Абай — село Усть-Коксинского района, Амурского сельского поселения, Республики Алтай, расположенное на речке Абай. «Там, где находится селение, долина реки Абая сливается с долиною р. Коксы и имеет в ширину не менее 6 верст. Левый, более высокий берег реки представляет ровную степь, удобную для выгона и хлебопашества; на правом, более низменном и болотистом – расположены были сенокосы».

Абай

 Усть-Коксинский район Карта

Население: Численность населения на 2010 год составляла 403 человека.

Природа

В 50 км к западу от Уймонской степи находится Абайская степь. Она начинается недалеко от впадения р. Юстыд (Юстик) в р. Коксу и тянется до с. Сугаш, находящегося у подножия Керлыкского перевала. Длина ее равна 25 км, а ширина — 5—6 км. Абайская степь - это долина реки Коксы и южная пойма реки Абай, с отметкой 1100—1300 м над ур. м. Невысокие горы, окаймляющие ее с двух сторон, покрыты лиственничным лесом.

Горные степи Абайская по реке Коксу, имеют незначительные размеры и очень похожи по своим природным условиям на степи западных предгорий. Все они служат прекрасными пастбищами для домашних животных.

Абайская котловина сложена рыхлыми отложениями (песками, суглинками, валунно-галечниковым материалом), и только кое-где возвышаются невысокие останцы из коренных пород или цепочки кряжей, ответвляющихся от основного хребта и разделяющих котловину на несколько более или менее обособленные участки.

Почвенный покров горных степей представлен обыкновенными и южными черноземами. Это плодородные почвы, они характеризуются значительным содержанием гумуса.

Лиственничные перелески с мощными кустами ярко цветущего марьина корня, златоцветной володушки и другого пышного лесного разнотравья, появляющегося летом среди кустов алтайской сибирки и пылающего по весне сиреневым цветом кандыка и хохлаток, горящих пламенем купальниц-огоньков, сменяются здесь широкой заболоченной долиной реки.

На возвышенных участках и пологих безлесных склонах южной экспозиции находятся луга с покровом из многочисленных злаков, на фоне которых красиво смотрятся белые метелки альпийского горца и беловато-розовые головки змеевика, желтоватые султаны обыкновенного василисника, красные головки полевого клевера, розоватые колосья зопника. Особенно же выделяются золотистые цветки козлобородника и синие колокольчики горечавки.

В составе растительного покрова степей преобладают: ковыли, житняк, типчак, мятлик степной. К ним примешивается разнотравье: люцерна желтая, эспарцет сибирский, горицвет сибирский, келерия, овес Шелля, овсец пустынный, лапчатка липкая. Местами в небольшом количестве появляется ковыль-волосатик. Ковыльные степи используются как пастбища, но большая часть их распахана.

Рядом с трактом — долинное болото с березками, ивами и кустами курильского чая, заросшее осоками и расцвеченное желто-цветной болотной калужницей, сибирской примулой с зонтиками изящных сиренево-розовых цветков, красивыми мытниками и золотистыми султанами сибирского бузульника.

Абайская степь на всем своем, протяжении отличается полным безлесьем, лишь вдоль р. Абая тянутся заросли тальника. По окраинам степи можно отметить ассоциацию из оригинального кустарника—сибирки, достигающего высоты 1,5 м, и кустарной лапчатки.

В Абайской степи общая годовая сумма осадков в среднем составляет 370 мм (из наблюдений по посту Абай за 5 лет).

Флора и фауна

В верховьях р. Абая распространен ленок. Он, как обитатель холодных быстрых рек, широко распространен в реках Горного Алтая.

Абайскую степь спорадично заселяют длиннохвостые суслики, цокоры.

История

Селение Абай лежит в глубине Алтая, недалеко от вершины р. Катуни. Когда-то здесь, на урочище по реке Абаю, жили новокрещеные калмыки.

Вот что сообщает В. И. Вербицкий: «По всеобщему преданию алтайцев, во времена отдаленные Алтай населен был чудью, не имевшей ни ханов, ни зайсанов. В то время не было ни одной березы. Как скоро появилось это небывалое дерево, чудь умозаключила, что ей не сдобровать. Выкопали ямы, утвердили в них столбы для потолка из камней и земли, забрались в эти ямы, подрубили столбы и тем, без дальних хлопот, все дело покончили.

Курганов, или больших конусообразных ям, обложенных камнями, которые инородцы признавали за могилы предшествовавшего им народа, в разных местах Алтая весьма много, а особливо по рекам Чарышу, Абаю, Урсулу, Чуе и устью Кенги. Внутри некоторых курганов видны деревянные срубы и были находимы медные стремена, монеты и другие металлические вещи...»

Летом 1826 года по заданию Дерптского университета и министра финансов Е.Ф. Канкрина в этом районе побывал выдающийся российский ученый-ботаник Карл Христиан Фридрих Ледебур, который предпринял большую флористическую экспедицию по Алтаю.

В 1856 году горный инженер Ковригин, путешествовавший по Алтаю и побывавший в долине Абая, сообщил о бедняках-алтайцах этой долины следующее: «Пища их состоит из собираемых ими кореньев, кирпичного чая и ячменя... Конические их юрты состоят из жердей, обложенных снаружи берестой и древесной корой. Утвари почти нет. Одежда их состоит из очень грязных и изношенных меховых халатов». И далее: «Богатые, впрочем, имеют стада, а бедные, не имея стад, нанимаются к богатым соплеменникам или к русским за очень низкую плату».

В конце 50-х годов миссионером монахом Акакием, в миру Артемий Григорьевич Левицкий (Ловицкий), положено было основание Абайскому поселению, начавшим крестить алтайцев и поставившим молитвенный дом. («Список населенных мест Сибирского края» за 1926 год определяет дату основания Абайского поселения1860 год).

В 1863 году был построен молитвенный дом.

Около 1864 году появились первые садчики из «русского» населения - оседлые инородцы Сарасинской управы Романовы (обрусевшие до потери родного языка киргизы), переселившиеся в Абай. К ним приселился крестьянин из дер. Куегана Ануйской волости Казанцев.

Казанцев и Романовы говорили, что они поселились здесь для «образования татар» (алтайцы различных наименований были известны у всего русского населения горного Алтая под именем татар; настоящих же татар повсеместно там называли «ташкинами»): «место было пустое, некому было присмотреть за храмом, поэтому мы и переехали сюда».

Они не замедлили захватить в свои руки лучшие земли для хлебопашества и сенокошения и быстро разбогатеть.

Затем разом приехало семей 30 так называемых «поляков» из дер. Черемшанки, Риддерской волости, Змеиногорского округа, большинство которых впоследствии по религиозным причинам выселилась в другие места горного Алтая. К первым «русским» начали приселяться другие – Поносовы, Коровины и проч.

Обращение инородцев в православие шло медленно, сами инородцы обеднели. Многие из русских, разбогатевши здесь, ушли впоследствии в другие места: «не поглянулось им что-то», поясняли оставшиеся; но из дальнейших расспросов выяснялось, что причиной ухода были религиозные воззрения: староверы выезжали из Абая по мере того, как возрастало православное население.

Отношения между русским и калмыцким населением оставляли желать весьма многого. Калмыки обвиняли своих русских соседей, что те окашивают их зимовки, что не отрицали и сами абайцы, указывая на некоего Поносова, который «постоянно это делает» (ставит до 3 тысяч копён сена); что они вырубали у зимовок лес, чего русские также не отрицали и говорили довольно наивно: «Как же не рубить нам, если лес близко?»

Что вновь пришедшие переселенцы захватывали калмыцкие земли: некий Арляпов, напр., не только опахал зимовку калмыка Суузара, но и сжёг жерди, которыми придерживается древесная кора на юрте», только что пришедший переселенец Шипулин засеял распаханную новокрещёным Поповым землю и т.д.

Затем: русские, отправляясь на ореховый промысел, выбивали «озимь», что уменьшало значение народного промысла: в лесу неосторожно обращались с огнём, вследствие чего происходили лесные пожары, что также отражалось на орешном и зверином промысле.

(«Озимью» алтайцы называли завязку шишки, которая даёт орех на будущий год. Когда промысел начинается слишком рано, когда шишки держатся ещё прочно на дереве, то её приходится с силой отбивать и при этом портится «озимь», что выражается на урожае ореха в будущем году).

В свою очередь, представляли обвинения к калмыкам и русские: во-первых, что те воровали скот, и, во-вторых, что калмыки, живущие по р. Урмалык, «сидят на покосах», которые могли быть выкашиваемы ими, русскими.

Нужно заметить в пояснение, что последние здесь до тех пор никогда ещё не косили, что же касается калмык, то те имели здесь зимовки с давних пор. На почве, создаваемой всеми этими обстоятельствами, возникали между русскими и калмыками много недоразумений, столкновений и ссор.

Когда местная администрация назначила пункты для русских поселков, волна переселенцев хлынула на Алтай и непрерывно потекла сюда. Когда Абай в числе других селений быстро наполнился русскими, калмыки—новокрещенные разбрелись в разные стороны и селение это превратилось в чисто русское, вошедшее в состав образовавшегося Катандинского прихода, самого окраинного на Алтае.

Мараловодство здесь появилось в шестидесятых годах XIX в., когда в Нижний Уймон Черновым были завезены первые маралы. Животные распространились оттуда и в Абай.

9 декабря 1874 года, 65 лет от роду скончался от воспаления лёгких в селении Абайское (в 107 в. от Чёрно-Ануйского стана) основатель поселения отец Акакий. Самая смерть не могла захватить его дома: он отправился для обучения новокрещёных инородцев … Акакий был погребён игуменом Макарием в ограде Абайской церкви, устроенной на собственное его иждивение.

В 1879 году в Абайской долине, в числе других юрт, священник Филарет Синьковский посетил известного здесь своим богатством Баладжи.

Богатство Алтайских калмыков определялось большею часто избытком скота, лошадей и овец, но Баладжи кроме этого имел еще, по сказании туземцев, тысяч 15—20 денег наличных, что весьма редко было между алтайцами.

Заметивши между своими домашними сдержанный смех по поводу шалости одного из детей, Баладжи сказал; «смеяться нельзя; вы видите, что это абыс (священник)». Затем, выбравши кожу дикого козла, положил ее у ног гостей, прося непременно принять, так как у него такой обычай: гостя первый раз зашедшего в его юрту, чем-нибудь подарить.

Кстати, об обращении и приёме гостей у алтайских калмыков. Миссионерам никогда не приходилось испытывать сколько-нибудь невежливого, а тем более грубого обращения к ним алтайцев, при посещении их юрт. Напротив наблюдалась почтительность, предупредительность и почти всегда внимание к их беседам.

При таком обращении, миссионерам невольно приходилось вспоминать грубое и бесцеремонное поведение сибирских крестьян в присутствии священника. Гостеприимством (подчас своекорыстным), хотя и может похвалиться сибирский крестьянин, но с алтайцами соперничать в этом он не может.

Не раз приходилось миссионерам видеть, как алтаец делится с присутствующими у него данным ему куском, например, хлеба, дробя его чуть не на крохи, лишь бы всем досталось…

На вопрос: сколько жен у Баладжи, последний ответил: "Две".

Алтаец по своим обычаям может иметь не более трех. Впрочем, один в те времена один богатый алтаец взял было и четвертую жену себе; но кам развел его с последнею; да и три иметь жены — была редкостью между алтайцами...

В словах Баладжи о воровстве алтайцев — сущая правда. Смелость воровать у алтайцев развивается все более и более.

А развивалось воровство между алтайцами от их обеднения, а последнее являлось, между прочим, вследствие падежа скота, который падал зимами за неимением подножного корма, так как снег начал падать в большом количестве в таких местах Алтая, в которых раньше почти никогда, не бывал. Алтайцы же, гуляя целое лето, не заботились о зимнем корме для животных, которые во время зимы гибли целыми тысячами...

Говорят, что инородцы имеют большую страсть к вину. Это верно, как верно и то, что русские крестьяне с лихвою превосходили их. Контрабандное вино привозилось многими кулаками в громадном количестве. Контрабандисты не довольствовались весьма высокою платою им за вино низкого качества; они в случае большого требования, разбавляли его водою до той степени, что оставался один spiritus в воде, которую продавали за ту же высокую плату. Как пример, в Абай один кулак привез контрабандное вино, и русские абайцы с жадностью бросились на живительную влагу...

20-го февраля 1880 в Абае служил Преосвященнейший Владимир.

В 1885 году село Абайское относилось к Уймонской инородной управе, Томской губернии, Российской империи и насчитывало 40 дворов.

В 1886 году в селе русских проживало 24 мужчины и 29 женщины, инородцев оседлых – 23 мужчины и 28 женщин, инородцев кочующих – 47 мужчин и 41 женщина. Православных среди них: 94 мужчины и 98 женщин.

28 ноября 1887 году предлагалось перевести русских православных жителей деревни Абай, доселе входившую в состав Черно-Ануйского отделения миссии, в приход Верхне-Каменской Покровской церкви. Таким образом, Верхнее-Каменский приход Покровской церкви стал состоять из 9 деревень под ведением старшего священника с резиденцией в с. Алтайском и из 12-ти деревень: Катанды, Верхнего и Нижнего Уймонов, Усть-Коксы, Тоурака, Куяча, Казанды, Белого Ануя, Абая, Куягана, Деминой и с. Ильинского, которыми заведовал второй (младший) священник, с резиденцией в Ильинском.

Ввиду производимых русскими захватов, в 1887 году, алтайцы постановили приговор не допускать русских косить на р. Аюлу. Долина этой речки была уступлена новокрещёным в виду того, что она ближайшая к селению, между тем как сами новокрещёные принадлежали к числу обедневших жителей, почему пользоваться дальними сенокосами для них было затруднительно. Пользование этой местностью служило оной из причин обострения отношений между русскими и алтайцами.

«Русские богатеи», к которым принадлежали главным образом оседлые инородцы Сарасинской управы, захватили нижнее течение речки, устроив там «поливы» (арыки) и косили на орошаемых местах; другие скупали сенокосные пайки у отдельных кочевников, которые делили сенокосы по душам, и проч.

Понемногу большая часть сенокосов по р. Аюле перешла фактически в руки русских жителей селения, что вызывало неудовольствия алтайцев. Производились также захваты пашен кочевников, из–за чего не менее возникало столкновений между русской и алтайской частями населения, чем из-за сенокосов.

В 1887 году в селе родился Александр Петрович Кайгородов, деятель периода гражданской войны на Алтае, участник Белого движения, сподвижник и союзник генерала барона Р. Ф. Унгерна фон Штернберга.

В 1889 году в поселении, находящемся в 143 верстах от стана на юг, имелось кроме дома миссионера на приезд, здание для походной церкви во имя св. Иоанна Богослова. Жителей было 197, в том числе инородцев оседлых - 35, кочевых - 93 и русских - 67. Число грамотных было 7, неграмотных 190. Народонаселение за десятилетие увеличилось на 102 души.

В 1891 году открыта в селе миссионерская школа.

В 1893 году посёлок Абайский, как часть Абайского поселения при речке Абае на правом берегу имел 6 крестьянских дворов, 9 мужчин и 8 женщины, на 180 десятин. В поселении же была отмечена церковь и миссионерская школа.

В районе Абайского на тот момент проживало следующее количество алтайцев:

1) Аилы по реч. Суузару, впадающей в р. Коксу с левой стороны, летом расположены вокруг озёр, также носящих название Суузар (через озеро протекает и речка). Всех аилов 24, принадлежащих 19 хозяйствам;

2) Аилы по реч. Кудету (Карагай) Всех аилов 33, принадлежат 27 домохозяевам;

3) По реч. Талды, впадающей слева в р. Абай, летует 12 аилов, принадлежащих 8 домохозяевам; все аилы находятся вблизи друг друга, выше версты на 1 ½ от пересечения р. Талды Уймонским трактом;

4) По логу Кашкорлу, впадающему в р. Абай между реч. Отты-Сугам и Талды, с левой стороны, находилось 9 аилов, принадлежащих 7 хозяйствам;

5) На реч. Турулу, впадающей в Абай слева, в его верховьях, жило 5 семей, имеющих 8 аилов;

6) По реч. Ак-Кара-су, впадающей в Абай слева, в верхней части, жило 2 семьи калмык, имеющих 4 аила;

7) По сухому логу Чираля, в вершинах Абая, слева, проживало 4 семьи в 5 аилах;

8) По реч. Ак-Кобу – правому притоку р. Абая в верхней его части – проживало 3 семьи калмык, имеющих 3 аила;

9) Справа по р. Абаю, между реч. Ак-Кобу и Оӧшту, находится лог, местность возле которого к р. Абаю называется Торбогонду; здесь жило 3 семьи в четырёх аилах;

10) По р. Оӧшту – правый приток Абая в среднем его течении – жило 9 семей в 10 аилах;

11) На правом притоке Абая Урламык проживало 17 семей в 20 аилах;

12) Местность, лежащая между Абаем в его нижнем течении и р. Коксу называется Бельпиром, где в 8 аилах проживало 6 семей калмык;

13) По правому притоку Коксу Сорчме летовало 6 семей в 8 аилах, расположенных при впадении реч. Карасу, все вместе;

14) На правом притоке Карасу Каир-Куме летовало 5 семей в 7 аилах, все вместе, слева от устья;

15) По реч. Аюле, впавшей в р. Абай слева, версте от устья, летовало 3 семьи, имеющих 5 аилов;

16) 6 семей в 8 аилах летовало почти у самого Абая, в 2 верстах ниже р. Талды;

17) По левому берегу р. Коксу, ниже впадения р. Карасу, местность носит название урочища Ӧорӧш, на котором летовало 23 семьи в 28 аилах, раскинувшись одинокими аилами версты на 2 по берегу Коксу;

18) Несколько выше Ӧорӧша, между Каир-Кумом и Суузаром, на левом берегу Нонсу летовало 4 семьи с 6 аилами, отдельно раскинувшимися на большое протяжение – версты на две;

18) На левом берегу Коксу, выше впадения Кудеты, летовало 8 семей в 12 аилах, раскинувшихся версты на 3, до реч. Барранду;

19) На реч. Ак-Сугаш, приток Елды-Сугаш, впавшего в р. Етты-Сугаш – приток Абая, летует 4 семьи в 4 аилах; зимуют по ключу Белюлю, верстах в трёх;

20) На устье Сугаш жило 4 семьи в 8 аилах;

21. По Уолду-Сугаш проживало 3 семьи, летуя по ключу Манаяха.

В 1895 году в Абайскую школу назначен учитель Тюдралинской школы Илья Каташев.

Русский, советский географ Вениамин Петрович Семенов-Тян-Шанский, принимавший участие в первой всероссийской переписи населения в качестве секретаря главной переписной комиссии в 1895 году написал: «Далее путь спускается к р. Абаю, притоку р. Коксу, и направляется его довольно сырой долиной с протоками и озерками, обильными водяной и болотной птицей, к селу Абаю, или Абайскому.

Абайская степь окаймлена холмами хлористого сланца, покрытыми старым лесом лиственниц, причем деревья редко отстоят друг от друга. Кругом безлюдно и пусто. Небольшое с. Абай вытянулось по берегу одноименной речки. Из Абая отходит к юго-западу вьючная тропа через хребет Холзун на р. Бухтарму.

Река Коксу, в которую впадает Абай, оживляет унылую степь Абая, и по ее богатой долине раскинулись большие, частые леса березы, пихты и лиственницы. Калмыки живут здесь среди леса, занимаясь звероловством, и до последнего времени им не приходилось жаловаться на уменьшение дичи и зверя.

Верхняя часть долины р. Коксу, вытекающей из Коксунских белков, несущих на своих вершинах вечные снега, дика и мало исследована.

Среди инородческих земель долины Коксу успели за последнее время возникнуть и русские заимки, какова, например Красноярка, находящаяся за Абаем по Уймонскому тракту в 14 верстах и стоящая на берегу р. Коксу среди плодородных полей и прекрасного бора. Отсюда начинается самая красивая часть Уймонского тракта».

В 1896 году в Абае построен новый молитвенный дом.

Особенно сильный приток переселенцев был в 1896-1897 гг. Абайское население того периода представляло собой нечто довольно пёстрое.

В 1890 годы начали появляться переселенцы частью непосредственно пришедшие из Европейской России и направляемые в Абай одним из чиновников по крестьянским делам, частью уже много лет жившие уже в различных пунктах Алтайского округа, главным образом, в селениях Озёрном, Коробейниково, Ново-Обвинском и др. Нижнее-Чарышской волости Бийского округа.

Что же представлял Абай 1897 года? Кокса служила тогда юго-западной границей инородческого района калмыцких стойбищ. Особой дачи селение не имело. У инородцев пашни, сенокосы и выгон были совместно с русскими.

От Катанды до Абая был проложен был прекрасный колёсный путь, сначала долиной Катуни, а затем Коксы и Абая, откуда он направлялся в долину Кырлыкы – притока Чарыша и в долину этого последнего, где в селении Усть-Кан раздваивался, одной ветвью направлялся на север к долине р. Чёрный Ануй и другой на запад – долиной р. Чарыша.

Из Абая же шёл верховой путь через Коксинские белки на д. Поперечную, лежащую на р. Убе, и Риддерский рудник, находящийся в долине, образуемой истоками р. Ульбы – Тихой и Громотухой.

На иной двери юрты в то время в Абае уже можно было увидеть висячий замок. Деревянные двери в огромном большинстве случаев были одностворчатые, но бывали иногда и из двух створок.

В селении Абайском зарегистрировано было 20 хозяйств из 151 души переселенцев и 38 хозяйств с 254 душами крестьян-старожилов.

В момент переписи 1897 года селение насчитывало 103 хозяйства. Всё наличное население посёлка Абайского состояло из непричисленного русского населения, что, конечно, не могло не отозваться на многих сторонах его жизни.

К числу переселенцев извне Алтайского округа относилось 29 хозяйств, все они не причислены. 38 хозяйств крестьян старожилов различных селений Алтайского округа принадлежали к категории непричисленного населения. Мещан и представителей прочих сословий было всего 9 хозяйств. Инородцев 27 хозяйств, из которых 10 принадлежали к кочевникам-алтайцам, остальные же – к оседлым инородцам ближайших управ, главным образом к Саросинской, населённой обрусевшими киргизами.

В селении проживало 297 мужчин и 308 женщин, грамотных было 45 мужчин и 11 женщин. Население имело 122 жилища (34 дома, 71 избу, 17 юрт).

Мелкий скот распределялся следующим образом: 148 коз, 938 овец; рогатый скот: телят 204, нетелей 114, быков 224, коров 407; лошадей 1060.

Более всех других посёлков было пасек. Ульев 70, колодок 396.

В Абае у выше упоминаемого Поносова было четыре взрослых марала, в том числе одна матка. 80 хозяйств занимались промыслами: 97 мужчин и 2 женщины.

Запутанность общественных отношений создавалась ещё присутствием в посёлке группы оседлых инородцев, не подчинённых ни родовому управлению алтайцев, ни волостному правлению крестьян, а своим инородным управам, из которых одна находилась на севере Горного Алтая, в 7 верстах от с. Алтайского в д. Сараса, другая на юге инородческой территории, в Уймоне (верхнее течение р. Катуни).

Занимая промежуточное положение, эта группа, по отзывам абайцев, умела извлекать выгоды из обострённых отношений между крестьянами и алтайцами.

Часть сенокосов подвергается разделу по реч. Аюле, но не среди русского населения, а у алтайцев (калмык) новокрещёных. Остальные же сенокосы находились в вольном пользовании.

Часть сенокосов в Абае искусственно орошалась при помощи так называемых арыков, а такие сенокосы находились в личном пользовании устроивших и поддерживающих арыки.

Непричисленные переселенцы наибольший средний на наличное хозяйство посев давали в Абае 1,3 десятины на хозяйство в среднем.

Начало сева на Абае было около 23 апреля. Под посев всех хлебов распахивали только один раз. Земли в залежь не оставляли вовсе, а после 3-4 посевов запускали на год под пар, чтобы затем опять сеять 3-4 хлеба и опять оставить год под пар, чтобы затем опять снять 3-4 хлеба и опять оставить года под паром и т.д..

Пахали преимущественно плугами. В Абае сох уже совсем не было.

Засеяно было в 1897 году 102,5 десятин (4,5 озимой ржи, 29,2 пшеницы, 18,5 овса, 33,3 ячменя, 17,0 ярицы).

Абай особенно выделялся урожаем ячменя, где в лучшие годы снимали с десятины до 140 пуд., 100-120 – считается средним, менее – 100 – уже плохим. Высший урожай овса достигал 160 пудов на десятину. Худший урожай был пшеницы.

Некоторые хозяева вместо пшеницы производили посевы на залогах и озимовой ржи. Жали серпами. В Абае была одна молотилка и 3 веялки.

Продолжительность периода уборки сена была довольно значительна, а именно начало сенокоса не бывало ранее «Петрова дня», т.е. 29 июня, чаще же относилось к 8 июля – «Казанская», заканчивалась же в сентябре.

Молочный скот стоял на сухом корму лишь около двух зимних месяцев. Сухой корм состоял из сена, но в Абае, кроме сена, давали также солому. Средний удой был до 1½ ведер молока.

Население несло только мирские поборы, развёрстка которых производилась между «годными работниками», возраст которых у русских был принят 18-50, у инородцев – 18-55. Развёрстывали поровну. Главные расходы: содержание станции и земской квартиры – 449 р., жалование писарю – по 1 руб. с души, церковных (перенос церкви) 2 р. 20 к., руга – 1 р. 25 к. на душу.

Весной 1897 года русская часть населения постановила приговор образовании в Абае особого русского сельского общества, независимого от инородческого; приговор этот был отправлен при прошении в Бийское окружное управление.

В 1897 году местным сельским обществом в селе построено здание школы. Обучалось в ней в 1898 году мальчиков 15, девочек 7. Учителем состоял окончивший курс в катихизаторском училище мещанский сын Николай Иванов Шарков. Попечителя школы не было. Пожертвований на оную не было. В училищной библиотеке насчитывалось книг разных наименований 17, в 57 экземплярах.

В 1899 году часть Абайского поселения, засёлок Абай, относящийся ко 2-й Алтайский дючине насчитывал 59 крестьянских и 16 некрестьянских, в которых проживало 268 мужчин и 281 женщин. В Абае отмечена церковь, миссионерское училище (миссионерская школа) и один кожевенный завод

Другая часть, относящаяся к Ануйской волости, засёлок Абайский насчитывала 16 крестьянских и 6 некрестьянских, в которых проживало 37 мужчины и 42 женщины.

В это время на Алтае выделялся торговец из с. Абай Родионов.

В 1901 году в селе Федор Андреевич Сезов, крестьянин Тобольской губернии, открывает маслодельню. У него работал мастером-маслоделом Фирс Сергеевич Печений , который обучился у мастера Николая  Артемьевича Шевелева. В год маслодельня производила 320 пудов масла, по 35 коп. пуд.  Продавали масло летом. Маслодельня располагалась в арендованном крестьянском доме

До 1902 г. засёлок Абай относился к Ануйской волости, а с 1902 г. к Бащелакской волости.

В 1904 году население русских деревень охватила безотчетная паника, вызванная необычным поведением алтайцев. Из Абая, например, крестьяне ринулись в бега, бросая дома, погрузив имущество на 52 телеги…

14 апреля 1904 году в селе побывал Самуэль Тёрнер, английский путешественник, коммерсант, занимавшийся торговлей маслом и сыром. Путешествие в районе горы Белуха осуществляется в приграничной зоне, поэтому все посетители должны были представить необходимую информацию на контрольно-пропускном пункте, расположенном на Уймонском тракте у села Абай.

«Преодолели перевал через Коргомские горы и в полдень прибыли в красивое местечко недалеко от Абая, где на склоне пасся скот, потому что ветер сдул с него снег, и трава была доступна животным. Начиная отсюда, у нас появились некоторые трудности в виде участков открытой сухой земли, по которой нам приходилось проезжать.

На окраине с. Абай решили дать отдых лошадям и пройти пешком по глубокому снегу на сельское кладбище, расположенное у подножия горы. Кладбище занимает около го кв. ярдов, огорожено со всех сторон и не имеет ворот. Памятники можно описать так - без надписей. На некоторых могилах стояли деревянные кресты, типичные для греческой православной церкви.

Я догнал сани, которые с трудом тащились по сухой земле. Мне пришло в голову, что было бы неплохо сделать сани с небольшими колесами, которые можно было использовать при передвижении по земле. Колеса пригодились бы и в том случае, когда сани переворачивались на бок, предохраняя многих от неуклюжего падения. Изобретение такого рода было бы полезно крестьянству, особенно при смене сезонов года.

В Абае человек, которого мы наняли на дрожки, проявил самое неприятное упрямство, отказываясь везти нас дальше. Мы упрашивали и убеждали, пока окончательно не склонили его на нашу сторону. Но его упрямство приняло форму отказа взять с собой тройку лошадей, хотя мы указывали на плохое состояние дорог, и напоминали о тех трудностях, которые мы испытали только с парой лошадей на последнем этапе.

Наши аргументы были бесполезны. Казалось также, что он сам никуда не торопится. Угрюмо, и не торопясь, начал он готовить дрожки и смазывать колеса. Эта операция заняла у него почти полчаса, в конце концов, он объявил, что готов выезжать.

Я обнаружил слово, которым мог с успехом пользоваться, когда хотел, чтобы мужики поторопились. Это слово - «скорей». Мне это удавалось, когда я произносил его. Крестьяне, хоть и неуклюже, принимались поторапливаться. Однако наш новый знакомый был, казалось, устойчив против этого очаровательного слова, он не мог преодолеть себя и встряхнуться, поэтому мы хотели уже оседлать лошадей и уехать без него.

Наконец-то мы тронулись. Дороги были очень плохими и сразу же за деревней колеса дрожек оказались почти на фут в воде. Мы просили мужика выбирать дорогу получше, но он нас не слушал. Казалось, он задумал перевернуть нас в воду».

Весной 1907 года алтайцы, кочевавшие по рекам Абай, подали прошение властям. Примечательно, что авторы прошения хотели, чтобы в дальнейшем их считали не язычниками, а перешедшими в новое исповедание. Желание бурханистов было понятно: если власти согласятся с тем, что бурханизм — новое вероисповедание, его последователи сказываются вне сферы забот православной миссии. Ведь задачей миссии было обращение в православие язычников.

Документ этот интересен еще тем, что в нем самими алтайцами дается характеристика нового вероучения и весьма нелестная оценка шаманизма.

В 1907 году в русском селении «Абай», когда-то входившем в состав Черно-Ануйского отделения, открыт новый миссионерский стан.

Малочисленность населения (дворов немногим более 100) не позволяла Алтайской духовной миссии взять причт на свое полное содержание. Тогда бы причт был им в вящее отягощение. Неоднократные просьбы абайцев об открытии прихода всегда отклонялись епархиальным начальством по недостаточности для причта того обеспечения, которое обязывались давать жители Абая при своих ходатайствах.

Не далее, как за месяц до открытия прихода, Консистория окончательно отказала абайцам в их последней просьбе о священнике.

И вдруг, скорее всего, благодаря вышеупомянутому прошению, выходит указ Св. Синода, коим в Абае открыт самостоятельный приход с назначением содержания причту из Государственного Казначейства. Оказалось, что «Св. Синод, рассмотревши мнение Епархиального Епископа относительно необходимости дать причт к Абайской церкви, мнение, высказанное еще в 1901 году, нашел вполне справедливым и сделал постановление об открытии здесь самостоятельного прихода с назначением казенного жалования».

Абай зачислен в число станов миссии, рукоположен в Абайской церкви священником диакон Николай Зырянов.

6 июля 1908 года по итогам заседания комиссии по разграничению районов мировых судей по Бийскому уезду в VI участок, наряду с волостями Солонешинской, Катандинской, Уймонской инородная управ, 2, 3, 4, 5, 6 и 7 Алтайские дючин, вошло селение Черный Ануй и Абай…

11 апреля 1910 года калмык 4-й алтайской дючины Пала Маркышев дал подписку такого содержания: «Я, нижеприложивший свою тамгу, инородец 4-й Алтайской дючины Пала Маркышев, проживающей в вершине р. Абая, даю сие обещание пред всемогущим Богом, что бы впредь никогда мне в жизни своей в карты не играть; а в случае нарушения сей моей клятвы обязуюсь внести пеню в пользу строящегося Шугашского молитвенного дома, за первый раз 1 рубль, за второй—3 рубля, а за третий—5 рублей».

15 июля 1910 года в абайской церкви совершена литургия начальником миссии архиерейским служением, при пении местного слабого хора.

Церковь имела вид простого молитвенного дома и была бедна. По вопросу о постройке новой церкви у прихожан не было единодушия. Новоселам, коих было меньшинство, желателен был новый и лучший храм, на каковой предмет ими уже и лес был заготовлен. Для старожилов же вопрос о постройке новой церкви — был второстепенной важности, коим они мало интересовались.

«При народонаселении Абая (подразумевается село Абай, засёлок и близживущие инородцы – Е.Г.) равняющемся 1156 душам обоего пола, доселе нет приличного Божья храма, хотя на бедность абайцам жаловаться нельзя в виду обширного их скотоводства, при обилии сенокосных лугов и отсутствии по зимам глубокого снега.

Впрочем, приходское попечительство во глав с новым и энергичным миссионером, священником о. Захарием Хабаровым, из инородцев, не теряет надежды, путем убеждений, воздействовать на старожилов, в смысле расположения их к пожертвованиям на постройку церкви.

У попечительства, впрочем, есть и другие заботы, именно об искоренении народного пьянства. С этою целью открыто им общество трезвости, членами коего состоять как русские, так и новокрещеные».

В 1911 году село Абай, относящееся к Сентелекской волости, насчитывало 112 дворов, в которых проживало 327 мужчин и 310 женщин. Хозяйства располагались на 16.667 десятинах. В селе была церковь, миссионерская школа (34 учащихся), одна торговая лавочка, проводилась ежегодно одна семидневная ярмарка

В 1912 году миссионер в селении Абай с отрадным чувством отмечает установившиеся с весны 1911 года дружественные свои отношения с бурханистами. Кажется, в этом отношении Абай должен был  явиться исключительным станом. Такие теплые чувства к нему бурханистов миссионер объяснял своими заслугами пред инородцами в деле их землеустройства, выразившимися в ходатайствах за них пред чинами землеустроительной партии. Питая расположение к о. миссионеру, бурханисты, будто бы старались жить в мире и с новокрещеными.

28 января 1916 г. В пределах Абайского отделения нередко разъезжали священники австрийского согласия. При случае они поносили православие и восхваляли старообрядчество.

28 января 1917 г. в абайской одноклассной школе обучалось 36 мальчиков и 21 девочка. Учитель - Матвей Петрович Сильвинский, окончил Улалинское училище.

После свержения самодержавия

В 1919 году первую очередь гражданская власть была налажена в селе Абай.

В первых числах августа в село весть дошла о свержении Колчака. Эту весть привез из Усть-Кана нарочный. «Власть Колчака пала» - говорилось в полученном из Усть-Кана воззвании – «взят Барнаул, Ново-Николаевск, Бийск и т.д. Арестуйте всю милицию, берите власть в свои руки».

На следующий день копия воззвания была послана в Уймон и Усть-Коксу, а в Абае был собран сельский сход, на котором избрали военно-революционный штаб. Колчаковская милиция была арестована, а штаб приступил к формированию партизанских отрядов.

Создание отрядов было более, чем своевременно, так как на Абай наступали с Усть-Чарыша казаки, а из Онгудая – Кайгородов. У последнего был переданный ему местным священником список абайских коммунистов, которых он собирался расстрелять.

Разбитые казаками абайские партизаны ушли из Абая и присоединились к уймонским отрядам, воевавшим с шебалинскими белогвардейцами. Разбив шебалинскую белую дружину, 7 человек абайцев ушли на Бухтарму, во главе с Ладкиным.

На Бухтарме Ладкин организовал новый партизанский отряд в 60 человек, который, напав на карательный отряд из 50-ти хорошо вооруженных казаков, овладел их оружием и лошадьми. Возвращаясь на Уймон, Ладкин узнал, что Абай занят Кайгородовым.

Пополнив свой отряд до 180 человек, Ладкин стремительным наскоком выбил Кайгородова из Абая.

Вместо волостной земской управы штаб дивизии организовал волостной ревком, который должен был регулировать взаимоотношения между крестьянами, оказывать помощи беднейшим партизанским семьям и организовать поддержку штаба дивизии и отдельным партизанским частям. Ревком должен был также следить за движением противника, о чем немедленно сообщать в штаб дивизии, и преследовать тех, кто будет шпионить или даже только попытается вести агитацию против партизанского движения.

Ко всем замеченным в контрреволюционных делах ревком должен был применять самые суровые меры наказания.

8 октября 1919 года в селе Абае состоялось объединенное собрание делегатов подразделений 1-й бригады и представителей уймонских отрядов. Это собрание сыграло большую роль в дальнейшем развитии партизанского движения в Горном Алтае. На нем обсуждены важнейшие вопросы партизанской борьбы: о политическом моменте, об отношении к алтайскому населению, о формировании 3-го полка, о плане дальнейших военных операций. Собрание проходило под председательством командира бригады популярного среди партизан Ивана Яковлевича Третьяка.

После докладов с мест заслушали доклад И. Я. Третьяка о политическом моменте, вызвавший оживленные прения. Лозунг борьбы за Учредительное собрание, выдвинутый эсерами, был отвергнут. В принятом постановлении говорилось: «Наша политическая борьба [идет] всецело за Советскую власть».

Большое внимание на этом собрании партизаны уделили национальному вопросу. Для успешной борьбы с колчаковцами и каракорумцами правильная национальная политика имела важное значение. Партизанское движение проходило в национальном районе, где ряд волостей и поселков были заселены исключительно алтайцами. И успех борьбы во многом зависел от того, на какой стороне баррикад окажутся трудовые слои коренного населения Алтая и кого они будут поддерживать.

Нужно было преодолеть и ликвидировать до конца отрицательные последствия враждебных действий кулацко-шовинистических и уголовных элементов в отношении трудящихся алтайцев. В принятом постановлении говорилось: «Отнестись к мирному населению инородцев более гуманно. Кроме того, разослать воззвание в широком масштабе по всему Алтаю и по возможности послать делегатов и охарактеризовать им цель нашего восстания».

Таким образом, в Абае было в основном закончено объединение партизанских отрядов, действовавших в Горном Алтае, и завершена их реорганизация. Руководящая роль большевистски настроенного актива была закреплена. Партизанское движение вступило в новую фазу борьбы. Объединение разрозненных и мелких повстанческих отрядов в дивизию имело исключительно важное значение для партизанского движения в Горном Алтае.

Полк Ладкина влился в бригаду, переименованную в 1-ю Горно-Алтайскую партизанскую дивизию.

Народными мастерами для партизан изготовлялись даже самодельные пушки. Одна из таких пушек была сделана в с. Абай под руководством опытного партизанского кузнеца П. М. Мистрюкова.

Дом в селе Абае, где проходило собрание партизан и 8—12 октября и размещался штаб дивизии, сохранился до настоящего времени.

26 марта 1921 года было принято постановление Сибирского революционного комитета об образовании самостоятельного Горно-Алтайского уезда Алтайской губернии. Выделяя Горно-Алтайский уезд, Алтайский губернский революционный комитет предложил следующее распределение на районы с административным центром:…2. Уймонский район с волостями, с центром в селе Абай…

К началу мая 1921 года в Горном Алтае имелось 14 коммун и 15 сельхозартелей. В том числе была и коммуна «Красный Уймон» в селе Абай.

В конце августа 1921 года в Абайской волости волревком реорганизован в волисполком. Председателем назначен Сартаков Андрей Николаевич. Абайский сельволисполком возглавлял Нагайцев Илья. По сведениям из отчетов волисполкома в конце августа 1921 года с наступлением банд перехватывалась все почтовая корреспонденция.

Описан такой казус: по получению предписания от облвоенкомата о срочном заполнении секретных форм отчетности, исполненные документы были высланы раньше предписанного срока, но потеряны почтой. Незамедлительно пришел приказ военкома за невыполнение задания подвергнуть аресту делопроизводителя волостного военного стола на трое суток. Его бы похвалить за оперативность, но пришлось выполнить приказ, и посадить под замок!

По причине военных действий Абайская волость упомянута в сводках как единственная не выполнившая продналоговое задание государства. Как было на самом деле написано в очередном докладе председателя волисполкома: «Абайская волость ожидала нападения банд со стороны Усть-Канской волости, со стороны Катандинской волости всякие срочные донесения перехватывались бандой, никакой другой связи не было. 11 октября получено распоряжение о продналоге. К 20 октября из Сугаша обмолоченный хлеб был отправлен на ссыпной пункт, но в Кырлыке был встречен бандой и ссыпан в бандитский амбар в количестве около 100 пудов. Из Катанды вышел 186 полк красноармейцев, которым было выдано 100 пудов муки и сшито 120 пар обуви, выдано 80 комплектов посуды - все безвозвратно».

14 ноября 1921 года в Абае прошло волостное собрание по распоряжению чрезвычайной тройки Уймонского района. Население призывали в ополчение против банд. Собрание закончилось в 5 часов вечера, пришла сводка, что отряд Кайгородова в 3 верстах от Абая. Канцелярию не спасли, удалось лишь самим «унести ноги». Кайгородовцев оказалось около 500 человек, волисполком был разграблен.

1 июня 1922 года Президиум ВЦИК РСФСР издал декрет об образовании Ойротской автономной области. В её состав была включена Абайская волость Горно-Алтайского уезда…

На этот момент в Абайской парторганизации в борьбе с бандитами погибло 12 коммунистов.

В 1920-е годы была разрушена Абайская церковь.

В июле 1922 года прошел волостной съезд Советов, который установил жалование членам волисполкома по 30 рублей продуктами и поручил волисполкому открыть фельдшерский пункт в Абае. Решено было выделить деньги на учебники и канцелярию, а также на ремонт школ в Абае, Соузаре, Сугаше и Красноярке.

Но учебный год начался лишь в одной школе - в селе Абай, в которой обучалось 54 ученика. Это обусловлено было тем, что в остальные школы не приехали учителя.

1 ноября 1922 года волисполкомы вновь реорганизованы в волревкомы. Председателем назначен вновь Сартаков Андрей Николаевич, членами: Томилов Александр Савельевич, Романов Парфен Романович. В сложных условиях был выполнен план по продналогам - масляным и общегражданским. Единый натуральный налог особенно тяжело выполняло «калмыкское население».

Абайская волость, как не сеющая, выполняла план по натуральному налогу скотом. «Калмыки, имея табуны лошадей и по 2-3 коровы, отдавали всех коров, а лошадей продавали за 20 пшеничных единиц, но не было покупателей, из-за этого сельское хозяйство упало вовсе».

Подтверждением тому служат статистические данные: в 1923 году в Абайской волости проживало около 3000 человек, скота содержалось: лошадей - 3547, коров - 3591, маралов - 285. Что показывает полное разорение личных хозяйств крестьян.

20 августа 1923 года вновь образован Абайский волисполком под председательством Боброва В.Г. и членом исполкома Золотаревым. В этом составе он существовал всего два месяца.

В Абайской волости в 1923 г. некий кооператив отпустил на народное образование 300 рублей в золотом исчислении.

25 ноября 1923 года решился вопрос о передаче Абайской и Катандинской волостей в Уймонскую, о чем свидетельствует акт передачи имущества и архива данных волостей в укрупненную Уймонскую волость.

18 марта 1924 года впервые составлены списки пчеловодов Уймонского аймака. Учет проводился по количеству ульев в личном хозяйстве. Так, в Абае насчитывалось 581 улей (273-рамочных)

В 1926 году село Абай относилось к Уймонскому аймаку и имело сельский совет, школу, 207 хозяйств. В нём проживало 563 мужчин и 601 женщина, все были русские.

6 августа 1926 года вместе с американкой Зинаидой Григорьевной Фосдик Абай посетили Елена Ивановна, Николай Константинович и Юрий Николаевич Рерихи, путешествуя по Алтаю. Фосдик указывает в своих записях, что «В 5 часов утра (6 августа) со свежими лошадьми направились в Абай, где остановились в доме мараловода Романова. Здесь заново упаковали багаж и с новыми возницами и лошадьми поехали дальше».

Первые маралы были привезены в Н. Уймон Черновым, который много лет затем занимался продажей маралов; от него эти животные распространились по окрестным селениям — в Кайтанак, Абай и т. д.

18 и 26 апреля 1930 года бюро Ойротского обкома ВКП (б) приняло постановление «О строительстве скотоводческих совхозов».

В 1930 году был организован Абайский молочно-мясный совхоз. Впервые загудели по селу машины. В селе открыли радиоузел. С отдельными фермами разговаривали из колхоза по радио. В домах колхозников появились репродукторы. О всех событиях Абай стал узнавать одновременно со всей страной. Правда, совхоз был вскоре переведен километра за три от села. Радиоузел перемещен.

В 1932 году открыта сельская больница. В ней были приемная, кабинет врача, небольшая палата.

В 1933 году в селе Абай Усть-Коксинского аймака под школьный интернат был отведен бывший кулацкий дом. Классово-враждебные элементы пустили слух, что в этом доме являются привидения. В результате дети алтайцев боялись идти в интернат.

В 1935 году редакция краевой молодежной газеты «Большевистская смена» и Западно-Сибирское бюро краеведения объявило по всему краю об организации геологического похода имени 15-летия сибирского комсомола. На призыв откликнулась и комсомольская ячейка Абайского маслосовхоза № 235.

В 1935—1936 учебному году в Абае открывается семилетка. Одновременно открываются 4 начальных национальных школы в поселках, прилегающих к Абайскому сельсовету и отделении совхоза. Организуется интернат для детей пастухов и работающих в долинах животноводов.

В 1947 году писали: «в Абае вырос колхоз «Животновод». Он объединил всех жителей Абая. Немного засевает колхоз зерновых—всего 480 гектаров. Само название колхоза определяет его производственный профиль. В колхозе мощные животноводческие фермы. На МТФ—460 голов крупного рогатого скота. Только дойных коров насчитывается около 200. Фермой руководит опытный животновод Г. Н. Сивков. Подобраны лучшие люди для животноводства, знающие, любящие свое дело: Марина Шипулина (около десяти лет работает она на ферме), Александра Клюева, Аля Чекошева, Таныш Исова, Нина Самаева и другие.

Овцетоварная ферма, насчитывает свыше 3300 голов. Ферма разбита на 8 отар. Занято на ферме 20 колхозников. Руководит ею демобилизованный воин Красной Армии Кошев Тухтанчи. В колхозе имеется конетоварная ферма, свиноферма, птицеферма и звероферма...

Только от одного животноводства колхоз получил в 1946 году около 300 тысяч рублей дохода. Кроме того, колхоз имеет свою лесопилку, шерстобитку, хорошую кузницу, пасеку в 230 ульев, ветпункт, мельницу...

Решено выстроить новый бычатник, отремонтировать скотные дворы и утеплить телятник. Особой заботой и вниманием окружен молодняк. Недаром здесь работает орденоносец Евдокия Павловна Долгих.

Трудно было в годы войны сохранить такое большое хозяйство. Мужчины ушли на фронт. В колхозе оставались женщины и дети. Фронтовики не забывали о своем колхозе. Болело у них сердце за родной колхоз. Шли письма в колхоз с наказами—не жалеть сил и старания, не сокращать размаха. И люди работали, не покладая рук.

Кончилась война. Один за одним вернулись фронтовики-победители. Как ни крепко трудились здесь, в тылу, но недостаток рабочих рук сказывался на хозяйстве. Остановился в эти годы лесозавод. Кошары, и скотные дворы требуют капитального ремонта.

Дружно принялись за работу вернувшиеся с фронтов демобилизованные воины. Вместе со всеми колхозниками подумали они над тем, чего должен добиться колхоз в послевоенную пятилетку. Составили перспективный план развития хозяйства. Решили довести поголовье скота на МТФ до 700 голов, на ОТФ—до 4900, на СТФ—до 50, на КТФ—до 280, на птицеферме—до 300; увеличить пасеку до 350 пчелосемей; повысить доход и лисофермы на 52 тысячи рублей в год.

В плане предусмотрен рост благосостояния колхозников. К концу пятилетки колхозник, должен получить на трудодни такое количество меду, масла, шерсти, мяса, зерна, денег, которое обеспечит зажиточную, полную обилия жизнь.

Пришли специалисты на лесозавод. Произвели необходимый ремонт. Несколько лошадей уже выделено на подвозку лесоматериала. В ближайшие дни лесопилка даст первый строительный материал для колхоза. Энергичней и полнокровней забилась в колхозе жизнь.

В Абае открыли почтовое отделение и повесили телефон. Вихрем носились резвые кони с колокольчиками, под дугой. Веселый почтальон привозил мешок с газетами и письмами.

Коммунисты вечерами в избе-читальне читали вслух последние известия. Читали и том, как живут, трудятся и растут свободные народы великой советской страны. Молодежь до рассвета не уходила из читальни.

А затем собственными силами выстроили клуб. Комсомольцы сколотили хороший актив и стали выступать перед населением со спектаклями, «живой газетой», инсценировками...

Нынче были поставлены спектакли «Женитьба бригадира», «Маруся-украинка», «Учёные» и другие. Жители Абая любят свой колхозный театр. Особенно хорошо делаются «живые газеты». Они проходят весело. «Живые газеты» критикуют лодырей, бьют по разгильдяям, помогают изживать неполадки.

Недавно в избе-читальне была художественная читка произведении Ванды Василевской «Радуга». На читку пришли, кроме молодежи села, много и пожилых колхозников. Активисты читальни проводят большую работу среди населения и по различным хозяйственно-политическим кампаниям. Среди них много агитаторов. У каждого агитатора своя десятидворка. Много помогли комсомольцы в выполнении годового плана молокопоставок индивидуальными сдатчиками.

В абайской сельской больнице работают квалифицированный врач, сестры. «Ежедневно по средам врач делает подворный обход. Беседует с жителями о санитарии и гигиене в быту, проводит большую профилактическую работу. Больница пользуется заслуженным вниманием, а медицинские работники—всеобщим уважением и любовью. О враче И. И. Беликовой алтайцы говорили: «Она молода годами, но у неё золотые руки».

Эта слава разнеслась далеко за пределы села и особенно после того, как она вылечила почти десять лет не видевшую свет алтайку Апытову Тянкур.

— Советская власть вернула мне глаза, — говорит теперь Танкур. Несмотря на преклонный возраст, она потребовала себе работы на животноводческой ферме.

Родильный дом для матерей-алтаек был неожиданностью. Давно забыты аилы, дымный костер и грязь. Светлые, уютные домики заменили их. Но родить в специальном доме? Это было большой новизной и новизна пугала. Потребовалось немало времени и работы среди населения, чтобы матери охотно шли в роддом. Им организовали прекрасное питание. Они подолгу отдыхали до и после родов. Из дальних урочищ едут сейчас сюда женщины. Опытный фельдшер-акушерка Анна Константиновна Никулина, проработавшая в Абае уже более 10 лет, завоевала любовь своими советами по воспитанию ребенка и консультациями, которые она проводит при роддоме для молодых матерей».

В селе открылась новая школа массовых квалификаций. Эта школа выпустила через краткосрочные курсы несколько десятков юношей и девушек, получивших специальности трактористов, ремонтных рабочих, мараловодов для открывшегося маралосовхоза, механиков и др. В районном центре прошли учёбу все работники животноводства, и колхоз получал квалифицированных животноводов. Сотни центнеров молочных продуктов стали давать колхозное стадо.

Назрела необходимость иметь свой механизированный маслосырозавод. Государство пошло навстречу, отпустило средства, машины, и в Абае был построен хорошо механизированный сырозавод.

Далеко за пределами аймака известен хороший абайский сыр. Много высококачественных молочных изделий получает государство из Абая.

Каждый год в конце июня колхоз перегоняет большие гурты скота за 20—25 километров от села на высокогорные пастбища к белкам. Коровы быстро увеличивают надой молока. За последнее время стали применять трехкратную дойку и круглосуточную пастьбу. Неудобно доставлять молоко по горным дорогам на завод, и вот под белками сырозавод открывает свое отделение. Сыp и масло делаются прямо на ферме.

На Абайский сырозавод вернулись прежние мастера из армии. Коллектив завода с большим энтузиазмом взялся за улучшение качества масла и сыра. Сыровары в тесной дружбе с работниками животноводства.

Лучшие мастера завода, доярки, пастуха, работники ферм обратились совместно ко всем работникам животноводства и мастерам сыродельной промышленности Усть-Коксинского аймака с призывом досрочно выполнить план молокопоставок и улучшить качество сыра и масла».

 

Мастер из Абайского маслозавода М. И. Кокорин вел занятия в стахановских школах не только у себя, но и выступал на страницах областной газеты, делясь опытом.

В процессе реконструкции после войны Абайский маслосовхоз расширен и оснащен новой техникой.

21 ноября 1949 года приказом министра масломолочной промышленности РСФСР бригаде, возглавляемой мастером-сыроделом М. Кокориным, было присвоено почетное звание бригада отличного качества.

В 1954—55 годах заслуженным почетом и уважением пользовалась доярка Абайского маралосовхоза Л. Байрамова.

К середине 1960 года около 50 человек перешло работать на отстающие участки, среди них был работаник Абайского молмясосовхоза Беспалов.

В 1966 году бригада коммуниста К. Г. Кизилова из Абайского совхоза получила по 6630 граммов сырых пантов с каждого рогача.

30 декабря 1974 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев направил приветствие коллективу мараловодов Карагайской фермы совхоза «Абайский» во главе с бригадиром Петром Фатеевичем Поповым в связи с досрочным выполнением заданий девятой пятилетки по сдаче государству консервированных пантов.

Коллектив бригады мараловодов за 3 года и девять месяцев заготовил почти 19 тысяч килограммов сырых пантов, из которых получено 7500 кг продукции, принял встречные социалистические обязательства на 1975 год — произвести сверх плана 5100 кг сырых пантов и продать государству 1700 кг консервированных пантов.

2 января 1975 года состоялся митинг трудящихся Карагайской фермы совхоза «Абайский» в связи с приветствием Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева бригаде мараловодов во главе с П. Ф. Поповым, которому 10 февраля 1975 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот».

Маралосовхоз «Абайский» являлся лучшим на Алтае, а потомственные мараловоды — семья Фатея Петровича Попова были известны далеко за пределами Алтая.

5 сентября 2011 в Республике Алтай был на объявлен аукцион на выполнение капитального ремонта фельдшерско-акушерского пункта в селе Абай Усть-Коксинского района

Прочее. До сих пор в селе сохранилась кружевная резьба по дереву (наличники, карнизы, крыши). В селе отмечены Абайская основная общеобразовательная школа, несколько ООО.

Единственная из уцелевших при разорении Абайской церкви в 1920-е годы  икона – «Георгий Победоносец».

Знаменитые люди. В совхозе «Абайский» в 1944 году началась трудовая деятельность Петра Фатеевича Попова Героя Социалистического Труда. Сын знаменитого мараловода – Фатея Петровича Попова, он по наследству перенял от отца любовь к этим удивительным животным.

Материал подготовил Евгений Гаврилов. 17 сентября 2013 г.

Источники

1. Архивы Республики Алтай 2005 год, № 16; 2. Белявский Ф. Н., Семенов-Тян-Шанский В. П.. Русский Алтай. Россия: полное географическое описание нашего Отечества настольная и дорожная книга для русских людей», Т. 16: Западная Сибирь. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1907 (Тип. АО «Слово») .- 591 с. : ил., карт., диагр.; 3. Горно-Алтайская автономная область (Краткий краеведческий справочник), г. Горно-Алтайск, 1963; 4. Горно-Алтайская областная организация КПСС. 1920—1982гг.: Хроника. — Горно-Алтайск, 1983. — 152 с.; 5. Горный Алтай, под ред. Ревякина В.С. Томск, 1971; 6. Демидов В. А. К социализму, минуя капитализм. Очерк социалистического строительства в Горно-Алтайской автономной области, Новосибирск, 1970; 7. Демидов В.А. Краеведческий материал по истории Горно-Алтайской области. Горно-Алтайск, 1962; 8. Демченко Ал. В горном селе Абай. Алтай. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. № 1. Издание газеты «Алтайская правда», Барнаул, 1947; 9. Записки Алтайского миссионера Черно-Ануйского отделения, священника Филарета Синьковского, за 1879 и 1880 годы. ТЕВ, Томск, 1882.; 10. История Республики Алтай в документах Государственного архива Томской области. XIX - начало XX века, Горно-Алтайск, 2004; 11. Информационно-методический бюллетень Комитета по делам архивов Республики Алтай. №20, 2010.; 12. История Республики Алтай. Том II. Горный Алтай в составе Российского государства (1756-1916 гг.), Горно-Алтайск, 2010.; 13. Календарь памятных и юбилейных дат Республики Алтай, Горно-Алтайск. 2010-2012; 14. Камбалoв. Н. Природа и природные богатства Алтайского края, Барнаул, 1952.; 15. Кучин А. П. Флора и фауна Алтая. – Горно-Алтайск, 2001 г.; 16. Краткий отчёт об Алтайской Духовной миссии за 1907 год. ТЕВ, Томск, 1908; 17. Мамет Л.П. «Ойротия», М., 1930 г.; 18. Отчёт об Алтайской и Киргизской миссиях Томской епархии за 1889 г., ТЕВ, Томск, 1890; 19. Обозрение станов Алтайской духовной миссии в 1889 г. ТЕВ, Томск, 1889; 20. Ойротия. Труды сессии СОПС по изучению производительных сил Ойротской автономной области. Москва-Ленинград, 1937; 21. Отчёт о миссиях Томской епархии – Алтайской и Киргизской за 1895 г. ТЕВ, Томск, 1896; 22. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области под редакцией и с предисловием проф. Л. П. Потапова. Горно-Алтайск, 1973; 23. Отчет об АДМи за 1910 г. ТЕВ, Томск, 1911; 24. Отчет об АДМи за 1911 год. ТЕВ, Томск, 1912; 25. Отчет об АДМи за 1912 год. ТЕВ, Томск, 1913; 26. Памятная книжка Томской губернии 1885 года, Издание Томского статистического комитета, Томск, 1885; 27. Потапов Л. П.. Очерки по истории алтайцев— М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1953.; 28. Сагалаев А. М. Алтай в зеркале мифа, Новосибирск, 1992; 29. Свиридонов Г. М., Свиридонова Г. А. По горам и долинам Алтая. Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1980 г.; 30. Список населенных мест Томской губернии на 1893 г., Томск, 1893; 31. Список населенных мест Томской губернии на 1899 г., Томск, 1899, стр.702-703; 32. Список населенных мест Томской губернии на 1911 г., Томск, 1911; 33. Список населенных мест Сибирского края, т.1, Округа Юго-Западной Сибири, Новосибирск, 1928, стр.796-797; 34. Третьяк И.Я. Партизанское движение в Горном Алтае 1919 г. Новосибирск 1933; 35. Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. (По страницам дневника: 1922-1934). М.: Сфера, 1998.; 36. Швецов С.П.. Горный Алтай и его население. Том 3, выпуск 1. Переселенческие посёлки, образованные в 1878 году. Барнаул, 1900.; 37. Швецов С.П. Горный Алтай и его население, т.1, Кочевники Горного Алтая. В.1 Кочевники Бийского уезда. Барнаул, 1900; 38. Шерстова Л.И. Бурханизм в Горном Алтае. Этнографическое обозрение, № 4, 2005. стр.22-37; 39. Ядринцев Н.М. «Алтай и его инородческое царство», журнал «Исторический вестник», Петербург, 1885 г.; 40. Samuel Turner, A. Heyking. «Siberia: A Record Of Travel, Climbing, And Exploration», London, 1905. Перевод в книге Харламов С.В., Уткина В.В. Алтай. Белуха. Сто лет назад. Барнаул, 2007. - 128 с.

Ссылка на сайт обязательна!