Саратовкин Алексей Сергеевич - Алтай Туристский. Туристический портал

Саратовкин Алексей Сергеевич

Саратовкин Алексей Сергеевич  Заслуженный путешественник России

"Самое главное – надо учиться всю жизнь. Не тормозить, чтобы всё время шло развитие. Когда человек развивается, то он многого достигнет. Заниматься, развиваться, не стопориться на одном месте. Главное – ваше желание. Остальное всё будет. И больше начинает уделять внимания своей безопасности"

Родился 2 февраля 1982 года в г. Барнауле. Начал заниматься водным туризмом как спортом с 11 лет.

С 14 лет уже начал работать инструктором. Закончил АГУ, географический факультет.

Первый тренер – Евгений Томин, а второй – Александр Проваторов.

Чемпион России по водному туризму (Карагемский прорыв).

Один из лучших водников Сибири. На его счету около 20 водных походов и первопрохождений 5-6 категории сложности. Мажойский каскад проходил более 36 раз!

10 февраля 2008 года вместе с Анатолием Куликом как матрос и самый молодой участник экспедиции стартовал в кругосветное путешествие на надувном разборном парусном катамаране “SibCat-28”. Прошёл первый этап – около 7000 км – от Тайланда до ОАЭ, с заходом на о. Шри-Ланка, на Мальдивские и на Лаккадивские острова.

Занимается организацией активных туров на Алтае.

Приказам 146 от 4 июня 2014 г. Федерацией спортивного туризма России присвоен почетный знак «Заслуженный путешественник России». Подробнее 5 заслуженных путешественников России присвоено на Алтае


Специальное интервью [15 мая 2008 г.]

Евгений Гаврилов: – Алексей, как вы оказались в команде Кулика?

Алексей Саратовкин: – Странно попал, можно сказать чудом. Александр Проваторов сделал мне подарок на день рождение. Сказал, что я поеду в романтическое путешествие. Для меня это было новое дело. В подобных проектах я ещё никогда себя не пробовал. В первую очередь, был большой интерес. Но всё-таки была и какая-то боязнь. Я даже не мог предположить – будет у меня морская болезнь или не будет. И прочие подобные мелочи. Но всё было хорошо и интересно.

Путешествие в целом уникальное, но несколько утомительное. Однообразие надоедает. Конечно, всё красиво. Но когда одна и та же картинка не меняется по 15 дней, то становится очень тягостно и скучно.

 

– Как шла подготовка к плаванию?

– Подготовки как таковой не было. Просто сели и поехали. По ходу мы учили все названия, все команды, изучали паруса. Потому что мы с Проваторовым вообще ничего не представляли о парусном деле. Всё это по пути изучили.

 

– Неужели было скучно?

– Первая часть была скучной – правда. Но вторая часть, после Мальтийских островов оказалась очень насыщенной, шторм и даже ощущался страх. Например, когда мы попали в один хороший шторм и два дня спали и передвигались по судну в спасжилетах и пристёгнутые.

Обычно это так делается ночью, когда ты сидишь на вахте. Тогда ты обязательно пристёгиваешься, одеваешь спасжилет. А здесь все происходило в течение трёх дней, двое суток полностью. Было страшновато, и я думал, что судно просто разберёт. Экстрима здесь хватило.

 

– Вы видели океан впервые. И каким он остался в вашей памяти?

– Он мне понравился не у берега, а сам океан. Это прозрачная голубая вода. 3-4 километра до дна, никакого дна не видно внизу. Очень красиво! А когда идёшь у любого берега, вода становится зелёной. Зеленовато-мутного цвета. А чистый океан очень красив!

Постоянно было жарко. Просто не знали, куда спрятаться от жары на катамаране. Нам приходилось часа по полтора–два в день сидеть в воде под катамараном.

Но самым запоминающимся для меня всё-таки остался шторм. Шторма налетали несколько раз и все разные. Был и дождь и ветер.

Самый незабываемый – тот, который длился два дня. Когда нас окружали водяные горы по 3-5 метров, и катамаран, казалось, разнесёт. Мы мысленно гадали только о том, доживёт или не доживёт катамаран. А к этому моменту у нас сломались и мотор, и рули. Мы доезжали на одном руле. И ехали только по ветру.

 

– Как вы крепили грузы на катамаране?

– Всё было обычно, как и до этого. Конечно, мы всё закрепили ещё перед самым стартом. Меня занимал всё время вопрос: что будет, если произойдет переворот? Это могло стать реальностью. Мне было интересно, как его мы будем ставить обратно. Теоретически мы всё это знали, но практического опыта не было. Переворота судна с мачтой обратно.

Но всё прошло удачно, и мы не перевернулись. Но разные варианты рассматривались. Главное – оказаться на судне. С собой рядом клали запасы воды, еды и сигнальные фонари, GPS.

После Мальтийских островов мы остались с Куликом вдвоём. Сложность состояла в том, что дольше стало нести вахту. Мы же до этого разделяли сутки на троих. А здесь – на двоих. Но справлялись. Поначалу было сложновато, но потом ничего – привыкли.

 

– Как проходили будни в Индийском океане?

– Мы ловили рыбу. Рыбалка своеобразная. Я ни разу так не ловил. Даже тот же спиннинг. Его не просто так забрасываешь и вытягиваешь, а там морские катушки. Забросил и просто ждёшь, когда кто-нибудь клюнет.

Всё время нас что-то где-то сопровождало. Чаще – дельфины. Рыба, которая у нас была – обычно ловили мокрель, океанскую рыбу.

Уже после Индии мы встречали в океане, что для нас было удивительно, на 500-1000 км от берега, морских змей. Они очень ядовиты, и нас немножко пугали. Ты купаешься, а они плавают.

Почти каждый день видели дельфинов. Всяких разных, стаями. Это длилось всегда минут 15, а потом они уходили. Перед Шри-Ланкой мы видели китов.

Один раз была необычная встреча, когда уже ехали вдвоём с Куликом. Вначале мы не знали что это такое. Видим, плывёт что-то большое. Думали акула, плавник появляется. Присмотрелись, когда достала все четыре ласты, и поняли, что это огромная черепаха. Она шаркалась о корму. Немножко поплавала рядом и ушла. Черепаха была шириной по катамарану, около 4 метров.

Читали книжки. Они были разными. В основном литература о путешествиях.

Слушали бардовскую музыку. Из того, что мне понравилось – Владимир Высоцкий. Много из того, что было, я впервые услышал на катамаране. Кулик просто увлекается бардовской песней, а я выступал в роли слушателя.

 

– Сколько стран вы миновали?

– Мы посетили шесть стран. Таиланд, откуда начался первый этап, Шри-Ланка, Мальдивская республика, Индия, Оман, Эмираты.

Все они разные. Самая запоминающаяся страна – Индия. Было с чем её сравнить. Мне она показалась самой грязной страной, где везде кучи мусора.

В основном были страны мусульманские. Все работают, чем-то заняты. Шри-Ланка – страна бедная, и очень много попрошаек.

Для меня было непривычным движение, когда все ездят в другую сторону. Даже переходить дорогу непривычно, так как приходится смотреть в другую сторону.

 

– А что за ситуация на Цейлоне?

– Я прыгнул на острую траву. Мы познакомились с местными товарищами и увидели, как по пальмам пробежала стая обезьян. Трава вокруг острая росла, я просто с камня прыгнул за ними, попал на траву и порезал ногу. Всё нормально заросло, зажило. Пришлось недельку провести там, а потом всё пришло в норму.

Очень интересные джунгли, где всё шевелится, двигается, всего полно. Непонятно, кто где и как это называется. Очень много разных животных, а в особенности насекомых.

Чем они и пугали, потому что много ядовитых.

 

– Делали прививки?

– Мы об этом думали, но не сделали их. Нас удержало то, что мы будем в основном в океане и на побережье, где много людей. В джунглях не лазили и поехали туда наобум. Без прививок, без всего.

 

– Есть у вас желание поучаствовать во втором этапе?

– О нём пока ничего не известно. Если получится, удастся, я бы, конечно, хотел. Но когда это будет, ещё неизвестно. Всё пока в планах. Для меня мало интереса представляет Тихий океан. Это будут самые сложные переходы. По 6000 км без одного острова. Мне кажется, будет скучновато. Но это самое интересное и самое сложное. Когда от Америки идти до Туамото. Этот промежуток по книжкам знаю. Как будет реально – не знаю. Это будет нелегко.

А вообще всё зависит от спонсоров. Всё упирается в деньги. Путешествия нынче не дешёвые.

 

– Когда вы решили впервые пройти по воде?

– Всё получилось случайно. Пришли в школе одноклассники и говорят: «Мы записались в секцию. И в лодках плаваем, в бассейн ходим». Мне это понравилось, и я попросил их взять меня с собой. Когда впервые проехал в бассейне на каяке, мне это очень понравилось, и начал заниматься. Когда настало лето, мы стали выезжать на настоящие речки. «Заразился» и поддался этому делу.

До сих пор этим занимаюсь, и мне это нравится. Вначале это, конечно, был Алтай. Потом Средняя Азия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Кавказ.

Сначала были каяки, потом катамараны. Каяками профессионально не занимаюсь. Это было первоначально, впоследствии от этого отошёл и перешёл на катамараны.

Самый первый мой сплав – река Песчаная. Третьей категории сложности. После этого, когда приезжал на эту речку не раз, удивлялся, как мы, ничего не соображая, а нам было интересно, проходили в спасжилетах пороги. Сейчас на это смотрю по-другому.

Было такое – берём спасжилет, каску и пошли в порог. Было интересно: переворачивает, об камушки трясёт.

Сегодня к реке как к реке серьёзно отношусь. Река – стихия. С ней не надо шутить. Постоянно необходимо, чтобы был спасжилет и каска. В первую очередь всегда думаю о безопасности. А потом уже всё остальное.

 

– Острое ощущение правил безопасности приобретено в каких-то случаях?

– Конечно, были причины. Перевороты. Это обычное дело. Попадал в разные ситуации. Завалы, не раз тонул. И не раз жизнь показывала, для чего нужен спасжилет и каска.

Не боятся только дураки. Все мы боимся, особенно когда в первый раз проходим какую-то речку. У нас очень большие требования к безопасности. Не раз всё нужно проверить, отстраховать, чтобы пуститься по какой-то речке.

 

– Расскажите о самом сложном для вас моменте на воде?

– Это было не раз. Обычно происходит, когда ломает судно. Тот же плот-бублик. Многие считают, что это безопасно. Но безопасных судов нет. Всегда где-то можно застрять. Были случаи, когда у нас ломало плоты. Забивало в карманы. И посещали мысли: «Ну, вот ты и доплавался».

Проходит время… Ты уже на берегу, и потом вновь тянет на воду. Боишься, пугаешься, от этого получаешь своеобразный кайф. А потом, конечно, тянет обратно.

 

– Ваша команда, с которой вы постоянно работаете?

– Она у нас сегодня маленькая. Мы остались втроём из Барнаула. Влад Зырянов и Сергей Блошкин. С Блошкиным ходит двое, это мой напарник.

Это те два человека, который шли Карагемский прорыв. Но мы ездим, объединяемся с другими городами. В основном в последнее время с Владивостоком. Друзей много, с кем мы ходим, они со всей России.

Это сплачивает, когда мы встречаемся на речках. И не важно, с какого ты города. Но почему-то те, кто у нас есть из Барнаула, не повышают свой профессионализм. Они ходят по маршруту «Чуя-Катунь», и для них этого достаточно. И сложно человека направить, вывести на другую речку, в другой регион. С этим сложнее.

 

– Мажой вы проходили более 35 раз. (См. Мажойский каскад на реке Чуя)

– Да, каждый год набираем стажёров. И когда они становятся инструкторами, мы сплавляемся по Мажойскому каскаду. В прошлый год, 2008, нам не понравилась погода. Было очень холодно, когда мы были на Мажое и Чуе. Холодно, снег, уровень воды очень маленький. Когда холод, нет никакого желания ехать.

 

– Самый сложный ваш сплав по Мажою?

– Это когда заканчивал университет. Намечался выпускной, и друзья предложили поехать в коммерческий сплав по Мажою по большой воде: «Народ прокатим и денег подзаработаем».

Поехали. Вышла такая ситуация, что у меня в пороге разминка. После основного порога «Стола президиума» получилось, что сам себе веслом от бочки выбил ряд зубов.

А у меня выпускной через несколько дней! Вот и поехал денег заработать. Нормально – приехал, деньги потратил на зубы. Вот такой случай.

Но самый запоминающийся, конечно, когда идёшь в первый раз. Первый раз мы ехали его долго, три дня. Всё смотрели, страховали. Сейчас своих клиентов мы катаем два часа. По большой воде на плотах «бублик».

Мы шли три дня на катамаранах с разведкой, всё смотрели, снимали. Было восемь катамаранов.

А чем больше людей, тем дольше идёшь. Друг друга страхуешь, ждёшь. В первый раз всё надо смотреть. Лоции есть лоции, а всё равно смотришь, как это выглядит, страхуешь, делаешь разведку, на что теряешь время.

Я был участником Карагемского прорыва. Я его не шёл, был участником. У нас было две лодки, на которых мы хотели его проходить. Но вода резко упала. Трое прошли на пластическом бублике, а я был в команде с Лагодой на плоту, и Карагемский прорыв мы не смогли проехать из-за маленького уровня воды.

Мы страховали их с берега, снимали. А на маршрут была заявлена вся команда, мы выиграли чемпионат России.

 

– Вам присвоено звание мастера спорта?

– Нет, это так утверждает Проваторов. На самом деле пока я кмс. На мастера я ещё ленюсь корки оформить.

 

– Расскажите о вашей учёбе.

– Заканчивал АГУ, географический факультет. Институт мне дал общую информацию о природе и туризме. У меня был очень интересный факультет. Туда хотел попасть ещё со школы.

Отучился, и базовая информация мне сегодня очень помогает. Учиться дальше не получится. Дома бываю пару дней в месяц.

 

– Занимались вы ещё какими-либо видами спорта?

– Всем, чем можно. В шахматы играл, плаванием занимался, бегал, прыгал. Но со временем водный туризм всё вытеснил и остался один.

У меня всегда было так, что проходило какое-то время, и вид спорта мне надоедал. А водный туризм – разнообразное дело. Пробовал другие виды туризма. Пробовал и пеший туризм, спелео, альпинизм, но всё, конечно, на новичка. Сложного ничего не ходил. Но всё равно мне водный больше нравится.

 

– Ваша любимая музыка и книги?

– Из музыки чаще всего слушаю русский рок. А из книг что попадается, то читаю. Любимого нет.

 

– Кто были ваши родители?

– Отец у меня водитель, а мама – экономист. Они лет пять не знали, чем я занимаюсь. Где-то плавает, чем-то занимается. Когда первый фильм увидели, то сказали, что больше никуда не поеду. Но было уже поздно…

Теперь они уже знают, что меня не удержать, всё равно куда-нибудь уеду. Теперь даже помогают советами, перед тем как отпускать. И, конечно, переживают постоянно.

 

– Когда вы решили, что не надо замыкаться на нескольких маршрутах?

– Давно ещё. Каждая речка – свой опыт. Можно ходить сто раз по одной речке, а можно – сто речек по одному разу. И второе – намного интереснее. Каждая река что-то оставляет в душе, ты приобретаешь особенный опыт. Про человека, который ходит по одной речке, можно сказать, что у него нет опыта. Надо менять реки.

 

– Ваши пожелания всем любителям активного отдыха?

– Заниматься, развиваться, не стопориться на одном месте. Главное – ваше желание. Остальное всё будет.

Что касается безопасности, то каждый переживает об этом в большей или меньшей степени. Когда человек оказывается в экстремальной ситуации, он начинает по-другому на всё смотреть. И больше начинает уделять внимания своей безопасности.

Самое главное – надо учиться всю жизнь. Не тормозить, чтобы всё время шло развитие. Когда человек развивается, то он многого достигнет.