвачены другим поколением. Наиболее заметно отразились они в поэзии замечательного поэта Лазаря Кокышева, который считал его своим творческим учителем. Достаточно указать на поэму «Туба» — явление, с которого, собственно говоря, начинается современный этап развития алтайской литературы.

Исследуя творчество Чагат-Строева, Лазарь Кокышев отмечал, что «так может писать только поэт, который был сыном своего народа, делил с ним горе и радости. «Кара-Корум» написан кровью сердца». Именно кровью. Просчитались те, кто пролив алую кровь поэта революции, чужими холодными руками надеялись похоронить его навсегда для будущего. Черная хула каракорумовцев, которых он развенчал в поэме так яростно и ярко, никогда не бросит тени на светлый образ — поэзия Чагат-Строева с нами, она живет и работает па правду и гласность. Как ныне, так и по отношению к прошлому. Прозрев, мы обретаем истину. В отношении литературных предшественников — тоже.

Эпичность, тяга к созданию широких исторических полотен наиболее ярко проявились в таких поэмах Чагат-Строева, как «Мудрый богатырь», «Кара-Корум», «Три песни», а высокий накал гражданственности в сочетании с лирикой — в его стихах и песнях.

Помнить нравственный и творческий подвиг своих предтечей и продолжать их дело — наш долг и наша задача.

В архивно-следственном деле, находящемся на хранении в республиканском архиве, имеется анкета, заполненная рукой писателя в мае 1937 года. В документе указано, что он является секретарем сельсовета Чемальского аймака, семья проживает в Ойрот – Туре по улице Малой Родниковой, 7.

Перечислены члены семьи: жена – Александра Егоровна 38-и лет и сын Томас 8-и лет. Далее в деле подшита выписка из протокола заседания тройки управления НКВД № 14/13 от 18 августа 1937 года, которая постановила: «П.А. Чагат-Строева заключить в исправительно-трудовой лагерь на 10 лет с поражением в правах на 5 лет…».

Источники: 1. Архивы Республики Алтай 2013 год, №23; 2. Мудрый богатырь: Поэмы, стихи, басни. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1987. — 136 с. 3. Писатели Горного Алтая: Биобиблиографический справочник. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1988. — 264 с.

Ссылка на сайт обязательна!