Лебедев Е.В. Риск…

Лебедев Есть такая река в горах Алтайских – Чулышман.  Берет начало свое она из высокогорной тундры, с высоты более  двух километров над уровнем моря,  из зоны вечной мерзлоты, где маленьким ручейком вытекает из озера Джулукуль. Страна тысячи озер - Чулышманское плоскогорье, на границе Тувы, Монголии и Алтая        - начало Алтайского заповедника. Восточным рубежом этого высокогорного плато  служит горный хребет Шапшальский, который  стоит как на ладони  на востоке плато, и тянется до самого Телецкого озера. Родина диких птиц, страна непуганых хариусов и  вотчина росомахи. Гуси ,лебеди, утки ежегодно выпаривают свое потомство на бескрайних равнинах Чулышманского плато.

Чулышман  - это академическая река для спортсменов  водного туризма. Красота  горных долин и грандиозных ущелий Чулышмана  специфична и не оставляет никого равнодушными. Пороги высшей категории сложности  и живописные берега постоянно привлекают сюда любителей путешествий. Кто однажды увидит Чулышман – не забудет никогда.

…Разведка - дело хлопотное. Это же надо идти через заросли по валунам и выбирать место, откуда видна вся река. А таких мест не много, кругом обрывы, и нужно их обходить,  забираться на противоположные точки, откуда  возможно  увидеть  нужный  участок реки, всё, что скрывают эти серые  скользкие после дождя скалы. Не просмотрев  дорогу для судна, вслепую плыть по Чулышману  большой риск. 

В памяти  от последнего  сплава по Чулышману остался  этот  удивительный мост через дикое  узкое ущелье. Целые стволы длинных толстых лиственниц, каким – то чудом  местные  зодчие – алтайцы сумели уложить на краешки ущелья.  Под собственной тяжестью  они прогнулись, и даже  настил из поперечных полусгнивших тонких деревьев не внушал  уверенности в  надежности  моста. Кое-где в настиле  зияли дыры. Большие куски настила сопрели и провалились.  Через эти  прорехи далеко  внизу было видно, как пенились стремительные  воды Чулышмана.

В 2003 году  мы шли по Чулышману и причаливались на левом берегу выше моста. Ниже моста был небольшой, метров 20 – зеркальный плес. Удивительной голубизны вода просвечивала и громадные тёмно-коричневые глыбы  показывались под водой. В беспорядке наваленные  друг на друга  исполинской силой природы  они просматривались  сквозь прозрачный плес и  почему-то  вызывали  чувство угрозы.

Сразу за плесом другие глыбы высовывались из-под воды и почти  перегораживали  всю реку.  Большие камни  в  пенных манишках громоздились в беспорядке,  скрывая от глаз  пространство за ними.

Вода прорывалась  между камней,  падая вниз, вспенивалась и с глухим шумом уходила куда-то под правую скальную стенку, между громадной рыжей плитой и высоким  утёсом правого берега.   Этот порог Чулышмана туристы не случайно назвали «Оборотень».  С моста хорошо просматривалась его верхняя часть.  Казалось, что все просто.  Скатиться  между камней  по струям и  прыгнуть в слив между плитой и утесом, - и весь порог… Но  на самом деле « Оборотень»  хранил ловушку, в которую  в 2000 году и попал  мой катамаран.

…Тогда в 2000 году мы впервые шли по Чулышману от самого озера Джулукуль. Мы были молоды и энергичны. Перед Язулинским каньоном пришлось пережить много туристических неожиданностей и  поэтому каньон мы  проходили просто и деловито.  Мы  - молодые ребята  службы МЧС России  из города Барнаула. Можно сказать местные и  привычные.

Крепкий, маневренный, испытанный катамаран «Касатка»  послушно и достойно  спрыгнул в водопад под Чертовым мостом,  Просто и уверенно  преодолевал другие пороги.   Красиво, с разбега  прыгнул через обливную плиту с водопада Три Вовы и идеально приводнился, не опрокинув экипаж. Экипаж  - это  Доктор и Слава - 46 лет и 27- самый прекрасный возраст для таких путешествий.

После того как «Бублик» Саши Шевченко застрял в каменном хаосе верхней части  «Оборотня», мы предусмотрительно обнесли  этот сомнительный  каменный капкан и спустили катамаран к воде  по крутому склону перед самым сливом с рыжей плиты. Чулышман, как это часто бывало и раньше, будто спрятался куда. Вся его вода, весь объем красивой и полноводной реки вдруг неожиданно уменьшился, и спрятался в белых бурунах  куда-то под камни.  Только легкое дрожание прибрежных скал, шипение и глухой рокот воды с бесконечными всплесками,  выдавали напряжение реки. Никуда она не делась, она где-то здесь в тайных проходах под камнями, сдавленно гудит и безжалостно рвется вдоль скал.

Старт как всегда  меняет жизнь на до и после.  Стремительный поток дернул , подхватил и увлек в своей стихии красно-синий катамаран. Секунды расширились до минут и единое чувство весла и мысли  слились с потоком и скалами. Катамаран несся по  пенному треку к сливу. Рыжая плита  стремительно выросла до размеров большой  плотины и встала левым боком против струи.

Струя уменьшилась, сжалась  и  нырнула от рыжей плитищи   под правую стену каньона.  Казалось дальше ехать некуда… Но струя со свистом приглашала катамаран под мокрый отшлифованный навес правой стенки  Чулышмана. В память врезались   крупные   капли  воды , сдуваемые  от вихря,  созданного  пенной струей,  с ребра  каменного кармана под скалой.  Правый нос катамарана влетал под скалу, но  дальше под ней не было видно просвета. Чернота и резкое снижение потолка означали одно: « Дальше нельзя!  - Затычка!!!».

Стремительные короткие движения, от которых зависело все наше будущее, скрежетом весел о карниз, вырывали носы катамарана влево. На противную, полого  падающую в поток  рыжую плиту. Даже, если хвост катамарана прищемит  скальный капкан, сами мы остаемся на свободе и будем бороться до конца с этой безобразной  ловушкой…

Так и случилось.  Чулышман  ухватился за хвост  катамарана, со скрежетом протаскивая  под скалой его  корму.  Слава и я дико сопротивлялись, старая выехать на мокрую голую рыжую плиту. «Плюх» в сливе случился неожиданно. Свобода, и конец  злополучного  «Оборотня»  ототкнули  залп нашего  адреналина.  Радостные звуки первобытных людей  прорезались сквозь грохот порога…

Прошло  с того момента 10 лет. И вот я снова с друзьями на Чулышмане. На  красно-сиреневой испытанной «Касатке», прошедшей не раз Аргут и Чулышман, но с другим напарником. Саша - молодой катамараньщик, ходил не раз Можойский каскад  -  шестой, высшей категории сложности на  реке Чуе.   Я уже – мастер спорта по водному туризму, только лет добавилось. – 56 … Вот и старый мост висит. Живой, только еще больше прогнулся и постарел. Кто-то ремонтировал настил, да только новых дыр прибавилось. Да, жизнь  на месте не стоит…

На сей раз Чулышман  от дождей в свободных берегах прибавил на метр, а в каньонах этот метр превратился в два и более. Река преобразилась  кардинально. Её характер  изменился не в лучшую сторону…  Серая вода с зеленоватым  оттенком  пенилась , куда-то пропали  прозрачные лазурные плесы. Даже небольшие порожки, которых раньше не замечали, надулись и мощно хлестали по катамарану, струи плевались и  часто накрывали с головой. Рассерженная паводком сущность Чулышмана,  казалось  предостерегала.  Словно  хищник в клетке  злобно урчал и ощеривал время от времени свою пасть, разрывая  клыками скал    взбесившуюся в ущельях воду.

Порог «Чертов   мост» вроде бы и не изменился особенно, но  сам водопад, как- то потолстел и с утробным беспощадным глухим шумом увлекал всю воду в бездну,  бескомпромиссно и жестоко. Громадная пенная купель вокруг многотонной падающей струи  яростно пульсировала и безразлично швырялась  пеной. Большого прозрачного плеса  ниже водопада не было. Вместо него   текла широкая газированная река с обрывками пены, ускоряясь и спеша куда-то за изгиб каньона…

Представив, как боевую нашу «Касатку» мощная струя влепит в пенную яму и не выплевывая будет жевать в газированной темноте глубины, у меня в памяти  возникли страшные картинки  про  грешников в аду. Вдруг стало противно на душе и грохот воды не вызывал больше восторженного предчувствия. «Всему есть свой предел», подсказывал немой советчик.  Да, можно плюхнуться в это месилище, и героически считать себя победителем. Да только правду то душевную не обманешь. Она-то скажет,- «Что выплюнуло тебя сквозь этот ужас, и как кусок мусора, да господь сохранил дураку жизнь…»  Вот, наверное, чем отличается настоящий  спорт от случайностей.

Но «Бублик» - это супер- экстремальный плот,  так считают большинство водников. Это «Ванька-Встанька»  водного транспорта. Гора воздуха. Его  гребцы, пристегнутые специальными ремнями, сидящие внутри надувных колес  защищены от беспощадного размазывания по скалам  этими самыми колесами. Придуманы специальные водные парашюты, для вызволения Бублика из ловушек. Но если это судно на 60% мощнее катамарана, то можно сказать, что оно на 60% больше подвергает опасности экипаж в критической ситуации.  И таких примеров в истории водного туризма  достаточно.  Так случилось и на этот раз.

Раз катамаранщики  отказались прыгать в «Чертов мост» по такой воде,  то на Бублике этот вариант посчитали возможным.  Сели и поехали.  На всякий случай, всё же,  страховку  мы поставили, в две линии с морковками и катамараном с воды. И оказалось что не зря.  Бублик зашел в порог  по всем правилам,  только сильно притопила его река  в предводопадных сливах. Со стороны  наблюдая, вроде бы ничего особенного. Вот и водопад.  Словно потоптавшись на месте перед прыжком, Бублик скользнул в водопад и  неожиданно весь исчез из виду…

Чтобы утопить такую гору воздуха, нужна недюженная сила и мощность струи. И мощности хватило. Несколько секунд подряд бублик потерялся  в жуткой воронке под водопадом…, затем мелькнуло красное колесо, медленно выныривая из бездны, и только потом появилось  из под воды второе колесо Бублика.  В это же время, метрах в 20 ниже водопада, в пене мелькнуло оранжевое пятно. Спасжилет!  Человек!  Оторвало человека от Бублика! Экипаж Бублика вяло шевелился, одного гребца действительно  не было на месте.  Юра, а это был он, окончательно вынырнул на поверхность  метров через 30 ниже водопада. Сработала первая линия страховки и морковки точно легли в цель. Но со стороны пловца не последовало никакой реакции. Он равнодушно проплывал мимо брошенных веревок и не подавал признаков активности. С берега послышались  волшебные слова. Они, наконец разбудили у Юры интерес к жизни, и на второй линии он медленно, как бы неохотно ухватился за брошенную верёвку. Когда его подтащили к берегу,  послышалась просьба, - «Мужики, дайте отдохнуть»??  Хотя все мы видели с берега, что он не работал.  Где же успел так устать?  Давнуло!!!

Парня достали из воды. На вопросы: Где он был, Как там ? Он  тупо  смотрел на окружаюших и грустно молчал. Только спустя некоторое время он попытался ответить на эти вопросы, но и то как-то односложно и в   двух звуках…Мы его просто не узнавали. Оказалось, что как только бублик упал в водопад,  струя воды гигантской мощности надавила на Юру и вырвала его с рабочего места вместе с капроновыми ремнями.  Как порвать капроновый ремень на живом человеке.?!  Можно, заверил Чулышман, в долю секунды! В водопаде «Чертов мост» по большой воде.

Прошли еще несколько жестких порогов после Чертова моста. Наши друзья – каякеры из Швейцарии  под руководством моего старого приятеля, опытного путешественника Петера Айхенбергера, отчаянно боролись с каждым порогом. Душу захватывало, когда маленький человек – рыбка исчезал в пенной пучине. Но охота пуще неволи! Для того мы и здесь.  Где вдоль берега, где с разведкой, группа осторожно двигалась вниз по  Язулинскому каньону.  Река не радовала, беспощадная трепка в серо зеленой воде, пасмурная погода и снова дождь. Вода в Чулышмане продолжала прибывать. Вот и старый мост. Впереди, ниже моста, старый знакомый - порог «Оборотень». До моста осталось метров 300.  Струйка, прижим и плесик.   Все в памяти. Пожалуй, не пойдем на разведку. Доплывем до плесика  так, по старой памяти, там и зачалимся.  Питер советует посмотреть. Но я попросил его на всякий случай подстраховать нас около моста с морковками.

Катамаран как на крыльях летит вдоль правого берега. Вот и мост виден. Но впереди по курсу неожиданно открылась глубокая -  косая бочка на пол-реки от которой невозможно убежать.  Остается одно, штурмовать её в лоб.   Вроде  не впервой прыгать в бочки, прыгаем с разгона!  Катамаран пронзает встречный вал, становится на дыбы и, перескочив бочку,… вдруг  начинает опрокидываться по диагонали. Косой вал уцепился за моего  спутника Сашу и перевернул катамаран. В таких случаях, не выпуская весло  нужно немедленно забраться на катамаран и быстро зачалиться. В 100 метрах впереди начинается «Оборотень». В такую большую воду, он не даст дышать,  пловцу в спасжитлете. А значит… Вихрем пронеслись мысли, а руки уже уцепились за катамаран и поднимали меня на поверхность  между дутиков. Саша  уже был сверху, он моложе и шустрее. Время шло на секунды. Спасительного плесика не было.  Вместо него струя от прижима правого берега стремительно откинула наше судно к левому берегу и на пути вдруг  встала неожиданная скальная стенка. Катамаран придавило одним баллоном к стенке, другой баллон под напором  тугой струи зажал меня между  дутиками катамарана. Вдруг я понял, что чувствует червяк, когда его разрезает  пополам  лопата садовода…Нечеловеческое напряжение сдиагоналенной  рамой катамарана на мой  живот и грудную клетку вызвало одновременно очень много  странных мыслей…И в этот момент катамаран ушел  под воду, в карман этой неласковой скалки. Всё случилось в мгновения, но мысли настолько плотно прорабатывали случившееся, что казалось, что время течет медленно. Правду говорят, что иногда вся жизнь стремительно протекает в памяти, как в скором кино.  Неужели вот так просто  и глупо всё получается? Глупо, да, но не просто.  Чтобы не лопнуть как резиновому шарику, напрягся и не чувствовал даже, как река прокатила меня,  сдавленного катамараном и просто выплюнула из под скалы.  Темнота кончилась, каким то непонятным образом я держался за катамаран и было тяжело дышать, а тут еще  пенные волнушки норовили запрыгнуть прямо в рот.  Если крепко держаться за раму катамарана, то может быть, река пронесет через «Оборотень», хотя может и оторвать или заклинить где-нибудь в камнях… В громадных бочках  точно  оторвет …

Я посмотрел в небо и вдруг  увидел летящую сверху, со скалы морковку… Громадным усилием  я подхватил веревку и начал наматывать её на крошечный выступ алюминиевой трубы- поперечины  катамарана. Я знал, что в следующую секунду течение рванет катамаран на веревке и чтобы она не соскочила, изо всех оставшихся сил сцепил пальцы на веревке и этом кусочке трубы, связывающем сейчас меня и Сашку с надеждой на жизнь. Теперь я слышал, что Сашка булькался с другой стороны катамарана, и на душе заструилось тепло.  Рывок струи почему –то хотел оторвать меня от катамарана, но капроновая веревка точно брошенная моим  дорогим  другом Петром Айхенбергером, как струна натянулась и медленно повела катамаран к берегу. Саня  тоже поймал вторую морковку и  сумел прицепить её к  нашей любимой Касатке…

Теперь то мы забрались на перевернутый катамаран, и покрепче закрепляли спасительные веревки.  Сверху кричали наши ребята.  Катамаран прибило к  скальной стенке   у берега. Чуть ниже, в выемке  под скалой было крохотное уловце, размерами  с катамаран, где не было струи. К великому нашему  изумлению  Чулышман вернул наши, отобранные под скалой, весла. Они сиротливо плавали в уловце и мы их конечно же выловили. Да…Стоит однако задуматься…  Со скалы спустились ребята, вытащили катамаран и нас   на  крутую , заросшую кустарником осыпь.  В 20 метрах  ниже  начинался порог «Оборотень». От той  хищной бочки  прошло всего несколько секунд жизни.

 Дюралевая  продолина моего дутика была согнута по тому месту, где меня прижало. Да… Ребра, наверное, крепче дюраля, хотя и очень хорошо чувствовались в том самом месте… 

У моста  мы закончили  сплав.  «Оборотень»  прошли на Бублике, на грани. Громадные бочки и подряд, стояли на всем протяжении   порога , рыжая плита почти скрылась под водой и мощный слив превратился в пульсирующий прижим. Бублик проехал  еще одну шиверу, но она  тоже превратилась в хороший порог. Идти дальше на каяках и катамаранах было рискованно.  Приняли решение:  провести глубокую разведку.

Порог –водопад Три Вовы распух, и   остался на месте, но плес ниже него превратился в стремительный поток, который  в несколько секунд долетал до начала  следующего порога, по имени «Затычка».  Затычкой его назвали по тому, что громадный камень величиной с дом  когда-то упал в каньон этого порога и перегородил основное русло, оставив узкие проходы по сторонам.

Издалека уже было понятно, что в Затычке творилось что-то невообразимое. Выбросы  белой  воды,  высоко  взлетавшие в воздух,  и сплошной гул были  видны и слышны издалека.  Мы подобрались к краю скальной стенки над самой затычкой. Стена вибрировала под ногами. Грохот воды перекрывал  все другие звуки. На месте самой затычки было сплошное фантастическое месево. Бурная пена скрывала спрессованный поток Чулышмана, который с горы, от самого  водопада лупил в невидимую затычку. Пульсирующие взрывы воды , пены и пыли взлетали  на десятки метров в разные стороны от затычки. Надо быть большим  идиотом, чтобы допустить мысль о том, что Затычка может пропустить что либо. Даже ствол  любого дерева будет немедленно сломан и растерзан   в этой адской кузнице Чулышмана. Ни у кого не возникало желания засунуть туда голову, даже мысленно… Чулышман на сей раз не допускал нас к своим водопадам. Всем это было хорошо видно и понятно. Он предупредил меня,  Сашку и всех остальных. Мы сделали выводы.

2009-2013 год. Лебедев Евгений Владимирович. Из книги «Ключик на всякий случай»