Игуменов Виктор - Алтай Туристский. Туристический портал

Игуменов Виктор

Виктор Игуменов: «Эффективность и надежность подтвердила Олимпиада»...

Родился 10 марта 1943 г.

Всю свою спортивную жизнь, да и после, он жестко подчинял себя главной цели, шел к ней не оглядываясь, не растрачиваясь, не обращая внимания на жизненные мелочи. Если тренировался, то до изнеможения, пока не остановят; если боролся в соревнованиях, то из кожи лез, чтобы победить.

Уставал он не меньше других, был чувствителен и к боли. Но ни разу никто не слышал, чтобы он вскрикнул при травмах. Он не катался по ковру, не бил по нему ногами, а только бледнел и сжимал губы. Казалось, боль вызывала у него лишь досаду из–за того, что на какое–то время она остановит его движение вперед. А травм ему хватало, пожалуй, их хватило бы с лихвой на целую команду. И все оттого, что не щадил себя, «зарывался» в поединке, в работе, стремился достичь цели во что бы то ни стало, зачастую не соизмеряя своих возможностей. Спортивные успехи принимал без эмоций, как должное, как дань своему труду.

В Монреале борцы под его руководством добились феноменального успеха: семь золотых медалей, все в команде — призеры Олимпиады.

Выпускник Омского государственного института физической культуры (1964). Специалист в области теории и методики спортивной борьбы.

Доктор педагогических наук (1992), профессор (1987). Почетный доктор наук Корейского национального колледжа физической культуры.

Проректор по общим вопросам, заведующий кафедрой теории и методики борьбы и восточных единоборств РГАФК.

Опубликовал около 100 научных работ.

Подготовил 20 чемпионов Европы, мира и Олимпийских игр.

Заслуженный работник физической культуры РФ (1997).

Награжден орденами «Знак Почета» (1968), Ленина (1976), Дружбы народов (1981), медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2002).

Первый вице–президент Федерации спортивной борьбы России.

Виктор Михайлович Игуменов – человек, имеющий большой авторитет в науке и мировую известность в спорте, заслуженный мастер спорта (1966), заслуженный тренер СССР, двукратный чемпион СССР, чемпион Европы, пятикратный чемпион мира по классической борьбе.

Игуменов
Игуменов Виктор Михайлович

(Интервью от 1 августа 2006 года)

Евгений Гаврилов: – Виктор Михайлович, Вы начинали заниматься научными разработками будучи ещё членом сборной команды СССР. Часто ли вам приходилось преодолевать сопротивление в использовании новых методик?

Виктор Игуменов: – У меня была другая проблема. Во–первых, сейчас время другое. Раньше кандидатом наук можно было стать только в 30 лет, защищаться в 28 лет считалось вообще исключением из правил. Докторские диссертации защищали после 50 лет, потому что раньше докторские диссертации защищали только люди, которые возглавляли научные школы, проводили коллективные исследовательские работы. В годы перестройки все традиции были утеряны. Недавно принято решение правительства и Минобрнауки о том, чтобы усилить требования к подготовке качества диссертационных работ, кандидатских и докторских – это совершенно правильно. Но а то, что касается людей, которые поддерживали спортсменов, хотевших заниматься наукой, то были сторонники, были и противники. Они и сейчас имеются.

Многие думают так: вот ты занимаешься спортом – и занимайся на здоровье! Когда закончишь заниматься спортом, тогда займёшься наукой. К сожалению, когда годы уходят, у человека меняются устремления и он может принимать совершенно противоположные решения. Я считаю, что то направление, которое мы сегодня пытаемся внедрить в сборные команды и среди наших ведущих специалистов, спортсменов и тренеров, правильное. Игорь Иванов из Краснодара, который готовил Олимпийского чемпиона Мурада Карданова, тренер сегодня краснодарской сборной и сборной России, защитил кандидатскую диссертацию и готовится к защите докторской диссертации. На него мы возложим всю организационную ответственность за создание настоящей группы научно–методического обеспечения подготовки сборной команды.

 

– Долгое время вы работали тренером сборной команды СССР. Именно под вашим руководством она одержала триумф в Мюнхене. Как изменились ваши взгляды на борьбу, когда вы посмотрели на неё не глазами спортсмена, а тренера?

– Моя концепция тренерская не изменилась. У меня сегодня два ученика в сборной олимпийской команды России. Я совмещаю пост первого проректора университета и заведующего кафедрой борьбы и восточных единоборств – самую большую кафедру университета, где у нас только 12 профессоров на одной кафедре, 20 доцентов и кандидатов наук, а всего 50 сотрудников – огромная кафедра, целый институт.

Я считаю, что важна методика, которая вырабатывается конкретным тренером, который большую часть жизни посвятил тренерскому искусству.

Борьба – это один из немногих видов спорта, где правила в соревнованиях меняются тогда, когда пожелает определённая группа чиновников от FILA. Причём меняются эти правила психологическим, физиологическим или каким–то другим причинам, а просто из–за того, что группа людей, совершенно далёких от того, чтобы иметь какой–то научно обоснованный материал, вносит предложения совершенно парадоксальные. Просто здравому смыслу не поддаётся то, что они предпринимают!

В частности, вот это последнее правило. Учитывая, что я «работник ковра» и по себе чувствую, что греко–римской борьбы практически не стало. Стала другая борьба. Правила настолько изменили, исказили наш вид спорта, который ещё с древних времён развивался и дошёл до наших дней.

Казалось, что все разумные люди, модернизируя вид спорта, должны сохранять те древние традиции. Почему сохранилась Олимпиада и Олимпийские игры? Это древние традиции Олимпиады в Греции. Первой Олимпиады, которая была проведена в древние времена. И там была борьба, похожая на нашу борьбу.

Правила настолько повлияли на методику, что сегодня тренерская концепция поменялась полностью. И те тренеры, которые смогут проанализировать глубоко, те тренеры, которые знают физиологические процессы, технические сдвиги организма при этой напряжённой, рваной работе, в страшном лимите времени. Полминуты. Что можно в полминуты сделать на ковре равному борцу? Очень сложно что–то сделать. Или за минуту в стойке. Борцы поставлены в условия, когда многие схватки зависят во многом от того, на красный или на синий упадёт фишка. От случая. Парадоксально, но это факт.

Парадоксально потому, что здравого смысла здесь нет абсолютно. Как можно решать судьбу спортсмена, даже не одного, а целой группы людей, которые задействованы в его подготовке, только в зависимости от цвета, на который упадёт фишка. Тогда давайте сделаем лотерею, лототрон и будем разыгрывать. Кто вытащит нужный шар – тот и чемпион. Это же глупо!

А что касается тренеров, то сегодня, чтобы провести анализ этого, нужна целая научная лаборатория проведения специальных экспериментов. Психическая устойчивость у спортсменов выходит на первый план. Экстремальная ситуация позволяет сдерживать себя и принимать правильные решения только определённым категориям людей.

Ведь когда отбирают в космонавты, в определённые органы, структуры, связанные с экстремальными ситуациями, люди проходят специальные тесты. Так что, мы сегодня в греко–римскую борьбу должны уже по специальным тестам отбирать людей? Потому что схему «минута–полминуты–полминуты, потом фишка» может выдерживать только генетически одарённая личность. Ну что ж, тогда будем проводить исследования на уровне генетики. Хотя в спорте за рубежом к этому уже подошли.

Сейчас эмоции превалируют над проблемами, которые реально существуют. Ну, допустим, я разобрался. Потому что знаком с наукой, практикой и работаю на ковре. И у меня ребята умненькие. Мы все вместе сели, разобрали всё по секундам, что нужно делать сегодня на борцовском ковре. Как нужно готовиться к тому, чтобы выдержать пять схваток в один день в такой напряжёнке.

Здесь основные качества – скоростная выносливость и психическая устойчивость. Но это не снимает и базовой подготовки, естественно, потому что провести пять схваток за один день, причём две–три схватки в течение двух часов – не так просто. Стандартные ситуации, в которых оказываются борцы через минуту, настолько надуманы, что в голове не умещаются, невозможно понять, для чего, кем и с какой целью они были созданы.

Хотя цель понятна. Сегодня средний борец может стать чемпионом мира. Без соответствующей подготовки, школы. К этому FILA и была предрасположена, когда принимала все эти решения.

 

– Ваше сближение с Громыко было сложным. Насколько жёсткость необходима в тренерской работе?

– Мы с Громыко идём по жизненному пути рядом. Я был зампредом комитета, он был зампредом, он ректором института – я ректором института. Он сейчас продолжает свою деятельность, связанную с высшим образованием, я продолжаю делать то же самое. Но, к сожалению, он с ковра уже ушёл, потому что это связано с возрастом, я пока ещё пытаюсь приносить что–то полезное на ковре.

А жёсткость – это прошлое. Полвека, которые прошли с тех времён. Сейчас мы с Громыко в прекрасных отношениях. Он сейчас советник ректора в Московской областной академии, мы с ним часто встречаемся, часто перезваниваемся, я к нему приезжаю. На следующий год у него юбилей – 75 лет. Человек, который до сегодняшнего дня постоянно мыслит, как усовершенствовать системы подготовки тренерских кадров, человек, который думает, что эти правила принесли и какие сейчас можно использовать дополнительные разработки. Жёсткость – сегодня не главное. Главное – понимать молодёжь. Молодёжь другая. Если раньше можно было каким–то образом сказать просто: «Это дисциплина – и подчиняйся. Делай то, потому что это тебе нужно». Сегодня для тренера не это главное. Тренер должен объяснить человеку, для чего это нужно.

Иначе молодой человек этого поколения, если он не будет понимать, для чего это нужно в тренировке выполнять, не станет это делать с полной ответственностью, полной отдачей. Молодёжь стала намного умнее. Век другой, компьютерная техника. Компьютеризация. Информации – вагон. С этим должны считаться. Если сегодня я целую ночь что–то пишу, выдумываю в голове, он через компьютер, через Интернет уже посмотрел это. Я беру категорию людей, которые на высшем уровне. Спортивная элита. В ней дураков быть не может. Это люди, которые имеют интеллект и врождённые исследователи.

Ограниченный человек чемпионом мира стать не может. Поток информации большой, и молодые мозги ухватывают и усваивают значительно быстрее и больше, чем тренеры, которым за 50. Возьмём гимнастику, борьбу, где у нас был Геннадий Андреевич Сапунов. Опытнейший тренер, разумный. Но он не понимал молодёжь. Поэтому ему трудно было с молодёжью работать. И молодёжь его не понимала. Вот только на том, что давай делать, потому что я так сказал – сегодня не проходит. Нужно объяснить людям, для чего это нужно делать. К чему мы готовим ребят, почему именно такие нагрузки, почему такая рваная работа, почему такая высокоинтенсивная работа именно в этом периоде. Они всё хотят знать, они уже аспиранты и часть из них – кандидаты наук. Они общаются между собой.

Есть такой Серёжа Артюхин. Он защитил кандидатскую диссертацию, выступает за сборную Белоруссии, стал за эту сборную чемпионом Европы. Он преподаватель в экономическом институте. И он дружит с ребятами из сборной команды. Хотя он вынужден был выступить за сборную Белоруссии. Вот Патрикеев будет выступать за Армению. Почему он выступает за Армению? Почему чемпион Европы, совершенно не глупый парень, имеющий своё мнение, не сошедшееся со мнением тренера, вынужден покидать сборную команду и искать где–то себе место? Это вина не только участника, а прежде всего тренера. Да, поменялись времена. Сегодня окриками и давлением не возьмёшь. Нужна совершенно другая методика. Воспитательная и человеческая работа именно в команде.

Когда пришёл Гоги, обстановка совершенно изменилась в сборной команде. Мне ребята говорят: «День и ночь. Дай Бог». Дай Бог, чтобы он и методически подобрал себя, чтобы сборная наша команда встала на ноги и выступила достойно на Олимпиаде. А мы ему поможем.

Жёсткое управление должно применяться только в крайних случаях. Когда видите, что человек или не понимает или не созрел. Но тогда нужно с ним просто прощаться.

Необходимо понимание спортсменом, почему он сегодня такой стал. Ему говоришь, а он взъерошенный и прочее. Но проверьте карту самоконтроля, посмотрите, как человек спал, какое у него самочувствие, какое желание тренироваться. Ведь это всё прошлое, наши наработки. Когда каждый борец вставал утром и отмечал, что он хочет, может и как он себя чувствует. И в зависимости от этого корректировался его план тренировки на день. Мне было важно, как человек выспался, как себя чувствует, какое сегодня желание. Если у него нет желания идти на ковёр, я его загоню на ковёр, но он травмируется. Я имею в виду основной состав, естественно, не всех. Тех ребят, которых мы должны беречь и готовить, подводить и которые дают нам результат. Вот этого многие тренеры недопонимают.

Потому что, может быть, мы их этому не научили. А научили этому спустя многие годы, когда ушли из сборной команды России или СССР. Я работаю в университете уже 30 лет. Вчера было зачисление в университет. Опять приходит новая, молодая плеяда. Молодежь. И на протяжении пяти–восьми лет она будет мелькать у меня перед глазами, я буду с ними каждый день встречаться, разговаривать, понимать, что их беспокоит и что они хотят. Поэтому мне проще. Я среди молодёжи, и знаю их проблемы, знаю их психологию, понимаю их современные взгляды на жизнь, перспективу. И сам по–другому воспринимаю те реальности, которые меня окружают.

Тренеры должны, как это и было раньше, больше общаться. Раньше в сборных командах мы приглашали преподавателей, проводили занятия для студентов, членов сборных команд, по тем предметам, которые они проходили по программе в институтах, где они учились. Таким образом налаживалась не только связь тренер–спортсмен. Ты не только готовишь его к спортивному результату, а ты должен готовить своего ученика (а для главного тренера – они все его ученики) к жизни, ты должен посмотреть, что будет, когда человеку исполнится 30 лет. И когда он закончит выступать, куда он пойдёт и с чем он останется? Кем он будет? Спортивная жизнь очень короткая. Что он будет делать потом? Сколько у нас примеров, когда чемпионы мира, неоднократные оказались не у дел. Не только в борьбе, а вообще в спорте. Вы знаете эти примеры.

 

– Касаясь этой темы, что вы можете сказать о самом молодом олимпийском чемпионе по греко–римской борьбе Сурене Налбандяне?

– Сурен был у меня. Он очень мне понравился. Мы встречались, поговорили. У него появилась целеустремлённость. Он сейчас связан с подготовкой борцов в одном из северных округов. Работает как тренер, организовал там небольшую научную группу и приезжал ко мне за консультацией. Достаточно разумный, грамотный человек. Его привлекали на сборы молодёжной команды. Сурен всплыл из тины, нашёл мужество. И сегодня он продолжает нормальную жизнь. Он вернулся в борьбу, и у него более–менее уладилось с семьёй, нашёл интересную работу. Будем считать, что становление Сурена состоялось. Я думаю, что в этом возрасте он больше таких больших ошибок допускать не будет.

 

– Виктор Михайлович, что лежит в основе неудачи того, на которого возлагали большие надежды, а он их не оправдывает?

– Сложно ответить на этот вопрос, потому что с этим спортсменом нужно быть рядом. И только тогда можно предположить, только предположить, потому что внутренний мир человека, особенно такого мужественного человека как член сборной команды России, раскрыть невозможно на протяжении короткого времени. С этим человеком нужно находиться длительное время, чтобы изучить его особенности.

Я могу сказать так, что резервные возможности организма человека безграничны. И тормозит эти резервы, чтобы сохранить жизненные функции организма, ни что иное, как мозг человека. Допинг основан на том, что снимает тормозные функции головного мозга. Поэтому он и приводит к нежелательным последствиям, вплоть до летальных исходов. Но если человека научить, или человек просто умеет это от природы, когда мы говорим «волевые ребята», теряет сознание, но идёт вперёд. Это ни что иное, как возможность человека управлять свои организмом, своими тормозными функциями, направлять их в ту или иную сторону.

И когда бывает неудачное выступление, когда, казалось бы, и подготовка нормальная и всё в норме, а вот он «завалился». Когда один спортсмен «заваливается» из всей команды – это проблема индивидуальная: где–то не смогли с ним разобраться, не увидели, что он психически или психологически надломлен, и экстремальные ситуации на Олимпиаде или чемпионате мира он не выдержит. Это проблема тренера. Но когда сборная команда «заваливается», 60–70 % участников не доходят до призёров и один становится чемпионом из семи, или один чемпион и два призёра – это ошибка тренера.

Ни один из тренеров, которых я знаю, не признается в этом. Начинают искать причину у спортсменов. Поковыряйтесь в себе, уважаемые тренеры, это ваша методическая ошибка. Воспитательная ошибка, прежде всего. Не может вся команда плохо выступать, потому что они все плохие. Ты плохой тренер. Ты плохой командир, который загубил дивизию. Значит, ты неправильно её повёл в бой. Не теми путями, использовал не те средства и методы, которые нужно было применить в этой боевой обстановке.

Поэтому когда мы говорим о тактике ведения схватки и тактике подготовки к соревнованиям, то мы здесь переходим на военный жаргон. И правильно делаем. Потому что и там и там решается – победа или смерть. Как подчас бывает в подсознании.

 

– Расскажите, что лежало в основе того феноменального успеха сборной СССР на Олимпиаде в 1976 году?

– Я практически на него уже ответил. Если в 1974 году у нас все, вся команда была призёрами чемпионата мира. 10 весовых категорий: 6 первых мест, 3 – вторых и одно третье. Вся команда была с медалями. В 1975 году у нас 8 чемпионов мира. И, естественно, мы надеялись, что на Олимпиаде будет такой же успех. Мы нашли систему, её опробовали, она подтвердилась. Эффективность и надежность Олимпиада подтвердила. Да, тренер, который работает по 20 часов в сутки, и не только тренер, а любой нормальный человек любой профессии, если он умеет это делать – результат всегда будет.

Вот отсюда 7 золотых, две серебряных и одна бронзовая медаль. Это было неделю назад, 26 июля исполнилось 30 лет со дня нашей победы. Мне ребята звонили, напомнили. Сам я не ковыряюсь в этих справочниках. Позвонили с Ульяновска, Армении, Чебоксар. Коля Балбошин, Витя Константинов… Ребята не забывают.

 

– Сколько времени вы сегодня проводите на ковре?

– Это в зависимости от ситуации. Если у нас Иванченко защитился месяц назад и через четыре дня стал чемпионом Поддубного, то становится всё понятным. Для того чтобы человек подготовил диссертацию, защитил и полтора года не боролся, потому что у него была серьёзнейшая травма ноги и через четыре дня после защиты становится чемпионом сильнейшего международного турнира Поддубного, где выступали все сильнейшие борцы России, вся шестёрка – и он выиграл этот турнир. Если думать и иметь ещё какие–то дополнительные знания не только из области борьбы, но в области биохимии, биологии, психологии, то можно чудеса делать с человеком.

 

– Что такое наука и каково её влияние на практику подготовки спортсменов сборных команд?

– Должен отметить, что в последние годы наметилась тенденция и интерес у тренеров–практиков к научным исследованиям, которые в какой–то степени были снижены, но в последнее время вновь замечен интерес к спортивным исследованиям. Что касается греко–римской борьбы, то здесь ничего положительного на сегодняшний день мы отметить не можем, потому что это одна из немногих вводных, при которой не сформировано и не работает комплексная научная группа. Сейчас мы вместе с главным тренером сборной команды России Когуашвили, пятикратным чемпионом мира, которого назначили главным тренером вместо Геннадия Андреевича Сапунова. У нас была с ним встреча, наш вновь избранный ректор Александр Николаевич Блеер выезжал в Кисловодск и беседовал с ним на сборах. Я выехать не смог по ряду причин служебного характера. Мы договорились, что постараемся всё–таки в ближайшее время сцементировать. Создать такую научную группу, которая помогла бы готовиться сборной команде к Олимпийским играм в Пекине. Но, как говорится, на голом месте сразу здания не построишь, а потихонечку помогать сборной команде решать команде те задачи, которые сегодня актуальны – наша первая задача.

Актуальным я считаю отбор в Олимпийскую сборную команду – проблема № 1, вторая – контроль за тренировочными и соревновательными нагрузками, планирование нагрузок с учётом индивидуальных особенностей спортсменов и проблема восстановления. Они, как и проблема тренировочных нагрузок, взаимосвязаны, и, на мой взгляд, не менее важным аспектом являются и проблемы, связанные с психологической устойчивостью наших борцов. И не только борцов, а членов всех сборных команд России, особенно при подготовке к Олимпиаде в Пекине, где обстановка будет достаточно напряженная.

Все практики и люди, которые участвуют в подготовке к Олимпиаде, это понимают прекрасно. Тем более, что чемпионат мира в этом году по греко–римской борьбе, по вольной борьбе, по женской борьбе будет происходить непосредственно в Китае, где мы уже воочию можем почувствовать на себе и разницы временного пояса. Каждый час имеет большое биологическое влияние на организм, поэтому просматриваются варианты подготовки на заключительном этапе где–то в Хабаровске, чтобы уже адаптировать спортсменов на своей территории к вот этим временным изменениям. И климатические условия Китая носят тоже определённый характер.

Если брать Россию, центральную часть, и Китай, то климатическая разница существенная, будет давать знать о себе. Наука должна решать эти основные вопросы, помогать главным тренерам, тренерам сборных команд принимать адекватные решения уже с учётом этапов подготовки и индивидуальных особенностей каждого спортсмена. Вот такая задача стоит перед нами, перед сборной командой России.

 

– Как много книг, посвященных греко–римской борьбе, выпускается при содействии Федерации и как можно познакомиться с новыми разработками?

– Всегда методические рекомендации, методические пособия, учебники, популярные издания писались, готовили к изданию люди, которые имеют определённый опыт, сами прошли через спорт, через управленческую деятельность, научные изыскания.

К сожалению, в последнее время все мы и наше правительство отмечают, что проблема кадров – проблема № 1. Она не обошла и спорт, и греко–римскую борьбу. Сегодня настоящий голод на подготовленные тренерские кадры. Это истина. Это и наша вина, главного обучающего звена российского государственного университета физкультуры, спорта и туризма. Это проблема не только наша, она общегосударственная.

Мы никак не можем восстановить то, что было 10–15 лет назад, никак не можем восстановить преподавательский потенциал, он значительно устарел в возрастном аспекте. Средний возраст преподавания в нашем университете – 55 лет, а вы сами понимаете, что сегодня определять перспективного и давать перспективы выпускникам, наверное, должны люди, которые чётко ориентируются в завтрашнем дне, в будущем, в экономическом, политическом, социальном развитии нашей страны. А люди пенсионного и предпенсионного возраста – да, они имеют жизненный опыт, но они не имеют такой интуиции, современных знаний, которые должен сегодня иметь преподаватель высшей школы.

Отсюда возникает общегосударственная проблема. Проблема образования – приоритетная программа правительства, решение которой непосредственно контролирует сам Президент. Почему мало публикаций? Наверное, в этом и ответ. Потому что сегодня у нас мало высококвалифицированных, подготовленных на современном уровне тренерских кадров.

И вообще нет людей, которые смогли бы проанализировать, обобщить, что–то описать и рекомендовать. Эта задача на сегодняшний день стоит перед нашей кафедрой, и мы её пытаемся решать. Сделаны первые попытки. Два члена сборной команды страны у нас уже защитили диссертации. Это мои ученики Михаил Иванченко, Леонид Шевцов, заслуженные мастера спорта. Готовят сейчас к защите кандидатские диссертации олимпийские чемпионы Самургашев, Мишин. Ребята стали приближаться к науке. Если не к фундаментальной, то хотя бы к прикладной, а это уже огромный прогресс всей сборной команды России.

Сам главный тренер Гоги Когуашвили полтора года учился в нашем университете, получил второе высшее образование, физкультурное, и теперь с полным основанием может не только управлять, но и претворять в жизнь те знания, которые он получил в стенах нашего университета.

 

– Несколько слов о вашей книге «Схватка». Где её можно найти?

– Она переиздана. У меня их есть несколько штук, я их берегу как зеницу ока, но вам мог бы подарить.

 

– Виктор Михайлович, вы достаточно авторитетно можете сказать, что отличает греко–римскую борьбу от других видов спорта. Чем она сильна?

– Отличало. То, что сейчас есть, «благодаря» новым правилам, не назвал бы греко–римской борьбой. А в классическом варианте… Что отличает от восточных единоборств – совершенно другая идеология, фундамент, другой подход, другой мир, восточное мировоззрение. Греко–римская борьба – совершенно другое. Человек прежде всего пришёл в борьбу. Почему он пришёл? Или это личность тренера известная, и поэтому родители его выбирают, или сам мальчишка идёт туда, куда его тянет. Или это внутреннее желание стать сильнее, постоять за себя и прочее.

Или это какая–то пиаровщина. Если с экрана телевизора не сходит реклама какого–то нового вида как катание горошины носом, то через пять лет все начнут её катать. Если подобная реклама будет сопровождать нас пять лет по десять раз в день. Капая на сознание, на мозги, можно из человека сделать зомби. Это всем известно.

Но это не касается греко–римской борьбы, потому что это такой вид спорта, в который приходят много, а остаётся мало. На ковре не посачкуешь, другой не забросит за тебя мяч в кольцо. Здесь ты выходишь один на один, и раскрываются все твои возможности. Человек раскрывается полностью не только перед зрителями и противником, но и перед собой. Иногда он делает то, что потом он только спустя несколько часов осознаёт, что он сделал, почему на это решился.

Это как Матросов, который закрыл собой амбразуру. А почему он закрыл? Никто сейчас не может ответить. Говорят: да, он совершил подвиг, закрыл амбразуру. Нет, здесь надо спрашивать так: почему он сделал это? Значит, был внутренний позыв, который был только у Матросова. А рядом с ним бежало ещё 50 человек, и никто из них не поднялся и амбразуру не закрыл. Вот что такое личность в спорте. Это человек, который может делать то, что не сделают все остальные или многие. Это спортивный лидер.

 

– Много ли времени вы посвящаете общению со своими бывшими учениками?

– Мы потеряли только одного – двукратного олимпийского чемпиона Сашу Колчинского. Он умер, ему было 50 лет, это нелепая смерть. Все остальные ребята здоровые, трудятся, у всех благополучные семьи. Мы поддерживаем связь. Анатолий Быков живёт в Канаде, часто звонит. Толя Назаренко, который не боролся на Олимпиаде, но в любом случае неоднократный чемпион мира – в Америке. Лёша Шумаков в Красноярске, Константинов – в Ульяновске, Сурен – в Астрахани, Давидян – на Украине, Коля Балбошин – в Москве. Вся наша команда – как на ладони. Только Толя Быков в Канаде.

 

– Ваши пожелания всем любителям спорта и борьбы в частности?

– Пожелание стандартное, чтобы каждый у нас, кто занимается греко–римской борьбой, имел перед собой цель. Это не только в борьбе, это жизнь такова. Если у человека нет цели: ближней, средней, усреднённой и дальней, он ничего не достигнет. Только целеустремлённость, мотивация. Сейчас забыли это слово – «мотивация», а в те далёкие времена великого Советского Союза целые институты развивали эту научную проблему, связанную с человеческим мышлением. Называется это мотивацией.

Сегодня на государственном уровне у нас нет ни мотивации, ни идеологии, ни воспитания. Сейчас это отдано в руки тренера. Поэтому моё первое пожелание, чтобы тренеры, которым доверены наши лучшие, отобранные спортивные резервы, помнили об этом. Чтобы руководить сборной командой, нужно по знаниям, по опыту и по своему содержанию быть выше, чем те, которыми ты руководишь. Иначе ничего не получится.

А ребятам можно пожелать только трудолюбия, усердия и целеустремлённости. И иметь такой характер, как те, кто стал неоднократными чемпионами мира, олимпийскими чемпионами. Те, кто достиг высот в спорте – все уникальные люди. Бесспорно. Но, к сожалению, этот уникальный материал, как только человек заканчивает выступать в спорте, выбрасывают на помойку. Это бесценный материал. Это всё равно, что отработанное сырьё, в котором 50% золота, вылить в канализацию. И в дальнейшем у нас не будет проблем с кадрами, если мы будем заранее готовить переход на другую деятельность тех ребят, которые показали, на что они способны.