Пантыкин В.М. В тисках Барлыка - Алтай Туристский. Туристический портал

Пантыкин В.М. В тисках Барлыка

Конкурс туристских историй. Номинация «Прорыв»

…Петляет, цепляясь за сопки ухабистая дорога. Справа - белки Тигирецкого хребта, слева - причудливое нагромождение скал. Это Горная Колывань — край богатый минералами, ценными породами камней. Именно на Колыванском камнерезном заводе, который существует с 1802 года, была изготовлена, хранящаяся в Эрмитаже, «Царица ваз»- образец искусства колыванских мастеров.

В тисках Барлыка

Нас шестеро, мототуристов из Барнаула. Мы идем на мотоциклах «Ява» из Алтая в Саяны через Шапшальский хребет по маршруту высшей категории сложности, заявленному на Чемпионат СССР по туризму.

…Дорога упирается в разрушенный мост через реку Черная. Мощный поток воды шириной в двадцать метров не позволяет переправиться даже пешком. Удержим ли мы на таком валу мотоцикл? Расчет на успех сомнителен. А возвращаться еще тяжелее: ведь позади многокилометровые заболоченные участки, трудные броды через реки Белую , Перекоп…

Выручает двойной блок, который мы везем для штурма перевала Узун-Хем. Натягиваем две веревки между березами, растущими на противоположных берегах, пускаем по ним блок. Закрепляем первый мотоцикл и с обрыва в воду. Упругая струя ударила в машину, накрыла ее. Канаты зазвенели. Облепив со всех сторон мотоцикл, удачно переправляемся.

А впереди нас ждет еще более серьезная преграда —  река Иня. Там разбушевавшаяся стихия не так давно снесла мост, утонул местный пастух. Чем ближе к реке, тем сильнее ее пугающий гул. Подъехав, видим на противоположном берегу редкие домики полузаброшенного села Усть-Ионыш. Ширина реки здесь более сотни метров. Нашего запаса веревок не хватает.

Нам вызвался помочь водитель гусеничной машины базирующей неподалеку геологической партии. Он согласился сделать несколько рейсов через бушующую реку. С берега хорошо было видно, как вода приподнимает тяжелую машину и несет вниз, но опытные руки водителя всякий раз вырывали ее из этой круговерти.

Поблагодарив своего спасителя , идем на штурм перевала Киржацкого. Протяжно воют на подъеме моторы. Очень пригодилась здесь кроссовая резина, которой снабдил группу комитет ДОСААФ нашего завода. Черный дымящийся след остается за нами.

Когда вершина была уже рядом, у мотоцикла Хабиба Агишева что-то угрожающе хрустнуло — заклинило коробку передач. Все, «приехали»… Нужно разбивать лагерь. В груди заныло от предчувствия, что завтрашний день не принесет нам облегчения.

Как выяснилось при разборке двигателя, сломалась ось вилок переключения передач, и сгорела одна из вилок. Запасные вилки у нас были, а вот ось… Придется искать мастерскую с токарным станком. Усть-Ионыш близко, но там нет ремонтной базы - это мы заметили, когда проезжали село. Решаем отправить часть группы в крупное село Тулата, где наверняка есть станок. Это шестьдесят километров по горам и бездорожью.

Лишь к вечеру вернулись усталые, но обрадованные удачей ребята. Местный умелец сумел выточить нужную деталь из клапана двигателя от какого-то грузовика. Снова звенит у костра смех, снова все полны решимости продолжать нелегкий путь. Сегодня мы «в ударе». И на предостережения жителей Сентелека, что на Усть-Кан нам не пройти, отвечаем шутками.

Час за часом отвоевываем километры. И снова самое страшное - вода. Разлившийся Чарыш затопил дорогу. На ощупь крадемся по подводным камням навстречу неизвестности, мостим дно.

В Верхний Уймон прибыли, отставая от задуманного графика движения на два дня. … В 1926 году Алтай заливали дожди. Экспедиция, возглавляемая русским художником Н.К.Рерихом, двигалась через Кырлык и Абай к Усть-Коксе, оттуда на пароме переправилась на правый берег Катуни, в село Верхний Уймон. Путешественники остановились в двухэтажном рубленом доме Вахрамея Атаманова, ставшем на целый месяц штаб-квартирой экспедиции. Ныне здесь музей Н.К. Рериха — единственный в стране.

…Коварная тропа от Тюнгура на Иню уже знакома нам по походу 1981 года «По местам боев отряда Петра Сухова» (От авторов сайта: читайте также Тюнгур – Инегень – Иня) . Более 2000 километров прошел этот отряд по тылам колчаковских войск летом 1918 года. В восемнадцати тяжелых боях красногвардейцы под командованием молодого шахтера из села Кольчугино (ныне город Ленинск-Кузнецкий) одержали победы. Но силы отряда таяли. Узнав, что Омск занят Колчаком, Петр Сухов принимает смелое решение - идти через Монголию и соединиться с частями Советского Туркестана. Отряд уже подходил к границе с Монголией, но был предан провокаторами-эсерами и у села Тюнгур попал под огонь вражеской засады. На высоком берегу Катуни похоронены 144 красногвардейца вместе со своим командиром. Как и в прошлый раз, мы возложили скромные полевые цветы на могилу героев.

…Высоко над Катунью вьется чуть приметная тропинка. Руки напряженно сжимают руль. Пот заливает глаза, немеют мышцы рук и шеи. Страшно глянуть вниз — там, в глубине мчит свои быстрые воды река. Осторожно, страхуя друг друга, продвигаемся вперед. Напряжение достигает предела. Чуть расслабишься и переднее колесо зависнет над пропастью.

В тисках Барлыка

Начался дождь, а мы все еще боремся с каменными уступами, прижимами, головокружительными подъемами и спусками. Колеса и обувь скользят по камням, отчего путь становится во много раз опаснее. Словно за награду за перенесенные тяготы, в селе Енигень попали на свадьбу. Алтайцы славятся своим гостеприимством, но в такую погоду надо поторопиться, чтобы быстрее выбраться на хорошую дорогу.

Вот и Чуйский тракт. Наконец-то долгожданная передышка. Набираем высоту. В Кош-Агаче совсем холодно — минус один. Далее начинается участок пути на Туву, через Мугур-Аксы и Шуй, который по нашим данным, еще не посещали мототуристы.

28 июня. Перевал Бугузун — граница Алтайского края с Тувинской АССР. Склоны и дорога еще под снегом. Попытка пробить в нем тоннель тяжестью разогнавшегося мотоцикла не увенчалась успехом. С трудом извлекаем машину из снежного плена. Идем в обход снежника болотом. Снова поминаем добрым словом замечательную кроссовую резну. Сколько сил она нам сохранила!

… Высота 2500 метров над уровнем моря. Любуемся огромным ледяным панцирем озера Хиндиктиг-Холь. Сюда только- только пришла весна. Несколько километров по высокогорной тундре вокруг озера дались нам очень тяжело. С трудом нашли сухое место для установки палатки. А ночью выпал снег.

Перевал Узун-Хем встретил нас грозным белым молчанием. Крутые склоны покрыты толстым слоем снега, где тропа —  угадать невозможно. Дальше выходим на разведку пешком. Высота 3000 метров. Здесь настоящая зима. Бушует пурга. Видимость 50 метров. Вдруг проваливается под снег Раис Хабибуллин. «Не подходите —  подо мной пустота!» - успел крикнуть он. Осторожно вытаскиваем его из трещины.

Контрольную записку взять не удалось - снежная пелена наглухо закрыла седло перевала. Спускаемся вниз. Быстро темнеет. Движемся при свете фар от тура к туру, которые мы предусмотрительно выложили из камней при подъезде к перевалу. Прибыв к уютному костру, с радостью оставляем седла своих мотоциклов.

За ужином единодушно решили воспользоваться запасным вариантом маршрута — через перевал Коге-Дава по каньону реки Барлык. В селе Мугур-Аксы нас недоуменно встретили местные жители: как же мы сумели пройти по не открывшимся еще перевалам?

Сразу за бродом через реку Каргы начался десятикилометровый подъем на Коге-Дава, сплошь усыпанный крупными камнями. Руль выбивает из рук, переднее колесо подпрыгивая на камнях, то и дело зависает в воздухе. Мотоцикл от этого становится почти неуправляемым. Не хватает мощности и двигателям, хотя используем силовые ведущие звездочки. Провели разведку — дальше еще хуже. Между тем стемнело. Откатываемся назад - к Каргы.

Тянет дымком костра. Всех сморила усталость, а я превозмогая боль в опухших от напряжения руках, думаю об отступлении. У всех невысказанная мысль: неужели нет выхода, неужели Коге-Дава не по зубам нашим «Явам»?

Ночь вернула нам силы. Вновь мы на склонах перевала, сменили тактику подъема, помаленьку двигаемся вверх. И опять незадача: на мотоцикле Анатолия Филатова полностью сгорело сцепление, а запасной комплект дисков мы уже использовали. На этот раз выручила туристская запасливость: пригодились подобранные на всякий случай еще в Тулате (валялись возле мастерской) диски тракторного фрикциона. Удаляем из металлической оправы сгоревшие накладки, а на их место, с помощью клея, или просто подгоняя вплотную, вставляем материал дисков фрикциона, предварительно подогнав по размеру окон оправы. Через пару часов ремонт завершен.

И вот перевал взят! Спускаемся в русло Барлыка. Озеро, из которого берет начало река еще во льду. Но это нас уже не пугает. Окрыленные успехом, стараемся уйти за световой день как можно дальше. Лихо преодолеваем препятствия, уготованные нам бездорожьем.

В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка
В тисках Барлык...
В тисках Барлыка В тисках Барлыка

А денек то выдался отличный! Пожалуй, это первый по настоящему жаркий день в высокогорной части маршрута. Со всех сторон потянулись к Барлыку веселые ручейки - притоки. С каждым километром река становится все полноводней. Вода настолько холодна, что не выдерживаешь в ней и полминуты. Тропа, прыгая по камням, петляет с одного берега на другой, прижимаясь к скалам. Броды следуют один за другим. На очередном - перетаскиваем четыре мотоцикла. На последний сил уже нет, ноги совсем окоченели от ледяной воды и мы просим Раиса подождать немного. Видя как нам нелегко, он молча сел за руль. Мы в это время согревали ноги и ничего не увидели. К действительности нас вернул рев двигателя. Поднимая столб брызг, мотоцикл пытался с разгона пройти брод. Не успели мы и глазом моргнуть, как «Ява» начала стремительно удаляться, кувыркаясь на порогах реки. «Снимай!»: кричу я нашему кинооператору — Наталье Пантыкиной. Так оказался в фильме этот эпизод - бегущие на помощь по острым камням босоногие мототуристы и удаляющаяся в бурунах «Ява». Около сотни метров промчала на себе бешеная река нашего незадачливого водителя…

Пока члены команды приводят в порядок перенесший купание мотоцикл, идем на разведку с Яковым Грефенштейном. Всего шесть километров оставалось нам до автомобильного следа, который уходил по реке Арзайты на одноименный перевал, к селу Саглы. Но что это были за километры? Река сжимает тропу, то и дело сталкивая ее прямо в порожистое русло Барлыка. Мы же, как горные козлы, крадемся узенькими тропками на головокружительной высоте над рекой. За сутки не пройти прибросили мы. Именно столько осталось нам, чтобы дать весточку двум контрольно - спасательным службам, пристально следившими за нашим продвижением от самого Змеиногорска. Очень заманчиво было построить плот и преодолеть опасный каньон, но где-то на середине пути фарватер перегородила упавшая лиственница в обхват толщиной. С тяжелым сердцем вернулись мы с Яшей в лагерь. Сообщаем результаты разведки и видим отчаяние в глазах ребят - пройти столько трудных километров, чтобы отступить перед какими-то шестью!

А к вечеру вода сильно поднялась, не добрую шутку сыграла с нами жаркая погода, началось обильное таяние снегов. К тому времени наш отряд изрядно вымотался. От постоянного «моржевания» в ледяной воде, начались простудные заболевания. В условиях высокогорья у Яши обострилась язвенная болезнь. У нас уже не оставалось сомнения — необходимо отступить. Но сколько сил потребовалось на это! Вода преследовала нас на каждом шагу. Броды, которые мы проходили двумя-тремя днями раньше легко, не замочив ног, теперь требовали от нас полной отдачи сил, энергии, мастерства и находчивости. Глубина бродов зачастую оказывалась по бак. И здесь главной задачей было не допустить попадания воды в карбюратор, воздухофильтр. Для этого многие броды преодолевали с заглушенными двигателями, т.е. фактически перетаскивали их на себе.

В тисках Барлыка

…Пожалуй в каждом разумном отступлении есть доля будущей победы. Главное — первый шаг сделан. Пройдено 3000 километров в тяжелейших дорожных условиях, вызванных неслыханно затянувшейся весной 1983 года. Начато изучение нового географического района для мотопутешествий. А его неизведанные маршруты подождут нас до следующего сезона…

По итогам Чемпионата СССР по туризму команда Барнаульского котельного заняла завода третье место, уступив всего два балла Ленинградской артиллерийской академии! Это был дебют алтайских автомототуристов в Чемпионатах СССР.

Пантыкин Виктор Михайлович руководитель группы. Фото из архива автора