Бородин М.В. - первый организатор туризма на Алтае - Алтай Туристский. Туристический портал

Бородин М.В. - первый организатор туризма на Алтае

Михаил Владимирович Бородин

Одна страсть, одна охота на всю жизнь — туристская работа

Михаил Владимирович Бородин вырос в таежном поселке Артыбаш, на берегу холодного и чистого Телецкого озера. Для него алтайская тайга была — что поле для хлебопашца, земля-кормилица. Тайга — это и ягоды, и орех, и белка. В кедровой тайге тихо и торжественно. Кряжистые крепкие деревья в добротных темно-зеленых шубах растут на земле не густо, сохраняя уважительную дистанцию. Устойчивый смолистый дух смешался с влажными запахами мха, грибов, брусники. Островки низкорослых, плотных кустиков сплошь забрызганы красными каплями круглых ягод.

И отец его, и родные, и друзья были прирожденными охотниками и рыбаками. И сам он не раз возвращался с промысла в артель с тяжелой добычей: мешками кедровых шишек, соболиными да беличьими шкурками, вяленой и соленой рыбой. А уж грибы и ягоды в домах жителей Артыбаша не переводились.

Началось все с Артыбаша, с 1927 года. Однажды летом в ограду к Бородиным въехало несколько верховых. Одного из них Миша узнал. Это был Шемелев, знакомый отца из Бийска. Приезжие прошли в избу, завели с отцом обстоятельный разговор. Когда гости уехали, отец кликнул Михаила.

— Дали нам работенку, — усмехнулся он, — туристов на постой брать.
Отец вместе с Мишей сбил тридцать грубых топчанов, два стола, несколько лавок. Парень с интересом ждал появления неведомых ему туристов.

Михаил Владимирович Бородин

Через несколько дней к Бородиным пришли первые туристы, городские парни и девчата, многие из них впервые попали в тайгу. Уставшие, искусанные комарами, они так обрадовались и топчанам, и лавкам, а главное, тому, что их ждали! Миша быстро с ними познакомился. Помог разжечь костер, угостил кедровыми орехами. На отцовской лодке Михаил катал туристов по озеру, показывал им отвесные скалы и водопады. Его наперебой спрашивали: «А глубоко здесь? А какая рыба водится? А штормы бывают?». Миша старательно отвечал, вспоминая все, что слышал и знал, а на душе было чуточку тревожно — как бы не ударить лицом в грязь. Потом приходили другие группы. Михаил выдавал туристам продукты, возил по озеру и уже без робости, солидно, давал пояснения. А через месяц отец сказал: «Вот тебе ключи от склада, принимай-ка туристов сам». Так Михаил Бородин стал работником туризма, и с тех пор не менял профессию.

С апреля 1927 по 1936 год Михаил Владимирович заведует базой Артыбашского Дома туристов. В августе 1935 года он принимал группу из 12 туристов-комсомольцев, которой руководили преподаватели т.т. Плакас и Журавлев. По приезде группы в Артыбаше собралось почти все население. Этот вечер самодеятельности, для артыбашцев явился необыкновенным.
«Вот из среды группы туристов выступает девушка. Она не поет, не танцует, не рассказывает стихи. Девушка говорит о том, как правильно сшить платье, какой нужно подобрать материал и т. п. В зале тихо... Все внимательно слушают. До этого времени никто артыбашцам не говорил таких странных и, вместе с тем, таких интересных и необходимых слов. И когда девушка кончает говорить, в тесном зале раздается гром аплодисментов.
Затем выступает комсомолец. Он говорит о том, как лучше организовать работу драмкружка и музыкального кружка. Работа этих кружков разнообразит жизнь, помогает молодежи культурно расти и его рассказ сопровождается аплодисментами».
На следующий день артыбашский колхоз «Алтын-Коль» предоставил туристам пароходик «Партизан» для бесплатного проезда по озеру.
В первый же день плавания прибыли в резиденцию государственного заповедника. Особый интерес был вызван экспонатами пушного зверя заповедника, находящихся в музее, открытом в Яйлю.
Перевалив от озера через горы, туристы побывали на золотом прииске. За два дня на прииске ознакомились со способами добычи золота, научились промывать золотоносную породу в бутарах и за свое короткое пребывание там, сумели добыть золота на 20 рублей.
Обратно в Ойрот-Тура туристы-разведчики возвращались через тайгу на Чемал.
В 1936-1937 году Михаилу Владимировичу пришлось строить основные здания Артыбашской базы. Здесь же он принимал в июне 1936 года первых туристов из 6 человек (из Казахстана).

Первые палатки на Телецком озере

Затем пришла вторая группа в 28 человек, составленная из трудящихся Москвы, Новосибирска и Бийска. Эта группа прошла на Телецкое озеро, откуда спустилась по Бии на плотах.

В июле группа студентов Кемеровского химического техникума из 6 человек, которая прошла пешком из Ойрот-Тура через горы на Телецкое озеро. Студенты совершали поход по горам Алтая, используя летние каникулы.

С 1936 по 1942 год Михаил Владимирович Бородин был директором Артыбашской турбазы «Алтай».
Только в годы войны, когда Бородина призвали в армию, оставил он свое хозяйство. Только Великая Отечественная война оторвала его от любимой работы, от дела всей жизни. Завидное постоянство! Это под силу только человеку завидной энергии, влюбленному в тайгу, горы и, прежде всего, в людей. Потому что он не мог не передать им красоту родного края, не поделиться с ними гордостью за него, не привить горячую любовь ко всему тому, что сам любит и ценит.

В 1949 году после демобилизации снова вернулся к любимому делу. Его назначили директором-уполномоченным по алтайским турбазам. В годы войны все туристское имущество было передано госпиталям, а сами помещения пустовали.
Бородин восстанавливал базы в Артыбаше, Бийске, на Катуни.

— Помню, приехали мы в Артыбаш, — рассказывал Михаил Владимирович, — к зданию турбазы подойти невозможно: выросли вокруг кусты, молодой березняк. Зашли в столовую, прямо из-под ног рябчики взлетели, открыли дверь склада — оттуда белка выпрыгнула.
Все приходилось начинать сначала, ни гвоздя, ни ложки — ничего не было. Год ушел на организацию туристского хозяйства.
А уже в 1951 году «Золотое озеро» и другие базы принимали первых путешественников. Открыли один маршрут, затем второй, третий. Каждый раз Михаил Владимирович с группой инструкторов уходил на разведку. Готовили описание маршрута, маркировали его, намечали переправы, устраивали приюты.

Туристские маршруты вели в солнечную плодородную долину Чулышмана, которую называют алтайским Крымом, к белоснежным главам Белухи — сибирского Эльбруса, вдоль голубого Телецкого озера, этой чистой жемчужины в изумрудной оправе кедровых лесов. В самые заветные, диковинные уголки родного края звал Бородин туристов, словно говорил: посмотрите, вот он какой, наш золотой Алтай! Где еще есть такие кедрачи, зеркальные озера, сильные, непокоренные реки: Катунь, Бия, Башкаус, Чуя...

Уже не десятки человек, как в том, памятном 1927 году, а тысячи сибиряков, уральцев, волжан приезжали на бородинские маршруты.
Росло, развивалось хозяйство Бородина. Не две-три, а пятьдесят автомашин развозили путешественников с Бийской турбазы. Каждый день тысяча шестьсот человек находились в пути: одни группы шли по Чуйскому тракту, другие плыли вдоль Телецкого озера, третьи пробивались через горы по тайге. Но все они начинали и заканчивали поход в Бийске. где на тихой заречной улице стояли в ряд брезентовые палатки турбазы.

Что бы ни случилось с туристами — обращались к Бородину. Приятно, когда известие доброе. Да чаще, к сожалению, новости бывали нерадостными.

Как-то летом на базу прислали акт: туристы вытоптали на Чулышмане колхозный покос. Пять гектаров луга умудрились погубить. Стали разбираться, что за группа. Оказалось «дикие» туристы из Ленинграда. К Бородину они даже не зашли. Из лесничества звонят: «Бородин, твои туристы кедр срубили!». А это опять «дикари».

Очень переживал Михаил Владимирович, думал, как пресечь такое хулиганство. Ему, таежнику, не понять, как можно топтать святые лесные законы, не уважать природу. Вместе со старшим инструктором Анатолием Федоровичем Даниловым (правой рукой директора) Бородин разработал инструкцию-обязательство, с которой перед походом знакомился каждый турист. В ней четко и ясно сказано, как надо вести себя в тайге: было тут и о покосах, и о том, что рубить можно только сухие деревья, а консервные банки закапывать. Эти правила записаны и в маршрутной книжке.

В разгар туристского сезона на улицах тогдашнего Бийска можно встретить жителей всех республик страны. Только по путевкам приезжали свыше 15 тысяч взрослых и детей. А сколько еще самодеятельных путешественников привлекал Алтай!
Все эти тысячи любителей странствий рвутся в горы, на Телецкое озеро, на Катунь. И уже не Михаил Владимирович провожает их в путь, а его ученики, преемники.

Туристский причал на Телецком озере

В 1969 году в Бийске открылась новая пятиэтажная турбаза «Алтай». Двуспальные номера, холл для игры в настольный теннис, библиотека.
С тридцати топчанов начиналось туристское хозяйство Бородина. На Бийской турбазе было 408 спальных мест. И дело не только в том, что не на досках, а на мягких кроватях с пружинной сеткой спали туристы, вернувшись из похода. Иные задачи, иные масштабы были у туризма. По государственному решались тогда вопросы развития туристской индустрии.

С 1972 года Михаил Владимирович Бородин передал директорство Николаю Ивановичу Рогову.
В 1978 году база обслуживала 15 маршрутов.

Первого июня открывался летний сезон, и до сентября территория базы напоминала богатую деревенскую ярмарку в погожее воскресенье: многолюдно, ярко, шумно! За день двести - двести пятьдесят путешественников отправлялось с турбазы по маршрутам и столько же возвращалось из походов. Народ все больше молодой, энергичный, без песен и танцев, без шуток и выдумок жить вращалось из походов. Народ все больше молодой, энергичный, без песен и танцев, без шуток и выдумок жить не мог. Поддержать этот задор, не погасить неосторожно огонек доброго настроения — непростая задача. Каждого надо принять, накормить, снарядить в дальнюю, порой нелегкую дорогу.

Лучшими работниками турбазы считались тогда повара Зинаида Егоровна Блинкова, Екатерина Федотовна Завгородняя, горничные Анна Дмитриевна Захарова, Валентина Павловна Полянская, шофер Владимир Павлович Якунин, бухгалтер Якунина Любовь Терентьевна, старший бухгалтер Людмила Максимовна Проня, экономист Валентина Петровна Стародубова.

В декабре, когда в горах ложился снег, знакомые охотники Бородина ставили капканы на соболя. А работники турбазы, подготовившись к зимнему сезону, принимали первых любителей лыжных путешествий, но уже без него.
Вот он, путь советского туризма — от охотничьей избы, приспособленной для приема любителей странствий, до комфортабельной гостиницы. Сколько сил и энергии отдал, сколько сделал людям добра, сколько трудностей преодолел на этом пути Михаил Владимирович Бородин, кто подсчитает?!

Находясь на пенсии, осенью Михаил Владимирович Бородин по-прежнему ходил в горы, в лесную глухомань. Встречи с тайгой — как окно в юность. Это была ниточка воспоминаний, которая обрастала подробностями. Бывшему директору Бийской турбазы М. В. Бородину было что вспомнить.
Михаил Владимирович запомнился с живыми глазами, смуглым, худощавым лицом, с серебристым значком на лацкане пиджака «За активную работу по туризму» и с молодым, горячим сердцем.
Если посмотреть послужной список Михаила Владимировича Бородина, то получается, что почти сорок пять лет отдал он развитию туризма на Алтае.

У Михаила Владимировича было много учеников. Лучшие из них возглавляли солидные туристские комплексы. Это Т. Г. Дулькейт, К. К. Лашутин, А. Г. Гладков и многие другие.  

Позавидуешь человеку, у которого была одна страсть, одна охота на всю жизнь — туристская работа.

Е.В.Гаврилов, 1 февраля 2015 года. По материалам В.М. Бурдина и Б. Москвина и газеты «Красная Ойротия».

Ссылка на сайт обязательна!