Пищуха - сеноставка - Алтай Туристский. Туристический портал

Пищуха - сеноставка

Также известна на Алтае как имуранка (емуранка и т.д.).

Этот маленький зверек весит всего 80-100 граммов; длина его тельца 20-22 сантиметра. Шубка пищухи серая, нередко с рыжим или бурым оттенком, хвоста нет, уши короткие и широкие. Живут зверьки в норах, под корнями деревьев, в пустотах между камнями. Их можно встретить и в лесу, и высоко в горах – до 2700 метров.

Алтайская пищуха

Пищухи своей беготней в состоянии оживить любой ландшафт. Правда, они весьма пугливы, и при малейшем намеке на опасность раздается звонкий свист – мол, прячьтесь все! Но стоит посидеть неподвижно минут 10-15, как зверьки снова  вылезают из норок и принимаются за свои дела.

А дела у них немаловажные. Название «сеноставка» возникло не на пустом месте; пищухи вполне серьезно и профессионально занимаются заготовкой сена на зиму. Начиная с середины лета, зверьки острыми резцами срезают отдельные травинки, перетаскивают в удобное для сушки место и раскладывают тонким слоем на солнце. Если собирается дождь, или ночь обещает быть влажной и холодной, сеноставки прячут свои заготовки по камни, валежины, густые кроны деревьев, а как только проглянет солнце – раскладывают снова. Так и бегают без устали целыми днями – то с травой, то без нее.

Когда сено просохнет, сеноставки укладывают его на, так сказать, длительное хранение: под большой камень, под скалу, а в лесу – под ветвями у ствола пихты, ели, кедра. Стожки сена, заготовленного пищухами, могут достигать полутора метров высоты и массы 80-100 килограммов! Лесники рассказывали, что порой на одном квадратном километре лесных угодий сеноставки складывали на зиму до 10 тонн сухой травы.

Конечно, сами пищухи такую массу не съедают, и сеном из стожков с удовольствием кормятся все копытные животные. Да и люди при случае не отказываются накормить лошадей или устроить себе мягкую постель.

Не только сено, но и самих сеноставок едят все, кому не лень. Пока травоядные хрумкают высушенную травку, на крошек-заготовителей охотятся хищники: соболь, норка, колонок, горностай, лисица и другие. При нехватке мяса кушают пищух и люди.

Был случай, когда группу зоологов долго не могли вывезти вертолетом из глухого горного урочища, откуда выбраться пешком было просто невозможно. Продукты кончились; сначала люди варили и ели копеечник – «медвежий корень», а потом научились ловить сеноставок и готовить из них весьма сносные обеды. Вот только зверюшка уж больно мала – съешь пару, и совсем не чувствуется, что ел. Однако до вертолета группа продержалась, и даже сильно никто не отощал.

Между прочим, лет 300-400 назад у алтайских племен тубаларов и челканцев вяленое мясо пищухи считалось деликатесом. Нанизанное на палочки и высушенное, оно не только заготавливалось впрок, но и входило даже в калым – выкуп за невесту!

В алтайских сказках пищухи – персонажи, как правило, веселые, трудолюбивые и довольно-таки хитрые…

Алтайская пищуха

Сказка о хитрой сеноставке

..На каменной россыпи у светлого ручья, промеж двух валунов, жил маленький сыгырган-сеноставец. Вместе со своими соседями он резал траву, сушил ее на камнях и в стожки складывал.

А повыше стойбища сеноставцев жила лиса. Вот однажды в пасмурный день вышла она на охоту; услыхал сыгырган-малыш осторожные лисьи шаги и засвистел: прячьтесь, лиса идет!

Юркнули в щели сеноставки, осталась на каменной россыпи лишь сухая трава. Понюхала лиса стожки и чуть не заплакала:

- Еще ни одна лиса сеном не кормилась, неужто я первой буду!?

Выдернула клок сена, пожевала, а проглотить все одно не может – только горло поцарапала. Рассердилась лиса,  есть еще больше захотела, подошла к щели между камнями и запела ласково:

- Какой же старательный хозяин здесь живет, как ровно траву нарезал, как хорошо просушил, как ловко в стога сметал! Даже человек мог бы поучиться, а уж среди сеноставцев лучшего и не найдешь! Вот бы хоть одним глазком взглянуть на такого умницу!

Слышит эти похвалы сеноставка, в норе ворочается, вздыхает. А лиса еще умильней тявкает:

- Ах, как славно было бы побеседовать, все хорошее прямо в глаза сказать!

Не вытерпел сыгырган, высунул мордочку из норки.

- Как с лица-то хорош! – разулыбалась лиса. – Взглянуть бы и на спинку, говорят, со спины он еще краше!

Спрятал голову сеноставец, выставил спинку. Тут лиса его и схватила. Прижала крепко зубами и поспешила в горы, деток сеноставцем угощать. А сыгырган-сеноставец в лисьих зубах плачет-причитает:

- Ох, несчастный мой отец, ой, бедная моя мать!

Услыхала этот плач сорока, полетела следом за лисой, застрекотала:

- Сам ты, сыгырган, лисе в зубы полез, о чем теперь плачешь?

- Как же мне плакать? – отвечает сеноставец. – Отец-мать меня всегда просили-уговаривали, чтобы не оставлял их одних на старости лет, куда бы ни вздумал пойти-поехать, их с собой брал. А теперь видишь, сорока, сам я в горы еду, а родители дома остались. Никогда мне отец с матерью этого не простят, всю жизнь в обиде на меня будут!

Тут остановилась лиса и пробормотала, не разжимая зубов:

- Я могу и штариков  твоих  вжять. Где они?

- Тут, тут, вот в ближних камушках! – отвечал сеноставец.

- Пожови их шкорей! – сказала лиса и разжала зубы.

Засвистел сеноставец и юркнул в щель между камней. Лиса спохватилась и успела сцапать его за хвост. Держит, не отпускает, но и сыгырган крепко в щели засел, не вылезает. Тянула лиса, тянула, изо всех сил тянула, да и оторвала у сыгыргана хвостик. Кувыркнулась, о камень ударилась и убежала, голодная и обиженная.

Вот с того дня у лисы морда вытянутая, а у сеноставок хвоста нет…

Источник: право на публикацию материала предоставлено тур фирмой Ак-тур