Виктор Пантыкин. До смертельного прыжка - мгновенья - Алтай Туристский. Туристический портал

Виктор Пантыкин. До смертельного прыжка - мгновенья

Пантыкин Виктор Михайлович

До смертельного прыжка - мгновенья

Экстремальные ситуации в 25-летней карьере известного мастера автомототуризма Виктора Пантыкина.

- Виктор Михайлович, мототуризм - ваша первая любовь в спорте?

- Первая и вечная (смеется). В армии немного занимался штангой и гимнастикой, когда пришел на Барнаульский котельный -велосипедом. Все это, конечно, пригодилось, когда всерьез занялся мототуризмом. А почему именно им - возможно, стечение обстоятельств. Когда окончил машиностроительный техникум, дед мой, Калистрат Семенович (заядлый был мотолюбитель, потом мы с ним пол-Алтая исколесили), подарил мне мотоцикл.

На БКЗ и тогда было много любителей как спортивного туризма вообще, так и мототуризма, и в основном это были молодые ребята, пришедшие на завод после вузов - Витя Митрофанов, Слава Головко, братья Самаркины... И вот Леша Самаркин как-то предложил ударить мотопробегом по алтайским дорогам. А как к нему подготовиться, какие существуют разрядные нормы - это нам объяснил Евгений Данилович Бурец, тогдашний начальник отдела технической документации завода. Его с полным правом можно назвать основоположником автомототуризма на Алтае. Он был участником самого первого автомотопробега - в июле 1951-го (возглавлял тот исторический пробег профессор института сельхозмашиностроения, ныне АГТУ, Ланге), представлял наш край на многих всесоюзных слетах мототуристов, открыл первую в крае секцию при Барнаульском турклубе и вместе с таким же замечательным энтузиастом из Бийска Федором Михайловичем Пиндюриным организовал в 1975-м первый краевой чемпионат автомототуристов. В 1966-м автомототуризм включили в единую спортивную класси фикацию, и вскоре Федор Степанович стал первым на Алтае мастером спорта СССР.

- А мастерский норматив - это что?

- Это тринадцать походов различной категории сложности, от первой до высшей, пятой.

- Сколько на вашем счету походов-"пятерок"?

- Одиннадцать, причем я был участником, как у нас говорят, первопрохождений во всех географических зонах Советского Союза, за исключением Дальнего Востока.

- Столько сложнейших маршрутов. Всякое, наверное, бывало?

- В 1995 году чуть было не омрачил проходивший у нас на Алтае чемпионат России. Дело было так: на довольно ветхом мостике через Коксу, неподалеку от горы Белухи, под моей ногой треснула доска. Я полетел в реку, а течение - жуть! Меня со страшной силой поволокло к огромному водопаду. Состояние - шоковое, но мотоцикл из рук не выпускаю (скорее -рефлекторно) и настраиваюсь, как буду лететь с 40-метровой высоты. Хотя если бы полетел, меня могло спасти только чудо. Водопад врезается в скалу. До "объятий" Коксу было уже рукой подать - и тут Витя Киселев, мастер спорта из Новосибирска, бросает мне с берега веревку...

А вот более давний случай: 1982 год, Карпаты, движемся по тропам к озеру Синевир, о нем есть строчка в песне "Червона Рута", помните? И тут - мостик через довольно глубокий овраг, два бревнышка рядом. Вообще-то ничего особенного, у нас даже есть такой элемент фигурного вождения - по бревну. Спокойно въезжаю на этот мостик - и вдруг цепляюсь ногой за сучок и кувырком лечу вниз. Но успеваю сгруппироваться, скатываюсь по склону и затылком чувствую, что мотоцикл (которым меня могло накрыть) остался там, наверху. Оказалось, "Ява" повисла на ветках дерева... Это я к тому, что профессионалы-мототуристы должны умеючи падать. И, конечно, мототуризм - командный вид спорта, партнерами, особенно в походах высшей категории сложности, должны быть надежнейшие люди, в ком уверен как в самом себе. Такой твердой опорой для меня были и остаются сильнейшие мотоспортсмены Советского Союза и России: Яков Грефенштейн, Александр Поляков, Алексей Соболев, Наталья и Дмитрий Кузнецовы, москвич Иван Ксенофонтов, Евгений Сибиркин из Кал ужской области...

- Что главное при выборе маршрута первопрохождения - чтоб это была самая что ни на есть глухомань?

- Само собой. Но мы, как правило, выбираем маршруты с тем расчетом, чтобы в дальнейшем эти непроходимые тропы превращались в дороги. Так, построена дорога, связавшая Алтай и Саяны по Шапшальскому хребту, а в 1983-м мы продирались здесь к реке Барлык (Тува). Последние шесть километров этого сложнейшего маршрута мы тогда так и не осилили, пришлось повернуть назад, что, наверное, стоило нам золотых медалей чемпионата Советского Союза (дали только бронзовые). Всего два балла наша команда Барнаульского котельного проиграла тогда команде Ленинградской артиллерийской академии и пять баллов - латышским туристам. Вообще, прибалты в 70-е - начале 80-х выигрывали почти все на всесоюзных соревнованиях по автомототуризму, но в 1985-м, 87-м и 88-м мы их опередили, причем в

85-м нам дали "золото" за повторный штурм Барлыка, когда мы прошли и те злополучные заключительные шесть километров. Уверен, одолели бы их и в 83-м, если бы правильно выбрали время того похода - август или июль, но ни в коем случае не июнь, когда многие перевалы там были еще закрыты снегом, а где он обильно таял - вода в реках стремительно поднялась... Преодолевая одну из них вброд, я сильно простудился и так и не смог сбить высокую температуру. В том же походе обострилась язвенная болезнь у Яши Грефенштейна. Вообще, в условиях высокогорья даже пустяковая болезнь может свалить с ног и излечивается с трудом.

Тяжело дался нам и повторный поход 1985 года. Тогда, форсируя какую-то речушку, мы лишились чуть ли не всего продовольственного запаса, унесенного течением, и вынуждены были перейти на подножный корм: полевой лук, травку щипали на болотах. За тот поход я потерял в весе семь килограммов.

- Такие нагрузки - из года в год. Не появлялось желания сосредоточиться на тренерской работе?

- Не раз. В 1988-м, когда выиграли третье "золото" Союза, уже твердо было решил: все, напутешествовался, пусть дерзает молодежь. Но потом взялись разрабатывать "пятерошный" маршрут по Памиру - и мог ли я отказаться еще от одного "похода века", как мы окрестили самые трудные наши походы? Наступали на Памир через Ташкент, Самарканд, затем - Фанские горы... Преодолели крутой перевал Тавасанг (порой лезли верх чуть ли не по вертикальной стенке). Много километров прошли вдоль реки Пяндж, разделявшей Советский Союз и Афганистан. По совету пограничников на ночлег устраивались подальше от берега -поговаривали, что моджахеды засылают на нашу территорию группы захвата. И как-то по утру обнаружили, что заночевали на площадке, где сравнительно недавно шел бой, кругом валялись части подбитого вертолета, гильзы...

На Пяндже, у села Рушан, Андрея Смородина, он из Бийска, так скрутил хондроз, что он не то что сидеть за рулем мотоцикла -идти не мог. Тогда мы пошли на запасной вариант. Грефенштейн, Сибиркин и Диденко (опытнейший мастер из Навои) с одним мотоциклом на троих покоряют "долину смерти" (огромное плато примерно 40х40 км, 4000 метров над уровнем моря, черный песок, сильные ветры) и "отмечаются" в высокогорном селе Кудару, а остальные подходят к этому селу с другой стороны, сделав нешуточный крюк в 800 километров, через Горный Бадахшан. Как курьез: интересуемся у местных жителей, как им живется при Горбачеве, а они плечами пожимают - кто такой Горбачев? Насколько эта часть Памира труднодоступна, можно судить по тому, что там есть таблички для водителей: спуск - в такое-то время суток, подъем - в такое-то. На серпантине тамошних перевалов разъехаться невозможно. Воздух настолько разряженный, что вода закипает при 70 градусах, из-за чего ребята два дня безуспешно пытались сварить горного козла, подаренного им жителя ми Кудару. Кстати, когда мы покупали у местных съестное, деньги они не брали, а торг был примерно такой: за 1 лепешку - 1,5 метра веревки, добрый кусок мяса - 10 метров веревки...

Такой красоты, как на Памире, я, пожалуй, не встречал за все годы автомотостранствий. Но если бы мне предложили еще раз пройти этим же маршрутом - и за миллион бы не согласился! Только перевалов высотой три тысячи метров мы одолели штук 15, и 5 -четырехтысячников, включая Ак-Байтал, тот повыше нашей Белухи, под пять тысяч метров...

- Виктор Михайлович, есть кому прийти на смену таким, как вы, старожилам сборной края?

- Есть. Да, собственно, "на России" наш край и представляет сейчас почти одна молодежь: Максим Татаркин, Дмитрий Пантыкин, Игорь Гуляев, Максим Исаев, Юрий Ковалюк... Но отчасти это и от бедности нашей автомототуристской федерации: на "взрослый" чемпионат России можем теперь отправить лишь сборную краевого центра детско-юношеского туризма на средства комитета по образованию. Отвернулся от нас краевой совет РОСТО (преемник ДОСААФА, который мототуризм всегда поддерживал), весь спортивный туризм Алтая находится под "крылом" комитета администрации края по культуре и туризму, где нам говорят, что денег на спорт не предусмотрено. Насколько мне известно, в абсолютном большинстве регионов России спортивный туризм находится в ведении спорткомитетов разного уровня, от районного до областного. Почему у нас в крае по-другому - кто бы мне объяснил?

Пантыкин Виктор Михайлович

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА ВИКТОРА ПАНТЫКИНА

Родился в 1955 году в Барнауле. Окончил техникум, служил в армии, 23 года проработал мастером в объединении "Сиб-энергомаш".

Мастер спорта СССР по автомототуризму с 1987 года, неоднократный чемпион Советского Союза, председатель краевой федерации автомототуризма, многолетний тренер сборной края, побеждавшей в чемпионатах России, создатель и бессменный руководитель секции автомототуризма при БКЗ, клуба "Горизонт"... Участник многих автомотопробегов высочайшей категории сложности, достойных Книги рекордов Гиннесса, в командах алтайских мототуристов "освоил" 160 тысяч километров - по тайге, тундре, степям и пустыням, горным перевалам, рекам и озерам...

Жена Наталья и старший сын Дмитрий - кандидаты в мастера спорта по автомототуризму.