Шумилов Валерий Дмитриевич - Алтай Туристский. Туристический портал

Шумилов Валерий Дмитриевич

Шумилов Валерий Дмитриевич «Алтай – приятный и тёплый по ощущению район. Памир и Тянь-Шань – это грандиозные размеры. Когда с Памира сразу же приезжаешь на Алтай, то горы кажутся маленькими. Но у нас очень красивый район. Сочетание гор и тайги. Нигде такого района не видел».

2 января 2015 года в возрасте 62 лет ушел из жизни знаменитый альпинист и спасатель, президент Федерации альпинизма и скалолазания Республики Алтай, Шумилов Валерий Дмитриевич.

После похода к Белухе у спортсмена обострилась болезнь желудка. Для лечения был направлен в Москву, где ему была сделана операция. В результате осложнений в ходе операции Валерий Дмитриевич скончался, не приходя в сознание.

Специальное интервью [17 февраля 2008 г.]

«Отец у меня был заядлый охотник и рыбак и с детства всегда брал меня с собой. Спортом в детстве особо не увлекался. Как таковой его не очень люблю. Любил просто ходить на охоту, на рыбалку. Занимался всем понемногу: классической борьбой, спортивным ориентированием.

Постепенно увлёкся туризмом. Перепробовал всё: спелеотуризм, водный туризм, лыжный туризм. До третьей категории во всех видах туризма добрался. Горным туризмом начал заниматься в городе Кирове. Сейчас это столица ледолазания России, известный город, оттуда вышло очень много хороших спортсменов. Некоторые из них – мои воспитанники.

Первый раз попал в горы в 1974 году. Очень полюбил их и не представляю теперь, как жить без них.

Я не гнался за спортивными результатами, мне важно было сходить с хорошей компанией на хорошую интересную гору. Значок «Альпинист СССР» получил в альплагере «Аделсу».

В 1982 году приехал на Алтай будучи кандидатом в мастера спорта по горному туризму. Мы сделали с бийскими ребятами несколько горных походов. Много сделано с барнаульскими ребятами. И по сей день много в Барнауле друзей, которые неравнодушны к горам.

Судьба меня забросила в Горно-Алтайск. Компания моя была далеко, а здесь горный туризм был не очень-то популярен. Пришлось практически с нуля начать заниматься альпинизмом. С 1985 - 1986 года.

Но не забывал и горный туризм. Вместе с Сашей Торощиным, который погиб на Эвересте, сделали несколько «шестёрок». Ходили очень много. Получил кандидата в мастера спорта по альпинизму.

Много был на Кавказе, Тянь-Шане, Памире, Забайкалье.

Кроме этого, очень долгое время летал на параплане. Да чем только не увлекался!

Что касается постоянной работы, работал в МЧС рядовым спасателем с начала образования этой организации на Алтае. Скажу так: не все способны работать спасателем. Альпинизм - удовольствие, а МЧС – работа. Там высокая психологическая нагрузка. Иногда приходится соприкасаться с очень неприятными вещами. Работа спасателем мне нравится, но некоторые моменты не хотелось бы вспоминать ещё раз, тем более находиться в подобных ситуациях.

Ушёл из МЧС в связи со сменой деятельности, но это не означает, что полностью отошёл от полученных навыков: ведь когда находишься в горах и случается какое-то ЧП – в стороне никак уже не окажешься. Это долг каждого человека.

Горный туризм и альпинизм не сравнивал бы как виды спорта. Как в лёгкой атлетике сравнивать спортивную ходьбу и бег? Говорят, альпинизм сложнее. Так бы не сказал.

С Сашей Торощиным мы ходили сложные горные маршруты: траверс пика Ленина, несколько вершин: пик Корженевской, прошли плато Коммунизма – подняться на пик в 1993 году не позволила погода. Саша Торощин все семитысячники в СССР прошёл в горных походах, в «шестёрках».

Эту тему много раз с Кавуненко и Мысловским затрагивали – нет такой грани: одно чем-то лучше, чем-то хуже. Чисто человеческое отношение: кому что нравится.

Просматривая прошлое, не могу отметить что-то, как свою победу. Да и что такое победа? Даже это слово не очень-то понятно. А самое большое моё спортивное достижение – 6а, «20 лет Октября» у нас на Аккеме. Мы тогда прошли её с Игорем Слободчиковым в «двойке». Это было в 1996 году. После этого долгое время было приятное ощущение прохождения. Причём, насколько мне известно, в «двойке» никто до нас с Игорем не ходил. Всегда было больше участников.

Если говорить о горных районах России и спортивных возможностях, то для скалолазов хорош район Красноярска, район Вергаки. Есть прекрасные маршруты на Кавказе, который ещё не весь ушёл от России, не весь опасный. Там работают лагеря, проводятся чемпионаты России. Альпинизм по-прежнему развивается.

Но в принципе, если взять всё в целом, то Алтай – это единственные спокойные и безопасные горы. Наш Алтай к престижным альпинистским районам не относится, но подвижки в его развитии произошли большие. Очень много на сегодня классифицировано новых маршрутов.

Алтай – приятный и тёплый по ощущению район. Памир и Тянь-Шань – это грандиозные размеры. Когда с Памира сразу же приезжаешь на Алтай, то горы кажутся маленькими. Но у нас очень красивый район. Сочетание гор и тайги. Нигде такого района не видел.

В спортивном отношении очень привлекателен район Аккема. Два года назад мы впервые на Алтае получили «золото» в скальном классе в районе Мюшту-Айры, первое место в чемпионате России. Оно было завоевано ребятами из команды Новосибирска здесь, на Алтае. Среди них были и воспитанники Горно-Алтайска.

Но если на Аккем немножко полегче подниматься, то забраться на Мюшту-Айры – сложно, довольно труднодоступный район. Очень длинные подходы получаются. Но район очень интересный и перспективный. Там можно сделать десятки интересных маршрутов. А классифицировано сейчас только эта «шестерка», и в прошлом году мы с москвичами сходили и классифицировали вершину пик Сергея Павловича Королёва. Два маршрута. Остальные ждут первопрохождений…

Что касается горного туризма, то этот район Алтая очень хорошо освоен. Каких-то серьёзных неожиданностей не осталось. Несколько лет назад были призёры-маршруты в горном туризме по Алтаю, но сейчас таких не вижу. Бывает, что переключаются, зацикливаются на каком-то районе. Как в альпинизме: сейчас много медалей получено в районе Аксу. Пока весь этот  район не освоят, на другие районы не переключаются.

Но, может, снова придет мода на серьёзные маршруты на Алтае.

Сейчас Алтай – туристическая экологическая зона. Он стал на слуху и привлекает больше внимания не только любителей поглазеть на красоты гор и природы, но и профессионалов. Стали приезжать очень много серьёзных альпинистов. Не только русские, но и ребята из мировой элиты приглядываются к нашему району. Пока для разведки, но район осваивается.

Район их притягивает. Потому что красивый. Сам Алтай не столько как спортивный район притягивает, а своей красоты, теплотой, энергетикой.

Мысловский в прошлом году, когда мы были вместе на «МАЛе» (Международный альпинистский лагерь) вспоминал, как 25 лет назад открывал здесь первый МАЛ в 1982 году после восхождения на Эверест, был руководителем. А с Кавуненко ровно десять лет назад мы при моём участии сходили на пик 850 лет Москвы.

За эти почти десять лет всего два или три года Владимир Дмитриевич Кавуненко не был на Алтае. Каждый год он приезжает, и каждый год мы совершаем какие-нибудь совместные восхождения. Естественно, простые горки, не сложные. Но в любом  случае, для него с теми травмами, которые он пережил за свою альпинистскую жизнь – спортивный подвиг. То, что сейчас он продолжает ходить даже на простые горы – это человечески более значимые испытания, чем в те его спортивные годы. Я вижу, с каким трудом, неимоверными усилиями ему даётся каждый шаг. Сколько с ним общаюсь, не перестаю преклоняться перед его мужеством. Исключительный человек! Вот с такими людьми на жизненном пути свели меня горы!

Сейчас в горы стало ходить легче, чем когда только приехал на Алтай. Если раньше мы ходили в тяжёлых отриконённых ботинках, тяжеленных вибрамах, то сейчас на ногах обувь полегче и понадёжнее. Более комфортно. Комфортность появилась, но сложность маршрутов от этого не убавилась. Появилось много снаряжения, где-то, может быть, технически стало проще проходить некоторые места по сравнению с теми же 80-ми годами.

Сегодня занят другими проблемами. Основная проблема – мало молодёжи. Появляются перспективные ребята, молодые, но им ещё много надо расти и расти.

Провели мы соревнования по ледолазанию, второй этап Кубка России. Из горно-алтайских ребят никто даже в финал не попал. Есть перспективные парни, но ещё рановато говорить о больших успехах. Надо много работать.

Проблем много, решать тяжело, так как слабая материальная база. Альпинизм сейчас стал дорогим видом спорта. Поддержки от государства в части развития альпинизма в настоящий момент абсолютно никакой. Пытаемся как-то с этим бороться: зарабатываем деньги, организовали коммерческую фирму «Экстрим-парк» в Усть-Семе, где у нас полигон по скалолазанию, где всегда проводим соревнования. Сделали его полтора года назад. Там работают наши ребята, пытаются зарабатывать деньги, которые мы вкладываем в развитие своего любимого дела.

Тот, кто хоть однажды сходил в горы запоминает это на всю жизнь. А для тех, кто полюбил горы, они как стимулятор жизни. Иногда после серьёзного похода, маршрута говоришь себе, что больше не хочешь их видеть никогда… Но проходит время, и ты начинаешь снова туда стремиться. Ты уже не можешь без них.

Не каждый принимает это всё. Мне повезло, что у меня много друзей, которые любят горы.»

(записано и обработано Евгений Гаврилов)

Шумилов Валерий Дмитриевич