Кош-Агач (Кош-Агаш, Хашаа-Модон, Кожого Агаш, Кожого Агачи, Кожо Агаш, Кошагач, Кошигач, Кожегач, Кос-Агач) — село Кош-Агачского сельского поселения, Кош-Агачского района, Республики Алтай. Лежит в верхней части Чуйской степи на высоте 1 780 м, располагается на стыке двух рек, Чуи и Чаганки. Весь район лежит выше границы земледелия, но имеет большие возможности для развития животноводческого хозяйства.

Кош-Агач Туристический район: Долина реки Чуя

Туристское значение

В 20 км к юго-западу от села Кош-Агач у автодороги Кош-Агач - Джазатор в 2 км к юго-западу от реки Тархата расположен древний мегалитический комплекс. Это грандиозное сооружение диаметром около 60 м состоит из гигантских каменных глыб высотой более 4 м и разного рода каменных выкладок, расположенных по кругу. Данный мегалитический комплекс исследователи относят к категории археоастрономических, которые были необходимы древним жителям Алтая для согласования своей жизни с космическими ритмами. Это сооружение свидетельствует о развитом культе Неба у древних народов Алтая, а значит, о почитании Времени.

Об астрономическом предназначении комплекса свидетельствует практически точная ориентация сооружения по сторонам света. Прямые, проходящие через центр сооружения, соединяют центры следующих глыб и групп камней. Двенадцатичастная структура комплекса не только подтверждает его календарный и астрономический смысл, но и вызывает аналогии с другими феноменами космологической архитектуры, такими как Аржан в Туве, Стоунхендж в Великобритании и т.п.

Все древние мегалитические комплексы с круговой архитектурой использовались как обсерватории для измерения времени и ведения календаря. Исследователи утверждают, что все камни Тархатинского комплекса были привезены людьми из ближайшего выхода коренных пород специально для строительства данного объекта. Обнаружить комплекс внимательному путешественнику не представляет сложностей.

Окрестности богаты археологическими памятниками, расположенным как в самой степи, так и в урочищах, к ней непосредственно примыкающих. Уже в 10 километрах по тракту Кош-Агач -Ташанта начинают встречаться рисунки. Это прекрасные массивы с наскальными рисунками - Жалгыс-Табе, Куржан-Тау, Бураты, содержащие сотни мифологических сюжетов, расположенные вблизи тракта.

В окрестностях найдены остатки древнего производства - рудники (копи) и плавильни. Юго-западнее Кош-Агача в долинах рек Юстыт и Бар-Бургазы обнаружены древнейшие поселения, а также памятники древней ирригации.

В.В. Сапожников: «Чуя образуется от слияния Бугусуна и Юстыда километрах к 20 к востоку от Кош-Агача; оба истока находятся на русском склоне пограничного хребта Сайлюгем, причем Бугусун начинается значительно севернее Юстыда. Торная тропа из Кош-Агача, ведущая в истоки Чуи, направляется на восток степью вдоль левого берега Чуи, обозначенного зеленой полосой лиственниц и лугов. Через три часа ходу тропа раздваивается у большого кургана; менее торная в Бугусун продолжает идти вдоль Чуи, а более торная и Юстыд уклоняется степью на юго-восток.

Из Кош-Агача в южном направлении виден выход р. Чеган-Бургазы из гор; следуя вдоль течении реки, можно в 6-7 часовой переход по Чуйской степи достигнуть этой долины. Горная долина р. Чеган-Бургазы довольно широка: все дно ее занято сплошной галькой, среди которой извиваются отдельные протоки реки. Тропа проходит сухим косогором правой (восточной) стороны, где на скалах масса колючих подушек Oxy ropis tragacanthoides, отчего склон местами кажется сплошь синим. В 11 километров от устья долины справа открывается низкая седловина у северной подошвы особняком стоящей сопки Тёш».

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

Топонимика

В XIX веке монголы селение Кош-Агач именовали «Хашаа-Модон», что в переводе на русский язык буквально означает: «хашаа» - двор, «модон» - лес, лиственница, т.е. дворы среди леса, или дворы среди лиственниц. Исторически это наиболее точное определение.

В прошлом Кош-Агач алтайцы называли «Кожого Агаш», а местные чуйцы, т.е. теленгиты, «Кожо Агаш». Алтайское слово «кожого», теленгитское «кожа» означают занавес. «Агаш» - дерево или деревья.

Кош-Агач располагался на стыке двух рек, Чуи и Чаганки, в небольшом лиственничном лесу, лиственничный лес также произрастал вдоль берегов реки Чуи. Если смотреть на деревья, растущие по берегам Чуи, то они напоминали как бы завесу из леса. Поэтому алтай-кижи это место назвали Кожого Агачи, а теленгиты Кожо Агаш.

По Молчановой О.Т. Кош-Агач/Агаш – кош с диалектной фонетической парой кос в географической номенклатуре Горного Алтая указывает не только на наличие пары предметов, но и на спаренный характер их географического расположения; агаш/агач — дерево; лес; подлесок. Кош агач/ агаш — букв. пара деревьев. В. Н. Тадыкин дает кош агаш — побочное дерево, отросток.

В 1898 году В.В. Сапожников писал: «Самое имя "Кош-Агач" значит "вьючные дрова" от слов "кош" – вьюк и "агач" – дерево, этим названием хотят обозначить бедность леса в окружающей местности».

Объяснение Закржевского «Кос-Агач» - раздвоенное дерево В.В. Сапожникову кажется натяжкой, которая лишена смысла.

В 1903 году в путевых заметках В.Л. Попов писал: «...Это место получило название Кош-Агач от двух единственных отдельных больших деревьев, находившихся вблизи названного селения. На 35 версте от Ташанты среди совершенно пустынной степи, встречаются два больших отдельных дерева на расстоянии 5 верст одно от другого, служащих хорошими ориентирами».

Русский публицист Георгий Дмитриевич Гребенщиков в 1911 году писал: «Я вспомнил, что Кош-Агач по-киргизски, значит:

- Прощай дерево!..

- Так оно и есть! – подтвердили ямщики. – Когда там едешь, так и песни-то не поются как-то… И все думаешь, когда опять увидишь Чуйскую дорогу…»

Население

На 1 января 2016 года составило 9212 человек. 

Кош-Агач 

Фауна

Район естественного распространения яка — Кош-Агач—отличается от всех остальных районов большой высотой над ур. м., сухостью воздуха, значительным освещением и низкими температурами по сравнению с остальными районами, где отмечены яки.

Богатый шерстный покров яка является в условиях района Кош-Агач хорошим защитным покровом и обеспечивает возможность наиболее легко переносить суровый и холодный климат, находясь все время на пастбище, без пользования помещением (скотным двором). Тот же шерстный покров яка в других условиях, по-видимому, не составляет никакого преимущества перед обыкновенным рогатым скотом.

Это основной центр коневодства, верблюдоводства.

Здесь сосредоточено основное поголовье овец и коз Горного Алтая. Удельный вес овец и коз в стаде составлял 85% (в 1928 г.).

В высокогорных степях обитает монгольский сурок. Всего в Кош-Агачском районе, на заселенной видом территории (немногим более 200 тыс. га, а это всего 10% от всей площади района), насчитано 233 тыс. сурков.

Начинается в сентябре и заканчивается в октябре залегание в спячку длиннохвостого суслика. Последние зверьки осенью отмечены в Кош-Агаче 8 октября (1981).

Довольно высока на территории Кош-Агачского района численность водяной полевки.

В XIX столетии была довольно высокой в Юго-Восточном Алтае численность дзерена. Известный исследователь Алтая П. А. Чихачев, посетивший Чуйскую степь летом 1842 г., отмечал большие стада этих антилоп. Еще в 1928 г. здесь были обычными стада в 200-500 и более голов. Даже в 30-е годы в Чуйской степи на маршруте 60 км от Кош-Агача до Ташанты во время охоты на автомобиле добывали до 24 дзеренов (Булавин, 1934). В 1965-1971 гг. на Алтае насчитывалось всего 50-100 дзеренов, а последние года они совсем не встречаются. Местная оседлая группировка дзеренов исчезла, из Монголии они перестали мигрировать.

Из Монголии изредка заходят одиночные кабаны. Значительный интерес представляет находка их в ленточных борах равнины.

Встречается корсак - кырса тулку. Зверек очень похож на маленькую - вдвое меньше - обыкновенную лисицу.

Неплохие доходы местным охотникам в отдельные периоды, в 30-е и 50-е гг. прошлого столетия давала добыча горностая.

В настоящее время распространение манула ограничено территорией практически одного Кош-Агачского района.

Птичий мир степей отличается рядом видов птиц. Наиболее характерные из них: крупная кирпичного цвета утка-огарь, индийский гусь, серебристая чайка, чернозобая гагара, черный аист, лебедь-кликун. Из хищных – алтайский кречет, белоголовый сип, черный гриф, бородач-ягнятник. Есть здесь и птицы, которые обитают только в Чуйской степи, в других местах Горного Алтая они не встречаются. Это – дрофа, саджа, толстоклювый зуек, ремез. У последней птицы очень оригинальное гнездо. Оно соткано из пуха отцветшей ивы и напоминает по форме реторту.

Весной и осенью на степных озерах можно встретить куликов: краснозобика, круглоносого плавунчика, мородунку. Они гнездятся в арктической тундре и бывают здесь только на пролете.

В 1907 году В.В. Верещагин отметил, что «Фауна жуков и особенно бабочек поражает своей бедностью. Суровые условия существования в Чуйской степи особенно резко отразились на образе жизни жуков: они здесь прячутся большей частью под камнями. Чтобы разыскать жуков, коллектору приходится перевёртывать массу камней. Кошение же сачком, обыкновенно доставляющее энтомологу богатую добычу, здесь приводило к ничтожным результатам.

Несмотря на холодные, иногда даже морозные, ночи в некоторых частях Чуйской степи много комаров, особенно по берегу Чуи около заимки Копылова. В жаркие дни во множестве летают «строки», причиняющие сильные мучения лошадям.

Кобылки здесь весьма многочисленны. Они то и дело вздымаются с земли и с негромким треском долго летят над землёй, напоминая издали крупных бабочек.

Из рыб можно отметить хариусов (до ½ аршина) и османов в Чуе и её притоках».

В озере поймы р. Чуя между Кош-Агачем и Ортолыком в период нереста 11 июня (1971) одной сетью длиной 36 м за 2 ч в поймано было 125 османов.

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

«Озёра, где хариусы встречаются лишь изредка, изобилуют османами, достигающими до ¾ аршина длины. Местные жители различают два вида османов. Эта рыба очень легко ловится на удочку, с жадностью бросаясь на насадку из кобылки, но местные жители пренебрегают ею, так как османы очень костлявы, да притом некоторыми считаются вредной для здоровья рыбой, что, впрочем, весьма сомнительно. Кроме того, в речках и озёрах водятся также гальяны, а в Чуе и бычки.

Из птиц в степи на болотах около озёр много журавлей. Изредка встречаются красноклювые чёрные аисты.

На озерах утки, гуси, красивые варнавки (красные утки Саsaca casarca) и чайки. В горах на утесах гнездятся красноклювые альпийские галки; там же в наиболее глухих местах ее редки горные индейки или улары. Местами, напр. по Юстыду и Кокорю очень обыкновенны дрофы. Встречаются также «талянке-кучхаш» или «емуранкин сторож» (птичка из каменок — живущая в норках емуранки). В воздухе часто реют огромные орлы или беркуты.

Из грызунов здесь водятся мелкие чуйские зайцы, емуранки, мыши и полёвки. Сурки (Arctomus bobac Schreber) прежде были очень многочисленны в здешних горах, о чем можно догадаться по встречающимся постоянно сурочьим норкам.

Хищники представлены выдрами, горностаями, рысями, росомахами, барсуками, лисицами, волками и др. Прежде водились, а, может быть, попадаются изредка и теперь ирбисы. По крайней мере, торговец Варвинский, мне назвал по имени одного калмыка, живущего около устья Чибита, у которого имеется шкура ирбиса, убитого в Чуйских горах.

Проезжая по степи ближе к горам, особенно по левому берегу Чуи, путешественник может любоваться грациозными антилопами, называемыми здесь «ерень» или «дзерень».

В горах особенно по Тархатты и «Чегант-Бугазы» на неприступных утёсах держатся осторожные архары или аргали, и дикие козы или теке. Массивные рога архаров мы часто встречали в долинах Тархатты.

Крайне интересно, что, по словам проводников и местных жителей, в Чуйской степи совсем нет ни змей, ни ящериц, тогда как несколько ниже по Чуе, за Красной горой (Кызыл-таш) и те и другие довольно обыкновенны.

Нигде по Чуе мы не видали также ни жаб, ни ящериц».

Кош-Агач

Флора

Суровая малоснежная зима и жаркое засушливое лето определяют острый недостаток влаги. Это опустыненное плоскогорье с наиболее засухоустойчивой и солеустойчивой растительностью, чахлой на вид, с очень слабой сомкнутостью наземного покрова. Значительную группу степной растительности здесь представляют жесткостебельные травы, кустарники и кустарнички — это полыни, кохия, анабазис, хвойник и другие. Из травянистых растений встречаются довольно редкие на Алтае растения: ковыль восточный, пырей пустынный, колерия крупноцветная, осока наскальная, гониолимон красивый, астрагал альпийский, остролодочник чуйский и другие. Среди кустов караганы, часто образующей заросли, встречаются полыни, лапчатка бесстебельная, звездчатка, василисник, володушка.

По берегам многочисленных блюдцевидных озер стеной стоит обыкновенный тростник. Из растительности озер следует отметить ежеголовник и рдест.

Большие площади в долинах рек занимает часто встречающийся здесь альпийский эдельвейс. Очень декоративное невысокое белое растение с сильно опушенными стеблями и листьями. Здесь же среди каменистых россыпей нередко встречаются красивые нежные растения: родиола четырехлепестная, родиола холодная, а также более редкий на Алтае вид очитка. Все эти растения близки к золотому корню. На окрестных склонах тор среди карликовой круглолистной березки широко распространена водяника, или гольцовая шикша.

В Кош-Агачском районе в запасах сена превалируют злаки, полыни, мытники, лапчатка, сложноцветные и др. Кроме сена в питании большую роль играют травянистая ветошь и подземные части растений.

В.И. Верещагин в 1907 году так описал эти места: «Растительность поразительно бедная и невзрачная. Единственные древесные породы - лиственница и изредка тополь. Лиственницы и немногочисленные более высокие кустарники ивы (преобладают: Salix aurita, другая ива с беловатой корой - по местному «белый тал») и облепиха узкой лентой жмутся к реке и не выходят из речной поймы. только вверх по Чуе верстах в 20 от Кош-Агача около заимки Копылова виднеется лес, несколько скрашивающий однообразие пустынной степи.

Да и этот лес кажется сплошной темно-зеленой стеной только издали: когда подойдешь к нему поближе, он оказывается довольно жалкой лиственничной рощей. Но и её дни сочтены, так как местные жители обращаются с лесом крайне нерасчетливо. В особенности это справедливо относительно русских и киргиз. Киргизы начинают строить избы и отапливают их дровами. Верстах в 25 от Кош-Агача мы видели целый посёлок из совершенно новых изб, срубленных киргизами.

Теленгиты же остаются верными заветам старины и не расстаются с юртами; а отапливают их главным образом сучьями и валежником и кизяком, щадя лес и не истребляя его без нужды. Мне приходилось слышать от здешних теленгитов, как неодобрительно отзываются они о бесцеремонном истреблении леса киргизами и русскими.

Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова
Кош-Агач. Памятник земскому врачу. Фото Е. Гаврилова

Вырубленный лес здесь совершенно не возобновляется. Буквально нигде я не видал ни одного молодого деревца.

А между тем ещё 10 лет тому назад около Кош-Агача, по словам местного священника был большой лес. Теперь от него остались только многочисленные пни около Кош-Агача.

Из ягодных кустарников здесь растет только облепиха, да за Красной горой, уже вне района Чуйской степи, черная смородина и брусника. За клубникой ездят в Курай.

Оттуда же достают грузди. Около же Кош-Агача из съедобных грибов растут только белянки. Травянистый покров Чуйской степи поразительно беден по числу видов. Отличительная его черта - полное отсутствие дерна: растения разбросаны по одиночке на значительном расстоянии одно от другого. Только кое-где в ложбинках, да по берегам рек, стариц и озёр и около заимки Копылова, где расположены покосы, наблюдается задернение почвы, и такие участки резко выделяются зеленоватыми пятнами на преобладающем сероватом фоне пустынной степи.

Уже при беглом знакомстве с отдельными представителями чуйской флоры резко бросается в глаза их своеобразный habitus, который стоит в полном соответствии с суровыми условиями существования в этой неприветливой стране; многие растения, особенно разные бобовые и разнообразные полыни опушены; кроме того, все чуйцы сократили размеры своих наземных частей и выглядят жалкими пигмеями, тогда как их подземные части оказываются значительно утолщёнными; как будто растение зарывается в землю, спасаясь от ледяного дыхания окрестных высоких гор и низкой температуры ночей, падающей в самый разгар лета до 0° и даже ниже.

Наиболее крупными травами являются вихры чия, разбросанные по степи на солонцевато-глинистых местах. Но эта неказистая растительность представляет глубокий интерес, благодаря эндемизму значительного числе местных растений. Вопросу об эндемизме алтайских растений посвящён чрезвычайно интересный доклад известного знатока алтайской флоры П.Н. Копылова, сделанный им в Томском Обществе Естеств. и Врачей и, с его разрешения, прочитанный по его рукописи на одном из собраний Алтайского Подотдела в Барнауле. К сожалению, доклад не был напечатан.

Мне пришлось экскурсировать в окрестностях Кош-Агача в конце июня и начале июля. В это время здесь были в полном цвету довольно большие (почти в рост человека) кусты акации Caragana spinosa D. С. с внушительными — длиной в вершок — иглами. Заросли этого кустарника вплотную подходят к Кош-Агачу со стороны Чуи.

Если пройдя заросли этих кустарников, направимся к виднеющемуся на берегу Чуи леску, то на глинисто-солонцеватых местах встретим во множестве маленький кустарничек с несоразмерно толстым стеблем, стелющимся по земле, и распластанными по земле ветками. Здесь же растут… различные полыни, которые в это время еще большею частью не цвели, а также различные злаки, между которыми бросаются в глаза целые снопы чия…».

Кош-Агач

Климат

Климатические условия района отличаются крайней суровостью. По свидетельству Брешинского 7 сентября Курайская степь и окрестности Кош-Агача были сплошь покрыты, снегом. Сергей Порфирьевич Швецов отмечает, что «28 августа 1897 г. весь день перепадал снег, которым ближайшие горы были покрыты уже несколько дней».

В.В. Сапожников, также побывавший в 1897 году, пишет: "Климат Чуйской степи при значительной высоте над морем, конечно, суров. 7-9 июля 1897 г., когда я стоял у Кош-Агача, температура держалась между 7–15,5°С, хотя нужно оговориться, что погода за это время была пасмурная. Даже в середине лета здесь иногда выпадают крупа и снег, и, как говорят местные жители в Кош-Агаче, температура иногда падает до 0°. В связи с этим интересно отметить открытие Ковригиным мерзлых пластов на глубине полутора аршин в августе. Понятно, что при таких условиях земледелие здесь ни в каком виде невозможно, и Чуйская степь навсегда останется местностью, пригодной для кочевников, как и многие другие плоскогорья Алтая».

Ещё одно описание климата оставил в 1907 году В.И. Верещагин: «Климат здесь суровый. Морозы зимой иногда достигают до 30°-40°С, а в прошлую зиму спиртовой термометр у дома священника показал даже 45°С. Реки Чеган-Бургазы и Тархатты промерзают до дна. В прошлую зиму местный житель, г. Дорошенко, пробил лед на самом глубоком месте реки Чеган-Бургазы. Толщина льда оказалась равной 4 аршинам. Но в Чуе, хотя лед и толстый, поят лошадей.

В связи с такой толщиной льда в реках Чуйской степи стоит своеобразное явление «наледей». Оно состоит в том, что от речек в степь начинает ползти лед, который покрывает значительные участки Чуйской степи. Бывает, что лед появляется и вдали речек. Прошлой зимой такая наледь подступила к юрте в 8-9 верстах от Кош-Агача, вошла в нее и через дверь образовала целые ледяные каскады.

Что касается причины образования наледей, то наиболее вероятным представляется то объяснение этого явления, которое дал Подъяконов для наледей Восточной Сибири. Под влиянием сильных морозов лед утолщается снизу вверх. Вода не помешается более в русле. Она распространяется по верхним слоям рыхлых речных отложений. Происходить подъем грунтовой воды в долине. Вода теперь выступает в тех местах, которые не промерзли, благодаря своей сухости или защите снежным покровом.

Старинное указание Ковригина относительно вечной мерзлоты в Чуйской степи, по словам местного священника и других местных жителей, не верно. Зимой земля промерзает на сравнительно незначительную глубину и при копании могил зимою за верхним мерзлым слоем всегда встречают мягкую не замерзшую землю.

Кош-Агач
Кош-Агач. Больница. Фото Е. Гаврилова

Зимы здесь обыкновенно бесснежные или малоснежны, так что скот круглый год ходит на подножном корму, поедая торчащую из снега траву, главным образом чий, и верхушки кустарников; а коровы едят также лошадиный кал, но в прошлую зиму было так много снега, что здесь ездили на санях.

Снег стаивает в конце марта и тогда же показывается первая травка. В мае уже много цветов. Но сильные заморозки (до -15°С) в мае нередки.

Лето тёплое, но с резкими суточными колебаниями температуры: дневной зной сплошь и рядом сменяется ледяным холодом ночью.

Даже дневной ход температуры не редко делает резкие скачки, так как с гор внезапно налетают сильные холодные ветры.

Радлов наблюдал даже в пределах одного часа понижение температуры на целых 15° по Реомюру: «26 июня 1860 г. перед обедом,- говорит он.- было так тепло, что трудно было переносить жар в юрте, но мгновенно небо покрылось облаками, и через час сделалось так холодно, что люди мерзли в шубах и грелись у огня; перемена простиралась на 13° Реомюра».

Осень, по рассказам местных жителей, едва ли не луч шее время года. Сентябрь и октябрь в прошлом году стоя ли чудесные: ясно, тепло, тихо; но ночью, конечно, холода бывают значительные.

Вот в каком виде представляются климатическая условия Чуйской степи по тем сведениям, какие мне удалось получить от местных обывателей. Надо думать, что метеорологическая станция, устроенная мною по поручению Статистического Бюро Алтайского округа в Кош-Агаче, даст со временем более полную картину своеобразных метеорологических условий Чуйской степи.

Окрестные горы отличаются еще более суровым характером; голые скалы, каменистые россыпи на склонах, пустынные, щебнистые или болотистые плоскогорья на вершинах хребтов. Во время нашего пребывания в Чуйской степи с 19 июня до 12 июля т. е. в самый разгар лета верхние части хребтов то и дело покрывались свежим снегом. Встретить летом в горах озерки, подернувшиеся за ночь ледяной пленкой, вовсе не редкость. Во время горных экскурсий путешественник должен быть готов выдержать снежную бурю. 22 июня в верховьях Тобожка выпала крупа. 26 июня в верховьях Тархатты и Чеган-Бургазы мы были застигнуты снежной метелью, а 28 июня тоже случилось с нами в верховьях Кок-Сайры».

Кош-Агач отличается рядом характерных черт климата, одной из которых является то, что в течение года 44% от общего числа наблюдений составляет штилевая погода.

В зимний период безветренная погода составляет 60 и более процентов. Среднемесячная скорость ветра не превышает 3 м/сек. Сильные ветры бывают сравнительно редко, не более 28 дней в год, а в среднем повторяемость их составляет 11 дней. Господствующими направлениями ветра являются восточное и северо-восточное (37%), а также западное и северо-западное (34%). Здесь хорошо выражена смена горно-долинных ветров (ночью – с гор, днем – вверх по долине): в среднем за год в середине ночи восточные ветры составляют 35%, а днем их повторяемость уменьшается до 11%, но зато повторяемость ветра с запада соответственно увеличивается с 16 до 28%.

В среднем, по многолетним наблюдениям, выпадает меньше 110 мм осадков в год, с колебаниями от 67 до 170 мм. Наибольшее количество их выпадает летом (около 70% от годовой суммы).

Толщина льда к концу зимы на р. Чуе у с. Кош-Агача от 2,8 м.

Средняя годовая температура по Фикелеру — 5,8°, по К. Тюменцеву — 2°; по трехлетним данным Кошачагской метеорологической станции — 7,1°С.

Средняя температура января в Кош-Агаче на высоте 1758 м —32,3°С. Абсолютный минимум температуры в Кош-Агаче —55°. Средняя месячная температура июля 13,8°С. Средняя годовая температура – 6,7°С.

16 января 1998 года в Кош-Агаче отмечена температура в —41°С.

В отдельные годы на небольших повышениях Чуйской степи и на склонах хребтов, ее окружающих, снеговой покров почти отсутствует.

В среднем продолжительность безморозного периода составляет всего 68 дней, со второй половины июня до конца августа. В 1952 г. безморозный период составил только 31 день, но в 1947 г. он продолжался 102 дня.

Кош-Агач

Знаменитые люди

23 февраля 1937 года в селе Кош-Агач в семье учителя родился Александр Александрович Тозыяков - известный деятель культуры Горного Алтая, композитор, музыкант, заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Кино

В окрестностях Кош-Агача в первом послевоенном году был снят фильм  «Белый клык» (1946) по одноименной повести Джека Лондона.

В 1958 году известный кинорежиссер, народный артист СССР Г. Александров работал со съемочной группой «Мосфильма» над кинолентой «Русский сувенир». Экспедиция побывала в ряде степных районов края, где запечатлела уборку богатого целинного урожая. Киноработники отсняли высокогорные Курайскую и Чуйскую степи. Они прошли путь от Бийска до Кош-Агача, побывав на Телецком озере.

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

История

Левый берег Чуи от притока Чаган-Бургазы вниз по течению был местом кочевий теленгитов, а устье Чаган-Бургазы и некоторую часть течения Чуи выше Кош-Агача занимали исключительно казахи. Теленгиты, проживавшие в верховьях Чуи и ее истоков Кокорю, Бургазы и Юстыд, хотя и имели право кочевать по всей Чуйской степи, довольствовались районами упомянутых рек. В высокогорных долинах Кош-Агача еще и сейчас сохранились останки существовавших древних оросительных систем.

По остальным районам Чуйской степи твердых традиций в перекочевках не существовало. Теленгиты нередко кочевали за 30—40 и даже 50 верст. Амплитуда кочевок казахов была еще большей. Теленгиты зимой и летом жили в кошемных юртах, казахи — летом в юртах, а зимою — в саманках, реже — в избушках. Скот круглый год содержался на подножном корму.

Первое время купцы, имевшие заимки в Шебалино, вели торговлю с большим полукочевым племенем алтайцев-теленгитов. Но теленгиты появлялись за товарами с большими перерывами. И это не устраивало купцов. В результате они, не дожидаясь очередного прихода теленгитов, сами перебирались с товарами в бассейн реки Чуи и торговали здесь не только с теленгитами, но и с монголами.

Чиновник Министерства финансов коллежский советник Яцевич, побывавший в Кош-Агаче в 1868 г., указывал в отчете, что, по сведениям купцов, поселок образовался в начале 30-х гг.

Автор книги о Чуйском тракте Д.И. Табаев полагал, что купеческие избушки были построены в 40-е годы XIX вв. Это – наиболее близкое к истине определение.

Попутно следует отметить, что в "Списке населенных мест Сибирского края" (1928 г.) годом основания с. Кош-Агач заявлен 1801 год(?!!) Этому нет никаких подтверждений. Это фантазия составителей. Дата, взятая, как и многие в этом «Списке», с потолка. Тем не менее, везде эта дата афишируется и официально отмечается.

В 1842 году известный ученый путешественник и географ Петр Александрович Чихачев отметил Кош-Агач в своих записках. Это самое раннее упоминание о будущем селении в литературе, которое тогда ещё не имело своего сегодняшнего названия и записано как «русские избы». «Следуя в западном направлении, примерно через полчаса мы достигли того, что в этом крае называется «русскими избами».

Это три-четыре небольших сарая, построенных купцами из Бийска, откуда они приезжают сюда два раза в год для меновой торговли с передовыми постами, находящимися на небольшом расстоянии от этих мест.

Когда подумаешь, что эта торговля, о которой я уже упоминал, ни одним из правительств не поддерживается никакой гарантией, способной дать торговому предприятию широкий размах и стабильность, нельзя не удивляться, как эти смелые спекулянты добровольно подвергают себя всем тяготам рискованного пути и доверяют свою жизнь волнам Катуни, часто не имея других способов передвижения, кроме нескольких сшитых вместе оленьих шкур. И все это предпринимается, чтобы перевезти небольшое количество товаров, которые с минуты на минуту одно из государств может объявить контрабандой. Вот как сильна жажда наживы, вот какова привлекательность спекуляций!

Кош-Агач
Кош-Агач. Стадион. Фото Е. Гаврилова

Хотя эти жалкие лачуги без окон и дверей, заваленные досками и землей, не могли предоставить нам никаких удобств, мы не погнушались скромным убежищем и кое-как в нем устроились. Я предвидел, что придется переждать несколько дней, прежде чем продолжить путь. Несмотря на то, что оба зайзана, Шурмек и Монгол (монгол — имя собственное, без какого-либо намека на происхождение или национальность лица, носящего его. Ред.), были предупреждены властями Бийска о моем скором приезде, требовалось все же некоторое время для отправки к ним гонца, приглашающего зайзанов прибыть в то место, где я основал свой «главный штаб». Встреча с ними была для меня необходима главным образом для того, чтобы получить некоторые сведения относительно истоков Чуи и Чулышмана. На следующий день они не замедлили явиться в лагерь и предстали передо мной в сопровождении нескольких димиджисов и «бошко».

Оба зайзана, Шурмек и Монгол, были главными вождями всех облагаемых «двойной податью алтайцев», живущих в небольших долинах Чуи, Чулышмана и Башкауса. Кроме права назначать второстепенных чиновников (димиджи, бошко, шуленга) в руках зайзанов сосредоточена почти вся административная и судебная власть, и они только в редких случаях прибегают к посредничеству высшего начальства. Последнее довольствуется тем, что взимает установленный налог (состоящий из пушнины), совершенно отстраняясь от, какого-либо контроля или вмешательства, что, впрочем, вполне согласуется с безобидным характером и простыми нравами этих кочевых народов.

Несмотря на почти неограниченную власть, князья или зайзаны очень мало отличаются от своих подданных внешним видом и образом жизни. Более затейливый головной убор и более элегантная одежда, менее грязная и более нарядная юрта, многочисленные стада — вот приблизительно и все преимущества зайзанов. Их юрты также покрыты войлоком и звериными шкурами, им также незнакомо употребление хлеба, и они также питаются исключительно мясом.

Картина нравов и образа жизни «куэмни» («королей») Узунов, которую нам оставили летописи девятивековой давности, в точности иллюстрирует быт и нравы самого влиятельного алтайского зайзана наших дней. Так, если бы и в наши дни нашли нужным удостоить такого зайзана брачным союзом с чужеземной принцессой, то нет никакого сомнения, что, как и встарь, выданная замуж за зайзана красавица излила бы всю свою скорбь и боль измученной души в печальной элегии. Она бы молила богов дать ей крылья, чтобы, подобно птице, улететь из жалкой войлочной палатки своего царственного супруга и навсегда покинуть этих варваров, пища которых состоит лишь из мяса, а питье — из молока.

Приведенный ниже рисунок довольно удачно передает черты двух упомянутых выше вождей: очень толстый, одетый в праздничную одежду — зайзан Монгол; его соратник Шурмек стоит от него слева.

Как обычно, прием зайзанов начался с того, что им поднесли несколько стаканов водки. К ним я прибавил куски красного сукна, но впечатление от этих подарков, которым алтайцы обычно придают большое значение, было притуплено действием живительной влаги, которое они уже начали ощущать. Почитаемые вожди, не боясь потерять авторитет своих подчиненных, едва держались на ногах и только что не валялись по земле вместе с ними. Из уважения к их званию и, главное, в интересах своего собственного спокойствия я велел убрать все бутылки и стаканы. Затем приказал этим господам вернуться немедленно в свои юрты и явиться ко мне только на следующий день. Их с грехом пополам водрузили на лошадей, и они умчались галопом, хотя никто из всадников не мог как следует держаться в седле.

На следующий день, желая добиться нужного результата от свидания с зайзанами, я несколько изменил церемониал приема. В начале «конференции» водка отсутствовала, появившись только к концу ее».

13 июня 1860 г. в сопровождении жены побывал в этих местах побывал выдающийся русский ученый академик Василий Васильевич Радлов. Он отправился через Бийск на юг по Каменке до Себе, а оттуда по Среднему Урусулу; сначала вверх по Урусулу, затем через миссию в Ангодае по большому торговому пути вдоль Улёгёна к Катуни. Потом через Салджар и Ин к устью Чуи и оттуда вверх по Чуе до лавок купцов в Кош-Агаче в Чуйской степи.

«Сегодня отдохнули у Кошагача. Погода — неприятная, а воздух — сырой и холодный. Весь район вокруг купеческих складов заболочен и порос довольно густым лиственничным лесом. В нем разбросаны единичные дома купцов. Страшный бич здешних мест — комары, даже днем они не дают покоя.

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

14 июня отсюда мы пошли по самой реке на восток и переправились на маленькой лодке через один из рукавов Чуи, а наши лошади в это время совершали небольшой обход. Местность на том берегу становится голой и ровной; земля усеяна мелкими камнями и лишь скудно поросла травой. Деревьев и вовсе нет. Верст через восемь мы доехали до реки Цаганбургазун (Белый ивняк), перерезающей степь с юга на север. Река получила свое название из-за берегов, густо поросших ивняком. Почва здесь покрыта повсюду жидкой грязью, а в кустарнике так много насекомых (комаров и больших мух-жигалок), что при поездке верхом люди и лошади оказываются облепленными пеленой насекомых. Мы смогли вздохнуть свободно, лишь пройдя через ивовые заросли шириной в полверсты. Теперь мы повернули на восток и через 30 верст добрались до юрт зайсана Мангдая. Утром погода была прекрасной, но к полудню стало ветрено и холодно, начался даже довольно сильный снегопад и земля покрылась тонким слоем снега. Но ветер вскоре стих, небо очистилось от туч, проглянуло солнце и скоро уничтожило весь снег».

В 1863 году российская администрация направила к теленгитским зайсанам выпускника императорской Николаевской военной академии (1861г.), штабс-капитана Андрея Густавовича Принтца, который взял с собою в качестве толмача Михаила Васильевича Чевалкова, который описал то, что с ним и случилось: «…Ночевали на Кожегаче. К нам собрались все чуйские старшины и почетные люди и остановились станом недалеко от нашего стана. Начальник мой сказал мне: «Побываем в юртах у зайсанов». Тогда я от общества попросил лошадей. С чиновником мы отправились в юрту зайсана Чичкана.

Чичкан зайсан угощал нас чаем. Посидевши, я начал говорить о пограничных знаках, которые поставил анбын в Кырсае (туда приезжал из китайской земли большой чиновник анбын, отрезал землю и сказал: чтобы от устья Чулышмана вверх русский народ не проезжал; поставленное им обою находится вот здесь на Кырс-ае – Е.Г.). Зайсан сказал: «Этот анбын, пока был здесь, объел здешний народ до разорения. Он говорил, что теперь издан какой-то новый закон».

Я сказал: «Вы лучше перейдите с подданство к белому дарю, чем быть всегда объедаемыми китайцами». Зайсан ответил: «Если бы белый царь принял нас, то мы перешли бы к нему». Я ответил: «Эта земля, на которой вы живёте принадлежит белому царю; ведь вы для этого платите ему и колан. Поэтому вам легче будет давать подать в одну сторону, чем на двое. Анбын, коль скоро уже раз нашёл на вас, так каждый год будет поедать вас».

Зайсан ответил: завтра я соберу всех лучших и почетных людей и приду с ними в ваш стан, а вы с ними поговорите.

После этого разговора мы возвратились на ночлег в свой стан. На следующее утро к нам собралось много людей. С ними прибыл и зайсан Чичкан.

Чиновник мой из палатки не выходил, он писал там бумаги. Собравшемуся народу я разъяснил область анбына и в заключение сказал: «Анбыны и юрганы обманом каждый день собирают с жителей Чулышмана на запас себе по сороку голов скота. Из них, съедая на день только по три, остальное продают тамошним жителям (китайцам). Такое поведение их ужели не разорительно для вас? С Чулышманского общества они взяли около 70 лошадей, обещая им нарезать земли и сверх того взяли много лисиц и соболей. Это ли благорасположение к вам анбына? Ведь они хотят, обглодавши вас дочиста, передать вас ни с чем (одни только души) белому царю. Вы теперь напишите все, что делал у вас анбын и подайте бумагу старшим его начальникам. Тогда вы узнаете всю его правду и ложь».

Тогда они сказали: «Мы посоветуемся»; и потом, разведши огонь под тальником, долго там сидели и совещались.

B это время чиновник мой позвал меня пить чай. Я зашел в палатку и пил вместе с ним чай. Он сказал мне: «О чем вы с ними разговаривали?» Я рассказал все, что я им говорил. Чиновник спросил: «А согласны ли они?» Я ответил: «Они там собрались посоветоваться между собой».

Напившись чаю, я пошел туда, где они сидели. Они сказали: «Если белый царь нас не примет, то нам не остаться бы виноватыми пред обоими государями».

Я сказал: «Ведь земля, на которой вы живете, принадлежит белому царю; поэтому, чего же вам бояться? Вы дайте слово перейти к белому царю, а этот чиновник пошлет к государю бумагу; тогда два государя посоветуются между собой».

Они сказали: «Что будет, то и будь; — перейдём к белому царю» и все дали мне руки.

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

…На другой год [1864 - год вступления в должность губернатора Германа Густавовича Лерхе, который заступив на должность, направился на границу с Китаем, где до него еще не ступала нога губернатора. При этом он сделал толковое распоряжение об упорядочении пограничного режима. Е.Г.]…прибыли в Кош-Агач….

Дорогой я скорбел в душе своей: «Что если Чуйские зайсаны откажутся и скажут, что мы не давали слова перейти в подданство белому царю? Ведь мне будет худо!» - со страхом думаю я.

По прибытии в Кожегач, мы остановились в доме Гилева. Там в это время собирались Чуйские зайсаны, почетные люди и общественники.

Губернатор (Герман Густавович Лерхе – Е.Г.), сошедши с лошади и поставивши меня возле себя, сказал им: «Узнаете ли вы этого человека?»

Они ответили: «Мы его видали много раз».

Губернатор спросил: «В прошедший год он что вам говорил?»

Они ответили: «Говорил нам, чтобы мы перешли к белому царю».

Губернатор спросил: «И вы обещались перейти?»

Они ответили: «Если белый царь примет нас, то перейдём; в этом мы дали и руки этому толмачу».

Губернатор сказал: «Теперь желаете ли перейти?»

«Желаем»,- ответили они.

Тогда на душе у меня стало светло, и я весьма обрадовался. Губернатор же сказал заседателю Судовскому: «Ты перепиши весь этот народ и вели зайсанам приложить свои печати».

На следующий день прибыли для свидания с губернатором китайские военные чиновники. У них было два толмача и у нас два толмача; всего нас переводчиков было четверо.

…На следующий день утром рано я увидал, что китайские солдаты оделавши из камней большую насыпь и, ставши около неё, совершали молитву. Молились около полчаса.

После этого губернатор, увидавши меня, сказал: «Ты, Чевалков, что сегодня видел во сне?» — «Во сне ничего не видал, а так видел, как китайский отряд делал насыпь из камней и совершал моления».

После этого губернатор, собравши купцов (русских), пригласил их пить чай и сказал им: «Сколько вы здесь лет торгуете, a y вас здесь нет молитвенного дома, куда бы можно было прийти Богу помолиться. Здесь нужно устроить церковь. Посоветуйтесь между собой и устройте. Вот и монголы-язычники по своей вере, устроивши обого, совершают молитвы, а вам, исповедующим святую веру, не стыдно ли, пред этими людьми, держащимися черной веры? Я сделаю приклад денег на основание церкви, а вы остальное между собой соберите и выстройте церковь!»

После этого по подписке пожертвовали, кто сколько мог. Гилев обещался заведовать постройкой и чего не достанет, дать от себя.

Таким образом, там устроилась церковь».

Примечание. Жители 1-й чуйской волости официально были приняты в российское подданство 10 октября 1864 г., а 2-й чуйской волости - 12 января 1865 г. Летом 1865 г. чуйские теленгиты принесли присягу на верность Российской империи

Русские торговые люди начинают ходатайствовать перед китайскими чиновниками о разрешении им свободной торговли в северных районах Китая, что было удовлетворено в 1865 году. Русским купцам разрешили посещать с караванами г. Кобдо и беспрепятственно заниматься торговлей. Для наблюдения за торговлей и для выдачи загранпаспортов в селении Кош-Агач была утверждена должность комиссара.

Летом 1870 года Радлов В. В. в сопровождении ветеринара Калнинга совершил поездку по торговому пути через Бийск, Урусул и потом по берегу Чуи до русских лавок в Кошагаче. Отсюда через пикет Сок он отправился по линии китайских пикетов до китайского города Кобдо.

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

В 1871 году по предложению Томского губернатора Г.Г. Лерхе, купцами, ведущими торговлю с Монголией, построена церковь во имя Св. Петра и Павла.

В 1873 году начал торговлю в Кош-Агаче с капиталом в 300 рублей отставной чиновник П. А. Копылов. После смерти в 1914 г. оставил своим наследникам 650 тыс. руб.

В 1877 году русский географ, этнограф Григорий Николаевич Потанин во время своей первой экспедиции оставил такие воспоминания:

«Очень невесел Кош-агач зимой; выйдешь за ворота — там-сям какие-то мертвые срубы с заколоченными окнами или просто без окон, похожие больше на деревянные бани; между ними местами торчат правильные темные конусы — это теленгигские аилы из жердей, прикрытые лиственничной корой. Жизни не слышно... никакого звука, кроме изредка издающегося скрипа снега под копытом лошади, мерзнущей на привязи у коновязи, где ее оставил вышедший к приказчику теленгит, чтобы набрать в долг белой бязи да красного ситцу; никакого движения; изредка только повалит из-за заостренной вершины какого-нибудь аила дымок от подброшенных под очаг двух-трех щепок и снова прекратится…

Товар доставляется из Бийска до Ангудая [Онгудая] на санях, из Ангудая до Кош-агача на вьючных лошадях, а с Кош-агача до Кобдо на верблюдах. В лето 1877 г. впервые были наняты возчики из Ангудая прямо до Кобдо на вьючных лошадях— нанимались крестьяне деревни Шебалиной. Самый трудный участок этой дороги — промежуток между Ангудаем и Кош-Агачем, где дорога проходит тесниной реки Чуи. Дорога идет здесь по правому берегу реки, нередко взбираясь на карнизы береговых утесов, или так называемые бомы. Через бом ведет обыкновенно узкая тропинка, нисколько не обделанная человеческой рукой. На этих местах часто гибнут лошади, срываясь с бома и падая вместе с вьюками в клокочущую внизу Чую...»

Кош-Агач

20 мая 1879 года Г. Н. Потанин, во второй раз побывавший в этих местах, добавляет: «Кош-Агаче, куда мы прибыли, мы должны были закупить несколько лошадей для экспедиции (большая часть лошадей была куплена еще ранее в крестьянских деревнях) и построить палатки; о покупке верблюдов здесь нечего было и думать; у теленгитов, живущих здесь, верблюдов немного; здесь можно было только нанять их до Улангома, что мы и сделали; в Кош-Агаче мы нашли одного богатого и имеющего верблюдов теленгита Белека, который проезжал на народное собрание, назначенное на р. Мёне; аул Белека был на нашем пути из Кош-Агача в Монголию в местности Курдёй; туда были им посланы люди и верблюды были пригнаны [в Кош-Агач]; они должны были свезти нас до ур. Курдёй, где часть верблюдов и людей должна была смениться. Простившись с Белеком, который отправился на ур. Мён, мы двинулись на восток. В местности Курдёй находился аул Белека, у которого мы наняли верблюдов в Кош-Агаче. Из семейства Белека мы нашли здесь его жену и братьев. Так как это было первое и притом последнее обиталище теленгитов, в котором мы могли поближе присмотреться к их жизни, мы здесь сделали дневку, в продолжение которой посетили юрту Белека, заказали сшить теленгитский онгон и вызвали знаменитого на всю чуйскую степь шамана Тарана, который жил в это время в соседнем логу. Таран провел целые сутки в нашем ауле и мне удалось записать от него несколько интересных легенд».

В 1881 году алтайским миссионерам выпала «доля послужить вне круга их служебной деятельности, за неимением других священнослужителей, как например урсульскому миссионеру для военного отряда, состоявшего в урочище Кош-Агач на границе Алтая русского и Алтаем китайским». Похоже, именно в этом году была размещена русская воинская команда, которая спустя несколько лет была ликвидирована за ненадобностью.

В 1882 году по переписи в Кош-Агаче, перевалочной базе при отъезде русских купцов в Монголию и возвращении оттуда, было 12 жилых строений. В них проживало примерно четыре (!) мужчины. Здесь же была церковь.

В 1885 году в урочище Кош-Агач указывается 7 дворов. В этом году миссионер М.В. Чевалков совершил поездку в Кош-Агач, по поводу появления там выходца из Китайских владений, выдававшего себя за Кегеня, и суеверно алтайскими инородцами ожидаемого легендарного Ойрот-Хана, прокламировавшего среди чуйских инородцев, что он, Ойрот-Хан, пришёл освободить их от русского подданства, возвратить все подати, какие они доселе платили русскому царю, который якобы пришлёт сюда посланника своего для переговоров с ним, Кегеном.

Как ни нелепа была затея самозванца, но нашлись легковерные и притом немало из среды зажиточных и властных туземцев, которые ходили на поклонением к сему мнимому Ойрот-Хану и Гегену получили от него, между прочим, наставление во всём слушаться ламу, которого он у них оставляет.

Вот одно послание того же Кегеня, доставленное в Кошигач, при приезде туда М.В. Чевалкова.

«Я милостивый сановник, Чок-Баатырь, Лупсун-Принлай, господам зайсанам: Барамбаю, Очурьяну, Дяуде и Белеку и всем проживающим по Телецкому озеру урангай-телеутам от усерднейшего и душевного моего желания предлагаю поучение. Старайтесь молиться так, как я вас научил; старайтесь как можно, этого достигнуть; если хорошо постараетесь научиться, то будете соучастниками моими в блаженстве вечном. Как молились во время совершённого мною моления, так молитесь день и ночь, благоговея к трём драгоценностям: к Богу (он же Будда), его закону и ламству. Бурханы оставлены мною у вас для душ ваших, чтобы молились им тут усердно. Если исполните сие, приложатся лета ваши. В поставленной мной кумирне оставляю я своего ламу для дальнейшего изъяснения вам преподанного мною учения. Поэтому у ламы сего должны вы учиться как нужно жить, и ламу сего содержать на своё счёт».

Кеген по понятию монгольцев, может несколько раз перерождаться, т.е. умереть, а затем вновь народиться, или иначе душа Кегена, по смерти его, вселяется в обновившуюся плоть, и он, и он, спустя два года после воплощения, понимает уже всё и требует свои книги, оставленные им при смерти и по ним узнаёт судьбы народов. При каждом новом нарождении (непременно от девицы) Кегень получает новое имя или титул, в прибавление к прежнему.

В 1886 года в селение назначен миссионер-священник Иоанн Никифоров.

В 1889 году в церковь во имя апостолов Петра и Павла принят псаломщик Василий Отесов.

В 1893 году в селении насчитывается пять крестьянских дворов, в которых проживают 11 мужчин и 8 женщин. Православная церковь. За 11 лет население Кош-Агача увеличилось на 15 человек.

В 1896 году русский и советский географ и статистик Вениамин Петрович Семенов-Тян-Шанский В. П. писал: «За устьем р. Елангаша Чуйский тракт приводит к Кош-Агачу, расположенному в Чуйской степи близ впадения в Чую р. Чеган-Бургазы. Название Кош-Агач обозначает «Вьючное дерево», т. е. указывает на то, что вследствие отсутствия здесь леса его приходится привозить сюда вьючным путем. Вид этого небольшого селения неуютен, так как постоянных жителей здесь весьма мало: Кош-Агач оживляется в мае и декабре - в период доставки сюда монгольских товаров и отпуска из здешних складов русских в обмен на них, а в остальное время здесь с трудом можно достать даже хлеб.

Селение имеет оригинальный вид, весьма мало напоминающий обычное представление о селении. Немногие дома, имеющиеся в селении, так широко разбросаны один от другого, что напоминают скорее отдельные заимки, чем одно селение.

Около каждого из них размещается несколько инородческих юрт. Здесь живут агенты и приказчики русских купцов, ведущих торговые дела с Китаем и местными инородцами. Кроме того, в селении имеются строения, принадлежащие Алтайской духовной миссии, деревянная церковь... Земледельческая культура здесь невозможна по высоте местности и суровости климата.

Климат настолько суров, что иногда даже в середине лета здесь выпадают крупа и снег при температуре 0°; мерзлый пласт земли здесь наблюдался на глубине 1½ аршина от поверхности. Поэтому Чуйская степь пригодна только для кочевого скотоводства. В степи нередко можно видеть вдали небольшие табуны диких сайгаков.

От Кош-Агача существует тропа вверх по течению р. Тархатты, притока р. Чеган-Бургазы, ведущая перевалом, через восточную часть Чуйских белков в долину р. Ясатера. К северу имеются тропы через восточную часть Курайского хребта на pp. Чулышман и Башкаус.

Из Кош-Агача Чуйский тракт продолжается к востоку на пикет Юстыд (что значит «сто лиственниц»)...»

В 1897 году статистик, общественный деятель Сергей Порфирьевич Швецов оставил такие записи: «Кош-Агач – последнее пограничное русское селение. Селение Кош-Агач расположено по так называемой Чуйской степи, на левом берегу р. Чуи, при впадении в неё реч. Чаган-Бургалы. Кош-Агач находится приблизительно в 235 верстах о посёлка Хабарова, с которым соединён только вьючным путём, не всегда лёгким и безопасным.

По своему внешнему виду оно менее всего напоминает то, что соединяется с представлением о селении: чрезвычайно редко разбросанные, отдельные строения, принадлежащие русским торговцам, строения, напоминающие одинокие хутора или заимки; возле каждого из них группируются по несколько инородческих юрт или помещений для рабочих. Кроме того, в селении есть …таможенный пост. Таможня находится в частном доме, и о ней можно догадаться по выкинутому над баней купца Мальцева флагу.

Никаких складов для товаров и проч. не имеется, и последние сваливаются в кучи прямо в степи.

Большинство торговцев, имеющих операции в Кош-Агаче, не живёт здесь, а лишь временно приезжает сюда или высылает своих приказчиков; некоторые из последних живут здесь постоянно. Собственно ведущих с Китаем торговые сношения только двое в посёлке – Мокин из села Раската Нижне-Чарышской волости Бийского округа и Копылов, остальные торговцы – Гилёв, Васильев и др. ведут торговые операции с киргизами и алтайцами (калмыками) Чуйской степи, сбывая им мануфактуру, железо, чай, соль, табак т.п.; у инородцев скупают звериные шкурки, баранью шерсть, конский волос и проч.

Когда-то в Кош-Агаче стояла воинская команда, но несколько лет назад она была упразднена за ненадобностью...

Всего в этом селении переписью зарегистрировано 19 хозяйств – земледелием никто не занимается, как вследствие суровости климата – высота Кош-Агача определяется свыше 5 тысяч футов – так и непригодности для этой цели самой почвы…

Кош-Агач
Кош-Агач. Фото Е. Гаврилова

В 1897 году одним инородцем был сделан опыт посева ячменя, для чего был распахан один загон (1/12 десятины) земли, но в последних числах августа, когда в Кош-Агаче производилась перепись, хлеб ещё не вызрел, снять его, вероятно не удалось, т.к. в это время уже появились довольно сильные заморозки, и перепадал снег. Прежние опыты в том же направлении, по словам инородцев, дали отрицательные результаты: хлеб вымерзал. Во всяком случае, в настоящее время является совершенно открытым вопрос – возможно ли здесь возделывание каких-нибудь сортов хлеба, или же нет.

Травы произрастают на Чуйской степи также весьма плохо, удобных для сенокошения мест немного, да и те разбросаны отдельными небольшими клочками, на каждом из которых, по отзывам местных жителей, можно поставить не более 10 копен. Сено для скота заготовляет всего 9 хозяйств. Продажная цена сена в 1897 году была 60 к. за копну, (алтайская инородческая копна около 3 пудов весом).

Окружающие Чуйскую степь горы безлесны, весьма немного лесу и на самой «степи», где он разбросан небольшими редкими кустарниками (колками). Лес лиственничный и его так мало, что «степь» производит общее впечатление безлесья полного.

В 45 верстах от Кош-Агача проходит русско-китайская граница».

В цифрах 1897 года Кош-Агач был таким: 19 хозяйств, 31 мужчина и 26 женщин. Число грамотных 7 мужчин и 3 женщины, два дома, изба, 15 юрт. Не имеющих посева одно хозяйство. Мелкого рогатого скота: 357 коз, 331 овца. Рогатого скота: телят до 1 года 20, нетелей три, 52 быка, 35 коров. Лошадей 80, 21 верблюд. Не имеющих лошадей 6. С одной рабочей лошадью 3, с двумя рабочими лошадьми 3. От 3 до 5 лошадей 1, 5-10 - 3, 10-15 – 1, 20-25 – 1. Без крупно рогатого скота – 9. С 1 головой крупного рогатого скота 2, 4-6 - 3, 6-10 - 1, 10-15 - 1, 20-25 - 1, 25-50 - 1, 50-100 –6, 100 и более 2. Без мелкого скота 6, до 10 голов - 1, 10-20 - 1, 20-30 - 3, 30-50 - 2, 50-100 - 4, 150 и более - один. 17 хозяйств занимается промыслами: 19 мужчин и две женщины. Число душ, платящих казённую подать – 14.

В 1898 году в селение назначен священником Владимир Токпешев, из инородцев, окончивший курс в Бийском Катехизаторском училище.

7–9 июля 1898 году в этих местах побывал профессор Томского университета Василий Васильевич Сапожников, который, по сути, повторил впечатления других исследователей: «Кош-Агач – …состоит из маленькой деревянной церкви и десятка домов и лавок для временного склада товаров. Вид селения очень пустынный и неприютный, так как постоянных жителей почти нет. Оживляется Кош-Агач в мае и декабре, т. е. в период доставки монгольских товаров и отпуска русских. В остальное время здесь трудно достать даже хлеб. Имеется таможенный пункт, но большую часть года ему нет почти никакой работы».

В 1899 году открыта миссионерская школа. На учительскую должность назначен Прокопий Тыдыков. Жителей-инородцев кочевых 75. Крещено младенцев христианских родителей 16, совершено браков 8, говевших было 314, неговевших (исключая 34 магометан) 27. Предполагается весною 1900 года перевести из Мыюты в Кош-Агач миссионерского фельдшера Нелюбина, человека весьма опытного в своем деле и доброго христианина...

Кош-Агач

В 1902 году в миссионерской школе учителем по-прежнему работает из не окончивших курс бийского катехизаторского училища Прокопий Тыдыков.

В 1904 году в Кош-Агаче 13 дворов, в которых зарегистрированы 22 мужчин и 17 женщин, церковь во имя апостолов Петра и Павла, миссионерская школа, казенных учреждений, кроме общественного родового управления на урочище «Карай», никаких нет.

После переделки в 1904 году вьючной тропы по реке Чуе в тракт, оборот через Кош-агачскую таможню сильно вырос. В этом же году построена телеграфная линия между Бийском и Кош-Агачем.

В 1906 году селение посетил Высокопреосвященный Макарий Невский, Архиепископ Томский.

В 1907 год. Кош-Агач — пограничный пункт миссии с Монголией, так сказать форпост, мимо которого шмыгают в Алтай монгольские ламы, а вершину р. Песчаной можно считать близко лежащей к центру тех калмыцких стойбищ, где бурханизм граничат с одной стороны с новокрещеными, а с другой с оставшимися верными прежним преданиям... Группа миссионеров совершила поездку по этим местам: «В с. Кош-Агаче к нам присоединился о. Владимир Токпешев. Руководить дальней поездкой взялся о. Владимир, как человек знающий местность; я же раньше не бывал в Кош-Агаче... На поездку по Кош-Агачинскому отделению нами было употреблено 7 дней. Из Кош-Агача мы сперва приняли направление вверх ни р. Чуе; затем — перевалились в р. Кукурю; далее— ехали вверх по реке Бузугун, до юрты зайсана Кудай-Бергена.

Теленгиты и саёнцы, живущие по реке Чуе и её притокам, издавна находятся под большим влиянием Монголии. И это влияние чуть ли не больше русского. Многие из них прекрасно говорят по-монгольски и хорошо читают монгольскую письменность. Сношения с монгольцами у них почти беспрерывные. За последнее время около Кош-Агача появились и китайцы-торговцы...»

В 1907 году известный исследователь Алтая, ботаник, краевед Виктор Иванович Верещагин, побывав здесь, оставил обширные заметки:

«Селение Кош-Агач, состоящее из десятка домиков и хорошенькой церкви, расположено по правому берегу р. Чеган-Бургазы близ впадения её в р. Чую. Есть телеграф и отделение таможни. За исключением телеграфиста, таможенного чиновника и священника, жители Кош-Агача исключительно торговцы, ведущие прибыльную торговлю с инородцами и Монголией. Какой процент барыша берется чуйскими торговцами, показывает следующий факт: ваза, стоящая в Кош-Агаче 3 р. в Улясутае продается уже за 13 р. Об этом же красноречиво говорят дворцы чуйцев в Бийске.

Впрочем, в последнее время торговля с Монголией падает. С русскими товарами начинают конкурировать товары английского, японского и даже китайского производства, Так, ткань, пользующаяся большим спросом в Монголии «далемба» в Кобдо продается китайцами по 1 р. 50 к. за кусок, а в Бийске кусок далембы стоить 2 р. 25 к. Этот товар теперь уже не везут из Сибири в Монголию.

Для своих надобностей купцы организовали частную почту, которая раз в неделю ходит в Онгудай. Имеется отделение транспортной конторы Варвинского.

В Кош-Агаче можно достать все необходимое, но все по очень высоким ценам. Жизнь здесь вообще очень дорога.

Я зашёл в главный здешний магазин Игнатьева; красный товар, посуда, чай, сахар, сапоги, калоши, духи, помада и проч. Оказывается, и духи и помаду покупают инородцы, нередко из-за красивой склянки или коробки. Зайдя в лавку, инородец берет, как дитя, что ему бросается в глаза, будь то блестящие металлические пуговицы или красивый флакон с духами.

Кош-Агач - единственный русский поселок в Чуйской степи. Население Чуйской степи состоит из кочевников теленгитов и киргиз. По переписи 1897 года, произведенной статистиками Главного Управления Алтайского округа, по правому берегу Чуи находятся 27 аилов и по левому — 15 аилов.

Отношения между теленгитами и киргизами далеко не дружелюбны. Теленгиты жалуются на обиды и притеснения, причиняемые им киргизами.

Местами в ближайших окрестностях Кош-Агача встречаются песчаные бугры. Только по берегам рек, озёр и стариц на береговых разрезах можно видеть нетолстый слой мелкозёма...

22 июня я предпринял налегке с одним проводником экскурсию в верховья р. Тобожок на Курайском хребте. Ущелье Тобожка отчетливо вырисовывается за Чуей на желтовато-сером фоне безлесных гор. До него, кажется, рукой подать. Но расстояния здесь, благодаря необыкновенной прозрачности воздуха, удивительно обманчивы. По справке оказалось, что от Кош-Агача до ущелья около 20 верст!

Выехав пасмурным утром из Кош-Агача, мы переехали в брод Чую. Летом в малую воду бродов через Чую несколько и они неглубоки. Вода в Чуе совершенно прозрачна и чуть-чуть желтовата.

Миновав болотистую пойму, поросшую кустарниками, мы поднялись на слабо наклоненное к Чуе плато. Оно каменисто и представляет на первый взгляд совершенно бесплодную пустыню…

Ущелье р. Тобожок покрыто лиственничным лесом. Но он здесь, как и везде, безжалостно вырубается. Молодняка нигде не видно, так как скот вытаптывает нежные всходы лиственницы. Очевидно, недалеко то время, когда этот наиболее приветливый уголок в окрестностях Кош-Агача будет представлять ту же безотрадную картину, как и долины других рек в районе Чуйской степи. Но теперь ущелье Тобожка представляет чрезвычайно приятный контраст с окружающей пустыней: здесь и лес и обилие цветов. Недаром жители Кош-Агача едят сюда на пикники.

26 июня продолжаем подниматься вверх по Тархатты и скоро пересекаем левый приток Тогоотты (монгольское название «чаша»). Тропа проторена довольно хорошо. Видно, что и в этих неприветливых местах живут люди. Вскоре навстречу попался большой караван верблюдов, направляющийся в Кош-Агач. На каждого верблюда нагружено пудов 16-18 шерсти.

Только верст за 8 до Кош-Агача бесплодная пустыня сменилась зеленой болотистой поймой низовьев р. Чеган-Бургазы. Пойма покрыта низкорослой зеленой травой и зарослями белого тала и козьей ивы.

В Кош-Агач прибыли в 6 часов.

28 июня мы совершили однодневную экскурсию в верховья пересыхающей речки Кок-сайры, правого притока Чуи.

В Кош-Агаче рассказывают, что там, на горе Кок-саирбас или Иикту, находят будто бы куски железа, котлы и остатки древних сооружений».

В 1907 году В.И. Верещагиным устроена по поручению Статистического Бюро Алтайского округа в Кош-Агаче метеорологическая станция.

24 июля 1909 года томским губернатором сделаны визиты Онгудайским чиновникам, начиная с управляющего местной таможней. Онгудайская таможня переводится в Кош-Агач.

В 1909 году закончена постройка и освящен епископом Иннокентием новый храм. Храм здесь издавна был очень тесный. С увеличением населения в Кош-Агаче, который являлся видным пограничным пунктом, где имелись таможня, телеграф, почта, явилась нужда в новом храме. Энергичный миссионер, священник Вл. Токпешев, служащий в миссии 15 лет, деятельно стал собирать нужные для постройки средства.

Первым откликнулся на призыв миссионера торгующий в Кош-Агаче чиновник П. А. Копылов, пожертвовавший сразу 10.000 рублей. За ним пошли мелкие жертвователи, и вот благолепный храм украшает Кош-Агач. Стоимость церкви оценили в 14.000 рублей.

В кош-агачской церковноприходской школе обучается пять мальчиков и три девочки. Православных – семь. Из крестьян трое, из инородцев пять. Содержится на средства епархиального училищного совета: 300 рублей.

В 1910 году урочище Кош-Агач так описано в отчётах: «Здесь стан миссионера с церковью во имя Св. Петра и Павла... Жителей инородцев кочевых 275. В местной школе обучалось 5 мальчиков и 5 девочек. Обращено из язычества в отчетном году 13 человек…

Болезнь… среди инородцев уже третий год. Сперва она была среди новокрещеных, кочующих выше села Кош-Агача, в верстах в 20—60, но умерло их немного: человек 15 обоего пола. В прошлом году та же болезнь появилась среди киргиз, и от неё умерло 150 человек. Умирали самые главные богатые люди. А нынешний год, с августа месяца, эпидемия выбирает себе жертвы некрещеных инородцев, проживающих от Кош-Агача на юго-запад, верстах в 10—40. В самое короткое время умерло здесь несколько человек, и, также как и у киргиз—самых богатых и влиятельных. Эти умершие язычники были главные бурханисты, которые заставляли подчиненных людей переходить к новой вере бурханизму, и уничтожать старую, шаманизм. Они были не только притеснителями своих язычников, но и гонителями ново-крещенных, которые жили около их и кормились от них...

Когда захворали наши богачи, главари бурханизма,—родственники их, немедленно послали послов за ламами, чтобы они скорее ехали лечить больных и молиться за них. Услыхав о появившейся эпидемии, ламы полетели в Чаган, где хворали те богачи по два и по три сразу. Стали они лечить и молиться за больных, хвастая, что скоро всех их вылечат, так что никто не умрет, лишь бы только больные не жалели своего богатства на дары бурхану, от которого зависит жизнь человеческая. Но сколько ни старались и сколько ни утешали ламы своих пациентов, а все-таки смерть стала брать свое: один за другим умирали богачи».

В 1911 году село Кош-Агач, Чуйского отделения, 2-й Чуйской волости включало 21 двор и родовое управление 2 чуйской волости. Население его составляли 41 мужчина и 52 женщины. Кроме того, отмечены церковь во имя апостолов Петра и Павла, миссионерская одноклассная школа (бл. 2), в которой числилось 21 учащийся, почтово-телеграфное отделение, таможня, ветеринарный пункт, резиденция участкового медицинского фельдшера, четыре торговых мануфактурные лавки, перегрузка жировых товаров идущих из Монголии.

В 1911 году Сапожников В. В., так описывает Кош-Агач: «…состоит из отдельных усадеб, разбросанных без всякого порядка, на значительном расстоянии друг от друга. Усадьбы, всего числом до 20, частью рассеяны по левому берегу Чуи, частью расположены по протокам левого ее притока Чеган-Бургазы. Центральное положение занимает деревянная церковь с опрятным домом священника вблизи. В стороне стоит таможенный дом. Вокруг на десятки верст раскинулась щебнистая пустынная степь с редкой травкой. Степь окаймляют степные хребты, синеющие на севере и белеющие на юге. О юга степь заперта высокой грядой Чуйских белков со снежными вершинами и многими ледниками.

Плотная дорога идет все время правым берегом Чуи, и только за километр от Кош-Агача бродом переходит на левый берег, где разбросаны постройки селения. В более высокую воду этот брод глубок; тогда приходится или переплавляться в лодке, или объезжать на верхний брод, километров на 2 выше.

…Климат его достаточно суров, чтобы исключить всякую возможность земледелия. Только священнику удалось с большими усилиями создать маленький огород, где растут редька, морковь и свекла.

Случается, что первая травка появляется лишь в конце мая. Хлеб сюда привозятся из Шебалиной и пр. селений северного Алтая и цена на него слишком велика (и продаётся 2 руб. п. и дороже). Подражая кочевникам, местные жители (русские) держат довольно много скота, запасая на зиму сено в пойме Чуи, поросшей тальниками и лиственницами. На почве пользования травой и лесой с чуйской поймы возникали недоразумения между русскими и киргизами, которые настроили себе деревянных зимовок по берегу реки.

Главное и почти исключительное занятие жителей Кош-Агача — торговля с туземцами окружающего района, киргизами и теленгитами. Для этой цели при каждом доме имелся амбар с товарами: мануфактурой, железом, чаем, посудой, табаком и т. п.

Из крупных торговцев в Кош-Агаче отмечу Колмакова и Назыра Бакича Колгаманова; первый торгует преимущественно с теленгитами и киргизами русской стороны, а второй через своих агентов скупает шерсть в Монголии. В последнее время до Кош-Агача проведён телеграф и почта.

В Кош-Агаче есть таможенный пункт и взвод казаков человек в 12. Остановиться в Кош-Агаче можно в одном из чистеньких домиков, принадлежащих русским торговцам. Здесь установилась даже определённая плата за постой в размере 70 коп. с лица в день вместе с содержанием».

Непрерывно увеличивался ввоз в западную Монголию муки через Кош-агачскую таможню; со 102 пудов в 1891 г. он вырос до 5 093 пудов — в 1911 г.

В 1912 году работали торговые заведения А.С. Афанасьева, Я.П. Букина, М.А. Козловского, две лавки фирмы «Наследники И.Г. Игнатьева», годовой оборот которых составлял 52 тыс. руб., отделения фирм А.В. Колмакова и Н.Б. Калгаманова. Товары от г. Бийска до с. Онгудая транспортировались гужом, от Онгудая до Кош-Агача и далее в Монголию в тюках на верблюдах.

Провозная плата от Онгудая до Кош-Агача - 80-90 коп., от Кош-Агача до монгольского пункта Кобдо - 60-80 коп.,

25 июня 1916 года высочайшим указом от предписывалось призвать взрослых мужчин нерусской национальности, принадлежащих к инородческому сословию, на военно-тыловые работы. Это решение в Кош-Агачском районе вызвало массовый протест среди алтайцев, выразившийся в разных формах.

Началось массовое бегство в соседнюю Монголию среди казахов и теленгитов Чуйской долины.

15 июля были получены бийским уездным исправником следующие сведения еще: «Киргизы, кочующие на границе протяжением в 300 верст в окрестностях Кош-Агача с целью избавиться от воинской повинности собираются бежать в Монголию». Бийский исправник командировал в помощь Кош-Агачскому приставу одного из приставов Бийского уезда с урядником и двумя стражниками и одновременно просил томского губернатора прислать на границу воинскую часть. Действия полиции не дали никакого результата.

К 25 июля уже две трети кочующих на границе казахов (181 или 189 юрт) ушли в Монголию, уведя с собой до 500 голов разного скота. «Находясь за границей, - докладывал Кош-Агачский полицейский пристав, -ушедшие киргизы совместно с монгольскими подданными киргизами-киреевцами стали делать набеги на Кош-Агачскую степь, угоняя скот, принадлежавший оставшимся в пределах России инородцам». Все должностные лица волости - старшина, его помощник, заседатель (он же мулла), волостные судьи, сборщик податей, сотские, за исключением казначея, - были среди бежавших в Монголию.

В 1916 году в Кош-Агачской школе обучаются 12 мальчиков и 8 девочек. Учительница Анна Токпешева, окончила Епархиальное училище.

После свержения самодержавия

В 1918 году "по докладу Анучина …за благо объединить в самостоятельную республику земли, входившие некогда в состав государства Ойрот, а именно: русский Алтай, земли минусинских туземцев, Урянхай, Монгольский Алтай и Джунгарию. Для учреждения республики назначить курултай (съезд депутатов) от народов названных земель, который состоится в местности Кош-Агач 23 июля 1918 г.; каждая из названных земель посылает на курултай депутатов в числе по одному от каждых трех тысяч населения. Для организации созыва и открытия курултая, а также для всех могущих возникнуть переговоров по делам республики, избирается особоуполномоченная комиссия из трех лиц. В состав ее входят Анучин, Аргымай-Кульджин и Тюкин".

В июне 1918 года штабс-капитан Сатунин, прибывший в Кош-Агач в качестве ветеринарного врача Монгольской экспедиции, поднял контрреволюционный мятеж.

11 апреля 1920 года подразделения 234-й полка (комполка Нератов, военком Богатырев), который стремительным ударом овладел в ночь на 7 апреля урочищем Айгулак и захватил 50 пленных, вступили в Кош-Агач.

В 1921 году советский военачальник Карл Карлович Байкалов писал он в одном из донесений, настаивая на переброске в пограничный пункт Кош-Агач хотя бы одного «штатного батальона»: «Меня озадачивает не превосходство противника, а прорыв в Горный Алтай». Находившиеся в Кош-Агаче две роты 185-го полка, по его словам, представляли «живые мощи», неспособные противостоять белогвардейским бандам в случае вторжения их на территорию Горного Алтая. В связи с постоянными вылазками банд на границе с Монголией был открыт 7 район милиции в Кош-Агаче.

В 1922 году у села строится первый деревянный мост через р. Чую.

9 ноября 1923 года действующая Онгудайская таможня была перемещена в Кош-Агач и стала именоваться Кош-Агачской таможней I разряда с подчинением Сибирскому отделению Главного таможенного управления в г. Иркутске.

Весной 1924 года по Чуйскому тракту пошли первые караваны в Монголию под эгидой только что образованного 1-го Акционерного общества «Транспорт», открывшего одновременно конторы в Бийске, Онгудае и Кош-Агаче. Только за 1924 год общество «Транспорт» по Чуйскому тракту перевезло до 30 тысяч пудов грузов в Кош-Агач и около 10 тысяч пудов в обратном направлении.

В феврале 1924 г. вся территория Горного Алтая была поделена на 5 судебно - следственных участков. Кош-Агач вошел в 5-й судебно-следственный участок. Но он был образован несколько позднее остальных, после апреля 1924 г. Судебный участок состоял из 4-х человек: народный судья, секретарь, помощник секретаря и рассыльный. Следственный участок из 3-х человек: следователь, делопроизводитель, рассыльный.

Первым народным судьей Кош-Агачского 5-го судебно-следственного участка следует считать Петрухнова (по документам). 5-й судебно-следственный участок просуществовал недолго, менее года, и был ликвидирован.

В начале декабря 1924 года состоялся III съезд крестьянских обществ взаимопомощи Горно-Алтайской автономной области, рассмотревший отчет о деятельности облкресткома в течение года. Остро нуждающиеся крестьянские хозяйства получили возвратных и безвозвратных денежных ссуд на общую сумму 9.183 руб. Большую часть безвозвратных кредитов получили Кош-Агачские кресткомы. Было отправлено для бедноты в Уймонский и Кош-Агачский аймаки 1200 пудов хлеба.

В 1925 году автомобили Госторга и акционерного общества «Шерсть» впервые совершили семь рейсов по всей трассе от Бийска до Кош-Агача и обратно. Появление первого автомобиля, как рассказывают очевидцы, в Чуйских степях вызвало настоящий переполох среди алтайцев и казахов Кош-Агачского аймака. Стар и млад садились на лошадей и ехали смотреть на удивительную повозку, которая, освещая себе путь в ночной темноте громадными глазищами, двигалась быстрее иного коня и, что самое главное, двигалась без посторонней помощи. Не иначе как сам шайтан, злой дух, толкает повозку. Было решено преградить дорогу шайтану. Но повозка ловко объехала завал и как ни в чем не бывало продолжала свой путь. Упорные пошли на «последнее» средство — ночью плотно залепили грязью «глаза шайтана» — фары. Но и «крайние» меры не могли, естественно, остановить победное шествие автомашин по Чуйскому тракту. Вскоре профессия шофера становится самой популярной. О водителях автомашин рассказывали увлекательные истории, слагали песни.

24 сентября 1925 год Бюро Ойротского обкома РКП (б) приняла постановление о создании в Кош-Агачском, районе кочующих агитаторов, как представителей партийных организаций по проведению массово-политической работы среди коренного населения.

23 декабря 1925 году в Кош-Агачской волости население выделило школе сто баранов на питание детей. На II областном съезде профсоюзов подчеркивалось, что в Кош-Агачском районе батраки нанимаются со своими семьями к зажиточным, «сплошь и рядом за одно молоко, не получая больше никакой натуральной платы. Жилищные условия батраков кошмарны, в суровые 45-градусные морозы они ютятся в дырявых аилах... Санитарно-гигиенические условия жизни батраков просто ужасны...».

30 января 1926 года принято решение об открытии 4-го судебного участка в Кош-Агаче (выделить его из третьего Онгудайского). Несмотря на то, что решение о создании 4-го судебного участка в Кош-Агаче было принято в декабре 1926 года, фактически он начал работать в апреле 1927 г. Обслуживал он Кош-Агачский и Улаганский аймаки. Участку досталось тяжелое наследство: множество уголовных дел, тянущихся с 1924-1925 гг., особенно по скотокрадству, взаимные претензии государственных и кооперативных органов, огромная территориальная разбросанность участка, нехватка квалифицированных кадров, бытовая неустроенность и т. д.

В 1926 году в Кош-Агаче, Кош-Агаского аймака, Ялангашский сельского совета находятся районный исполнительный комитет, сельский совет, районная больница, школа первой ступени, почтово-телеграфное отделение, ветпункт. Есть дом крестьянина, где работает местный политпросвет. Здесь же могут останавливаться проезжающие. Население составляют служащие Сибторга, телеграфа, почты, аймачных учреждений и т. п. Имеется общественная столовая, в которой полное питание стоит 1 руб. 20 коп. в день. Торговля ведётся Госторгом и небольшим местным кооперативом. В селе 228 хозяйств. Население 424 мужчины и 311 женщин.

В этом году областными партийно-советскими органами был проведен опрос кочующих скотоводов Кош-Агачского аймака за переход на оседлость. За переход высказались —38%, против —32%.

12 октября 1927 года на заседании Кош-Агачского аймакисполкома (протокол № 41) образован Чибитский сельский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Чибитское сельское поселение)

В 1927 году закончилось в Кош-Агачском аймаке межселенное землеустройство.

На 1 марта 1928 года в Кош-Агачском аймаке не существовало каких-либо объединений.

В Кош-Агаче баи не только «подготовили» список кандидатов в сельский Совет, но и договорились о своей кандидатуре на должность председателя аймакисполкома. Бай Казакбаев, пытаясь задобрить бедноту и получить право голоса, обратился в кредитное товарищество с таким заявлением: «Желая помочь бедняцкому населению, я предлагаю свои услуги кредитному товариществу, заключающиеся в нижеследующем: прошу принять от меня 40 голов скота, которые и выдать в ссуду беднякам».

В 1928 году в с. Кош-Агаче в обязательном порядке собрали на ликпункт свыше 100 человек неграмотных в возрасте от 14 до 28 лет, поставили вооруженных дневальных и в порядке военной дисциплины проводили обучение грамоте. Подобные явления встречали решительное осуждение со стороны общественности.

Со второй половины 1928 года облисполком ввел в практику работы дифференцированное руководство сельскими Советами, т. е. особый порядок издания материалов инструктивного и руководящего характера на алтайском языке. В Кош-Агач направлен практикант.

В 1928 году в отчетных материалах указывалось, что среди алтайцев наблюдались случаи, когда «на арендованной земле работает сам же сдающий, средствами снимающего землю хозяина, за непомерно низкую долю в результатах». В Кош-Агачском районе баи арендовали сенокос исполу: «сено косится пополам с баем, вывозится на лошадях бая и на усадьбе делится пополам между баем и бедняком».

В 1929 году была организована группа бедноты.

В конце 1929 года в Кош-Агачском аймаке бай Акынов Сагиль, глава казахского рода Саргалдак, создал подпольную контрреволюционную группу. Некоторым из ее руководителей во главе с влиятельными баями Гамовым Минатом и Эржеповым Аделькеримом удалось бежать в, китайскую провинцию Синьцзянь. Там они установили связь с казахскими националистами и повели агитацию за откочевку казахов из Кош-Агача.

17 февраля 1930 года образована областная контора «Транспорт» В связи с массовой перевозкой грузов в области на заседании Ойротского облисполкома было принято решение об организации самостоятельной областной конторы «Транспорт», в подчинение которой перешла уже созданная на тот момент подобная контора в Кош-Агаче.

18 февраля 1930 года Кош-Агачский национальный аймак «первый закончил проведение сплошной коллективизации». Но почти все национальные хозяйства, в том числе и колхозники, вели кочевой и полукочевой образ жизни. В колхозе «Мухор-Тархата» даже председатель жил за несколько километров от центральной усадьбы. В Кош-Агачском аймаке при перекочевках границы колхозов и сельских советов не учитывались. Выпаса использовались по праву захвата, без учета их рационального распределения между колхозами.

В начале марта 1930 года баи Казахского сельсовета организовали группу в 250— 300 человек и пытались освободить арестованных баев, находившихся в Кош-Агаче. После неудачи 148 казахов откочевало за границу.

В 1931 году началось продвижение промкооперации в южные районы области. В Кош-Агачском аймаке появились предприятия по производству кирпича, пиломатериалов, телег и саней, металлических хозяйственных предметов, мебели и т. д. Грузообмен через Кош-Агач достигает 6558 т (вывоз в МНР 4256 т и ввоз из МНР 2302 т), не считая скота, идущего гоном в количестве 11.139 т.

В 1931 году организованы специальные женские пункты по ликвидации неграмотности. Своеобразие этих пунктов заключалось в том, что при них были созданы комнаты (детские ясли).

7 августа 1931 года в соответствии с постановлением ЦК ВКП (б) бюро Ойротского обкома ВКП(б) утверждён план изданий районных газет в условиях коллективизации. Издаётся газета «Советская Ойротия» Кош-Агачского аймака.

В 30-х годах большие надежды подаёт скульптор из Кош-Агача Ярымка Мечешев. К сожалению, до нас дошли лишь нескольких его деревянных скульптур, сохранившихся в музеях Горно-Алтайска и Барнаула.

Кош-Агач

В 1932 году открыт Дом алтайки.

В 1933 году Кош-Агачская таможня I разряда переведена в таможню III разряда.

В апреле 1933 года образован прокурорский участок, возглавил который Григорий Георгиевич Кардаманов. Следственный участок возглавил Борис Васильевич Борисов.

12 июня 1934 года стартовал первый Западно-Сибирский автопробег Бийск – Кош-Агач: 28 грузовым и двум легковым автомобилям предстояло пройти 1100 километров труднейшей горной дороги. Машины прошли от Бийска до Кош-Агача и вернулись обратно за рекордно-короткий срок – 8 суток. Главной задачей автопробега была проверка эксплуатационно-технических качеств нового тракта, а также проверка в условиях горных дорог новых отечественных автомобилей ЗИС-5. Главным инициатором организации автопробега выступило общество «Автодор». Из-за того, что строительство мостов на Катуни ещё не было закончено, автопробегу пришлось воспользоваться паромными переправами в районе Усть-Семы и Ини.

Тракт ещё строился, поэтому было сделано большое количество объездов. 30 автомобилей ЗИС-5 и четыре легковых автомобиля стартовали от бийского моста, над которым был натянут транспарант из красной материи «Участникам 1-го автопробега большевистский привет». Из воспоминаний как раз одного из участников 1-го автопробега Дмитрия Николаевича Григорьева: «За первые сутки автопробег прошел от Бийска до Шебалино с остановками для проведения митингов-встреч в Майме и Черге. За вторые сутки - от Шебалино до Ини, за третьи - от Ини до Курая, за четвёртые - от Курая до Кош-Агача».

Вот небольшая заметка из газеты «Ударник Алтайдорстроя»: «Автопробег Бийск - Кош-Агач - Бийск, проведённый в июле нынешнего года, показал образцы прохода по Чуйскому тракту. Расстояние Бийск - Кош-Агач в 600 километров с грузом пройдено в 22 часа и обратно Кош-Агач - Бийск порожняком пройдено в 19 часов».

4 августа 1934 году крайком и крайисполком приняли постановление об освобождении 114 национальных колхозов от обязательных поставок зерна и картофеля государству на 1935 г. Весь валовой сбор зерна с освобожденных от поставок посевов предлагалось засыпать как кормовой фонд. В целях быстрейшего развития социалистического животноводства правительством Кош-Агачский аймак на два года полностью освобождался от всяких поставок животноводческой продукции. По ходатайству облисполкома колхозы и колхозники Кош-Агачского аймака полностью освобождались от поставок молока.

За успешную работу по подъему животноводства и хорошие показатели сохранения молодняка Кош-Агачский аймак по решению бюро обкома и президиума облисполкома был премирован кинопередвижкой.

1 января 1935 года на всём своем протяжении Бийск – Майма – Усть-Сема – Черга – Онгудай – Иня – Кош-Агач – Ташанта был сдан в эксплуатацию Чуйский тракт.

В 1935 году колхозники Кош-Агачского аймака получили по трудодням 567 коров, 257 лошадей и 12 326 овец. На приобретение скота в личное пользование выдавался кредит на льготных условиях. Поощрялись колхозники и единоличники, продававшие свой скот по контрактации.

В июне 1936 года был опубликован проект новой Конституции в печати и развернулось всенародное обсуждение его, длившееся пять с половиной месяцев. О значительных достижениях алтайского народа в культурном строительстве за годы Советской власти писали учителя из Кош-Агача: «Мы, молодые педагоги казахской школы, обсудив Конституцию, горячо приветствуем и одобряем ее. Годы царизма были годами угнетения и зверской эксплуатации алтайского и казахского народов. До революции в Кош-Агаче (имеется ввиду Кош-Агачский аймак – Е.Г.) было 5 церквей и только одна школа, где преимущественно учились дети баев, купцов и попов. Сейчас в Кош-Агаче 15 школ, в которых на родном языке учатся 1300 ребят».

В 1936 году готовясь к 20-летию Советской власти известный алтайский художник Н. И. Чевалков задумал написать цикл исторических работ о прошлом и настоящем Горного Алтая, в частности, картины «Социалистическая Ойротия» и «Счастливая зажиточная жизнь ойрота-колхозника». К сожалению, выполнить свой замысел полностью Н. И. Чевалкову не удалось. Отправившись в творческую командировку в с. Кош-Агач, художник заболел, перенес операцию, а через несколько месяцев умер.

В 1936 году областная газета «Красная Ойротия» писала: «В данное время из бывших воспитанниц «Домов алтайки» многие обучаются в совпартшколе, педтехникуме. Вот примеры: товарищ Эртечина окончила Совпартшколу и работает инструктором райкома партии в Кош-Агаче».

В 1936 году две партии сурков из Кош-Агачского аймака в количестве 113 голов были вывезены в Дагестан, в места, напоминающие Горный Алтай. Сурки в Дагестане хорошо прижились.

В 1937 году в Кош-Агачском аймаке на жилищно-коммунальное строительство было затрачено 156 тыс. рублей. Было построено 75 жилых домов и 3 бани. В Кош-Агачском аймаке активно участвовали в ликвидации неграмотности среди взрослых М. И. Кыстаева, Ю. А. Гончарова, Н. Ф. Хащанова, Н. Ф. Тозыяков и другие. Тем не менее, средства, отпускаемые государством, иногда недоиспользовались или расходовались на иные цели. Например, колхоз «Дяны дел» Кош-Агачского аймака из 2,5 тыс. руб., отпущенных в 1937 г. на строительство, израсходовал по назначению только 800 руб. В колхозе «Мухор-Тархата» 2 тыс. руб. вообще оставили без движения.

27 мая 1937 года при проезде советско-монгольской границы в Кош-Агаче арестован органами НКВД первый председатель Ойротского (Горно-Алтайского) облисполкома Никита Федорович Меджит-Иванов. При обыске изъяты: дипломатический паспорт, удостоверение торгпредства СССР в МНР, дипломатическое удостоверение на монгольском языке, дипломатическая почта, значки «10-летие Ойротской автономной области», «Герой труда» (по заявлению обыскиваемого – орден республиканского значения), «Орден Трудового Красного Знамени» и др.

В начале 1938 года был создан областной строительный трест, выделен прорабский участок в Кош-Агаче, который имел собственные основные и оборотные средства. Отсутствие вблизи леса не позволяло жителям села в те далекие года строить дома из деревьев, поэтому почти все дома были построены из самана. Последние саманные дома снесены в селе только в начале XXI века.

27 апреля 1938 года в плане мероприятий по переводу на оседлость, утвержденном бюро обкома и президиумом облисполкома, в Кош-Агачском, Улаганском, Онгудайском и Усть-Канском аймаках предполагалось построить 100 домов на общую сумму 500 тыс. руб. и отремонтировать 80 домов.

В июне 1938 г. облисполком утвердил типовые проекты дома, рубленного из бревен, стоимостью в 3,5 тыс. руб. и сложенного из самана — в 2,8 тыс. руб. Для Кош-Агачского аймака стоимость домов повышалась на 1 тыс. руб.

В конце 1938 года на областном слете были подведены итоги социалистического соревнования. На слете были интересные выступления передовиков производства. Верблюдовод колхоза «Путь к коммунизму» Кош-Агачского района Кадыр Ачубаев сказал: «Работая в колхозе по уходу за верблюдами, второй год не имею падежа по стаду. Если 4 года назад в нашем колхозе было 60 верблюдов, то сейчас — 127. В текущем году сохранил всех полученных верблюжат. Колхоз наш богат. Только овец 13 тысяч голов. Более тысячи лошадей и большие гурты крупного рогатого скота. До вступления в колхоз я был бедняком, имел только одну корову. А нынче в колхозе, согласно Устава сельхозартели, имею 4 дойные коровы, 3 телят, 1 лошадь, верблюда и 70 овец. За прошлый год в колхозе заработал 2700 рублей, получил за хорошую работу дополнительную оплату скотом. Государство отпустило мне ссуду 3000 рублей на постройку дома, а до вступления в колхоз я даже не имел своего аила (юрты).

У меня 7 детей, на них от государства получил пособие 4 тыс. рублей. Дети школьного возраста учатся в школе бесплатно, получают медицинскую помощь, когда надо, прямо на дому. Тяжелое прошлое позади. А ведь я в недавнем прошлом получал объедки со стола баев. Кумыс пил и мясо ел только по большим праздникам. Нечего говорить о хлебе, которого не было совсем. А теперь все это я имею в достатке». Кадыр Ачубаев за самоотверженный труд был награжден орденом Ленина.

Даже в таком районе, как Кош-Агачский, где население в недавнем прошлом вело кочевой образ жизни, аилы и юрты уступали место домам и избам. К сентябрю 1939 г. в 16 колхозах Кош-Агачского аймака, объединявших 1550 колхозных дворов, насчитывалось 870 домов, расположенных преимущественно на центральных усадьбах колхозов.

1 января 1938 года к Кош-Агачскому сельсовету Кош-Агачского аймака относились следующие сельхозартели: «Им. Молотова»(93 двора, поголовье: КРС – 727, овец и коз 6636, лошадей – 339, денежный доход 126.151 рублей, стоимость ОСП – 126.162), «Кзыл—Ойрот» (95 дворов, поголовье: КРС – 743, овец и коз 9.407, лошадей – 424, денежный доход 98.035, стоимость ОСП – 148.631), «Мухорт—Тархота» (122 двора, поголовье: КРС – 899, овец и коз 12.270, лошадей – 539, денежный доход 141.165 рублей, стоимость ОСП – 184.701 рублей).

В 1939 году строится дом культуры. 8 из 19 колхозов Кош-Агачского аймака имели собственные автомобили.

24 июня 1941 году состоялся митинг жителей. В единодушно принятой резолюции говорилось: «Мы, трудящиеся села Кош-Агача, на вооруженное выступление германских фашистов ответим высокими производственными показателями, досрочным выполнением государственных обязательств и досрочным внесением средств по займу третьей пятилетки (выпуск четвертого года). Еще теснее сплотимся вокруг партии. По первому зову партии и правительства все, как один, выступим на защиту нашего Отечества».

11 апреля 1942 года бюро Ойротского обкома ВКП(б) в соответствии с постановлением ЦК ВКП (б) приняло постановление «О сокращении тиража и объема газет». Районная газета «Дьяны-Дьол» Кош-Агачского района сохранена.

В 1944 году по итогам соцсоревнования в животноводстве среди районов Алтайского края победителем признан Кош-Агачский район. Ему присуждено Красное знамя и денежная премия в размере 50 000 руб. Среди колхозов первое место в крае занял колхоз «Мухор-Тархата» Кош-Агачского района.

Кош-Агач

21 октября 1946 года с целью активизации культурно-просветительной работы среди работников отгонного животноводства в Кош-Агачском районе восстановлены юрты-передвижки.

В 1946 году русская советская писательница Мариэтта Сергеевна Шагинян, побывавшая в селе, так описывает свои впечатления: «Жизнь кипит: широкая улица с шумным движением местного транспорта — верблюдов и маленьких мохнатых лошадок под высокими алтайскими седлами. Пешком не ходит никто, все ездят верхом. На границе пустыни Гоби, на высоте двух с четвертью тысяч метров здесь... спешат люди с портфелями, но верхом на лошадках, в райсовет, открыта дверь в уютную столовую..., убрана книгами витрина, работает типография, возвращаются ребята из школы, несет почтальонша газеты и журналы в отличный парткабинет, — он здесь, как и всюду на Алтае... выполняет огромную культурную функцию — одновременно и библиотеки, и читальни, и лекционного зала, и консультационного бюро, и места для собраний, занятий и учебы». Если откинуть свойственные литераторам гиперболы («На границе пустыни Гоби» — до Гоби по прямой линии от Кош-Агача не менее 700 км, «на высоте двух с четвертью тысяч метров» — Кош-Агач лежит на полкилометра ниже), то в этом описании М. Шагинян достаточно красочно отражена картина жизни советского Кош-Агача. (Более подробно можно прочитать в рассказе М.С.Шагинян «Собрание в Кош-Агаче»)

20 июля 1948 года в постановлении бюро Горно-Алтайского обкома партии «О состоянии культурно-просветительной работы среди женщин в Кош-Агачском аймаке вскрывались недостатки в постановке культурно-просветительной работы среди коренного населения вообще и женщин в частности, что привело к оживлению феодально-байских пережитков. В Кош-Агаче появились факты возрождения старых обычаев: похищение невест, женитьба на несовершеннолетних, многоженство. Бюро потребовало от Кош-Агачского райкома партии улучшить просветительную работу среди населения и женщин. Это способствовало активизации работы женских советов, возникновению новых советов.

30 июля 1949 года по ходатайству Горно-Алтайского обкома КПСС и облисполкома распоряжением Совета Министров СССР в районах Горного Алтая было разрешено открыть 6 домов алтаек. С ноября 1949 года стал действовать дом алтайки в Кош-Агаче.

14 ноября 1951 года принято постановление, которое рекомендовало партийным организациям, домам культуры, клубам, культпросветпередвижкам Кош-Агачского, Улаганского, Онгудайского, Шебалинского, Усть-Канского, Усть-Коксинского районов проводить «День пастуха» (позднее он стал называться «Днем животновода»). Рекомендовано сельхозартелям проводить колхозные и межколхозные «Дни пастуха» продолжительностью 2—3 дня на центральных усадьбах колхозов, совхозов, районам — районные «Дни пастуха» 1—2 раза в год в районных центрах. На праздник приглашать работников отгонного животноводства поочередно с таким расчетом, чтобы в течение 2-х месяцев каждый чабан, табунщик побывал на нем.

Культпросветпередвижки принимали участие в организации и проведении праздника животноводов — «Дня пастуха». Первые 42 межколхозные «Дня пастуха» районные комитеты партии, партийные организации колхозов, культпросветучреждения области провели с 1 января по 10 февраля 1952 года. Они имели большой успех. На праздниках побывало 54% работников отгонного животноводства.

В местечке Уландрык Кош-Агачского района (место зимовки окота 6-ти колхозов) приехало 87 животноводов. Они обсудили доклады об итогах выполнения 3-летнего плана развития общественного животноводства, обменялись опытом работы, приняли социалистические обязательства в соревновании на 1952 год, прослушали лекции, просмотрели две кинокартины, концерт художественной самодеятельности Кош-Агачского районного Дома культуры. Передовиков наградили почетными грамотами, ценными подарками. На празднике чабаны приобрели различные промышленные и культурно-бытовые товары, в их числе радиоприемники, швейные машины, патефоны, книги. Животноводы проявили большой интерес к спортивным и стрелковым соревнованиям, массовым играм: игре в городки, перетягиванию каната, бегу в мешках, лазанию по канату, конным бегам.

В 1951 году небольшая партия архаромериносов завезена в Кош-Агачскую степь. В Казахстане на основе гибридизации архара с мериносовыми овцами выведена новая продуктивная порода домашних овец, приспособленная к существованию в горных условиях.

25 мая 1954 года в Кош-Агаче состоялось районное совещание старейших животноводов, на котором были подведены впервые итоги прошедшей зимовки и отмечен почетными грамотами труд 52 животноводов района.

19 июня 1954 года созвано совещание молодых пастухов. Его участники обсудили социалистический договор с тружениками Аскизского района Хакасской автономной области. После этого в течение июня — начала июля проходили 5 межколхозных (кустовых) «Дней пастуха» с охватом около 2500 человек.

И, наконец, — в Кош-Агаче состоялся районный «День пастуха». Как писала областная газета «Звезда Алтая», «...ровно в 10 часов на флагштоке заколыхалось алое полотнище. По традиции алый стяг должен поднять старейший и самый уважаемый пастух. Это сделал 70-летний Кадыр Ачубаев — верблюдовод колхоза «Кызыл Тан», награжденный орденом Ленина, двумя медалями, 41 почетной грамотой и многими денежными премиями». Затем с докладом выступил председатель аймакисполкома, состоялись вручение почетных грамот и ценных подарков передовым пастухам, концерт, спортивные соревнования. Был проведен митинг, посвященный прибытию в Кош-Агач делегации Баян-Улэгейского аймака Монгольской Народной Республики. Кош-агачские пастухи имели возможность узнать, каковы методы ведения животноводства у их братьев-соседей».

В сентябре 1958 года в Кош-Агаче была проведена научно-производственная конференция по вопросам повышения продуктивности животноводства в высокогорных районах области.

Кош-Агач
Кош-Агач. Аэропорт. Фото Е. Волокитина

26 июня 1962 года принято постановление «Об организации регулярного авиационного сообщения в области». Воздушное сообщение связало Горно-Алтайск с Кош-Агачем.

В 1963 году в Горно-Алтайской автономной области образован Кош-Агачский район - центр с.Кош-Агач. В Кош-Агачском районе были созданы хозрасчетные строительные участки.

В 1965 году организована Кош-Агачская лугомелиоративная станция.

В 1968 году в селе создан межколхозный ансамбль «Чуя» Кош-Агачского района.

В 1969 году в Кош-Агач, в межколхозный национальный ансамбль «Чуя» приглашают Николая Константиновича Воинкова – основателя алтайской эстрадной песни. С его приездом ансамбль получает новое звучание и получает широкую известность. Программы, которые составлял Н.К. Воинков для ансамбля «Чуя» носили интернациональный характер с преобладанием алтайских, казахских, русских песен и танцев. В 1978 году ансамблю присуждена премия Ленинского комсомола.

В 1970 году берега реки Чуи у поселка связал металлический мост.

В 1972 году Кош-Агач – аймачный центр со школой, почтой, земельным отделом, отделением банка, типографией, являющийся экономическим центром всей Чуйской долины.

30 октября 1973 г. По итогам соревнования Кош-Агачский район награжден Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

20 октября 1975 года за успехи в развитии народного хозяйства район награжден переходящим Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

В 1977 году Кош-Агач относится к Кош-Агачскому району Кош-Агачского поселкового Совета.

9 февраля 1978 год газета «Звезда Алтая» сообщила, что ЦК КПСС, Совет Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ по итогам Всесоюзного социалистического соревнования наградили Кош-Агачский район, колхоз «Путь к коммунизму» Кош-Агачского района переходящими Красными знаменами и денежными премиями.

В 1979 году в соответствии с постановлением ЦК КПСС начала издаваться районная газета «Чуйские зори» Кош-Агачского района

В 1980 году Кош-Агач – последний перед границей крупный населенный пункт на тракте, административный центр Кош-Агачского района. «Село расположено среди пустынной степи на берегу реки Чуя. Суровые природные условия накладывают свой отпечаток на облик села — оно почти без зелени. Неуютен Кош-Агач на первый взгляд, хотя застроен современной добротной постройкой. Но первое впечатление быстро меняется, когда видишь бесконечные поля белоцветных эдельвейсов с розовыми сполохами цветущих астрагалов и остролодочников».

5 марта 1982 года состоялось торжественное собрание представителей трудящихся Горно-Алтайской автономной области. Переходящим Красным знаменем Совета Министров РСФСР и ВЦСПС награждены Кош-Агачский район и колхоз «Кызыл Мааны» (Чаган-Узун) Кош-Агачского района.

В 2000 году в Кош-Агаче была построена мечеть.

В мае 2003 года в Кош-Агаче началось строительство нового микрорайона жилых коттеджей.

29 июня 2003 года на Алтае произошло землетрясение магнитудой 4,7. Кош-Агачский район был наиболее пострадавшим от землетрясения. В селе серьёзно пострадало несколько домов.

5 декабря 2009 года состоялось открытие Кош-Агачской центральной райбольницы.

В 2011-2012 годах в ходе реализации программы модернизации здравоохранения было введено в эксплуатацию новое родильное отделение Кош-Агачской центральной районной больницы, введённое в эксплуатацию в советское время в 80-х годах при Алексее Ивановиче Чанчаеве.

Кош-Агач

Сегодня

В селе построены новая школа им. Валерия Ивановича Чаптынова, больница, здания федерального казначейства, расчетно-кассового центра, Управления пенсионного фонда России в Кош-Агачском районе, детские сады, учреждения пограничной службы, жилые дома. Появились новые микрорайоны: аэропорт, Балахан, Финский, Красный мост, Восточный, ПМК. Работает небольшой забойный цех, а также налажено производство хлебобулочных изделий. Кош-Агачская районная больница оборудована современными охранными системами и системами связи, пожарной безопасности и компьютерными коммуникациями. Лечебное учреждение имеет две системы отопления - дизельную и твердотопливную котельные, две системы горячего водоснабжения - бойлерные на солярке и на электроэнергии.

Служивые пограничной заставы в советском прошлом построили добротные кирпичные казармы, конюшни, дома, конторы, которые до сих пор используются жителями, учреждениями: это здание «Россельхозбанка», здание пожарной части, жилые дома по улице Пограничной, бывшие склады Кош-Агачского районного потребительского общества

Есть АЗС, гостиницы, Дом культуры, кафе, несколько магазинов, филиалы Сбербанка РФ и «Россельхозбанка». Действует сотовая связь МТС, Мегафон и Билайн, банкоматы.

Особая достопримечательность - базар, где можно приобрести китайские и монгольские вещи по сносным ценам. Кожаные вещи можно купить в 3-4 раза дешевле, чем в Бийске, Барнауле или Новосибирске. Можно приобрести сувенирную продукцию в виде тюбетеек и настоящий кирпичный прессованный китайский чай - предмет экспорта еще в прошлые века.

4 сентября 2014 года в Кош-Агаче пущена в строй первая солнечная электростанция мощностью 5 МВт, что должно обеспечить электроснабжением три муниципальных района с населением 44,3 тыс.человек.

Прочее

В целях увековечивания памяти жертв политических репрессий, администрация МО "Село Кош-Агач", видимо с подачи целенаправленно разрушающих объективную память советского прошлого, выступает с инициативой о возведении в с. Кош-Агач мемориала «жертв» политических репрессий… В связи с вышеуказанным, публикует список. Возьмём, к примеру, №85 Бабашева Коротая. Дело Бабашева Коротая находилось в производстве больше 2 месяцев.

Есть протокол заседания тройки при УНКВД по Алтайскому краю № 5-13-к 5 ноября 1937 г.

Публикацию его приведём полностью, чтобы не оставлять что-то недоговорённое:

«Бабашев Коротай, 1900 г. рождения, уроженец ур[очища] Чабла Кош-Агачского аймака Ойротской области, из середняков, до ареста проживал в Чаган-Узунском сельсовете Кош-Агачского аймака, колхозник, бригадир. В 1919 г. доброволец банды Чекуракова, участник боев, с бандой уходил заграницу в Монголию, вернулся обратно в 1921 г., алтаец, малограмотный, беспартийный, не судим, женат, семья 3 чел[овека], имеет 2-х братьев — в ссылке за к-р деятельность,

Бабашева Коротая - РАССТРЕЛЯТЬ. Лично принадлежащее ему имущество конфисковать. № в том, что:

  1. Состоял активным членом контрреволюционной националистической повстанческой организации с 1935 года.
  2. Входил в состав руководства пятерки к-р группы и являлся военным руководителем организации в момент вооруженного восстания.
  3. Производил вербовку новых членов в к-р организацию — Тадырова, Малчинова [Ууша] и др., всего 3 чел[овек].
  4. Пятикратно присутствовал на нелегальных собраниях к-р группы и принимал активное участие в обсуждении вопросов.
  5. Вел контрреволюционную агитацию против существующего строя и колхозов.

Виновным себя признал. Изоб[личается] показаниями] Тадырова, Малчинова и др. Обвиняемый Бабашев арестован 28 августа 1937 г., находится под арестом в облтюрьме г. Ойрот-Тура.»

Нужны ли такие мемориалы?

Материал подготовил Е.Гаврилов. 18 декабря 2013 г.

Источники

Ссылка на сайт обязательна!

См. также М.Шагинян. Два рассказа об Алтае