Беккер Александр, Буханько Николай. Ясные горизонты - Алтай Туристский. Туристический портал

Беккер Александр, Буханько Николай. Ясные горизонты

На ней короткое пальто и крошечные валенки. Высокая модная прическа. И такие голубые глаза, что сразу вспоминаются слова песни: «Не березку, не осинку, не кедровую тайгу, а девчонку-бирюсинку позабыть я не могу».

Газик-вездеход, натужно воя, с трудом преодолевает каждый метр заметенной дороги. Городская бирюсинка покачивается на сиденье рядом с шофером. Позади пять лет студенческой жизни, друзья и мама, оставленная в слезах. А впереди? Что там, впереди, за этой снежной метелью? Ново-Николаевка, колхоз «Страна Советов»...

Угадывая ее мысли, парни подбадривают:

— Знаменитый на всю страну колхоз и по урожаю, и по овцеводству. Ребята у нас замечательные. Никуда вы от нас не уедете.

— Клуб хороший? — интересуется учительница.

— Свой духовой оркестр, пианино...

В «Стране Советов» мне приходилось бывать и раньше несколько раз. Всегда там у людей хорошее настроение, боевое соревнование, слаженная работа. Ничего не изменилось в этом отношении и теперь, после жесточайшей засухи прошлого года. Злые горячие ветры вдоволь нагулялись по степи, над полями Романовки, где трудится прославленная бригада Александра Александровича Беккера. Резко снизился урожай зерновых. возникли серьезные трудности из-за недостатка кормов. Уменьшились доходы артели. Но засуха оказалась в самом главном бессильной: не поколебала уверенность человека в силу своих рук и разума.

Еще лучше, тщательнее готовят к зимнему окоту отары овец Николай Порфирьевич Макарышкин и Иван Антонович Гончаров. Еще раньше заводят машины Егор Горбунов и Андрей Пичугин и везут навоз на свекловичные участки. А комбайнер четвертой бригады Беккер пришел в контору и неторопливо сказал:

— Я хлеб получать не буду.

— Но ты его заработал, он твой.

— У меня пока хватит, а у других маловато.

И сильнее, чем когда бы то ни было, захотелось понять истоки этой высокой сознательности, дисциплины. Посмотреть, как руководители хозяйства работают с народом, как говорят с ним, как умеют слушать его. Мне повезло. Председатель колхоза Николай Николаевич Буханько, несмотря на поднявшийся буран, отправлялся в поселок Бугры. У него было неотложное дело — провести бригадное собрание и прочитать доклад об итогах декабрьского Пленума ЦК партии.

Заехали к чабанам. Тут работает укрупненная чабанская бригада, которой руководит Иван Антонович Гончаров. Семь человек обслуживают 1.627 овец. Опытные животноводы Григорий Мостовенко, Василий Петровских, Анатолий Тычкин и другие за последние годы в среднем получают на 100 маток по 110 ягнят и настригают около 7 килограммов тонкого руна с овцы.

Сейчас чабаны на пороге важнейшей кампании — скоро начнется окот. И первый вопрос председателя Гончарову:

— Какая помощь нужна, Ваня?

— Все есть, — отвечает Иван Антонович, — клетки сделали, в помещении побелили. Красная глина и мел у нас есть. Осталось продезинфицировать тепляк да сакманщиков подучить.

Да, дела у чабанов идут своим чередом, можно не беспокоиться.

Мне вовсе не хотелось бы рисовать образ этакого добрячка—председателя. Николай Буханько умеет быть требовательным и строгим, принципиальным до конца.

Вспоминается история неожиданного провала Эдмунда Гартмана. В короткий срок он вывел отстающую третью бригаду в ряд лучших. Энергичный, толковый, он сумел сплотить людей, поднять культуру земледелия, стал соперником в соревновании с бригадами Александра Кульшина и самого Беккера. И вдруг сорвался... Осенью нагрузил десять мешков картошки на машину и отправил в Рубцовку автоинспектору.

Буханько был непреклонен — снять с работы. Нельзя поступаться принципами, говорить одно, а делать другое. Нельзя прощать грубейший проступок коммунисту, да еще в колхозе, соревнующемся за звание коллектива коммунистического труда. Так говорил он к на собрании, и в правлении. Эдмунд Петрович ответил за свою ошибку и теперь подбрасывает уголек в топку колхозной кочегарки. Но председатель верит, что Гартман еще покажет себя.

В первой бригаде вы можете познакомиться с Алексеем Беззубенко, дисциплинированным, опытным трактористом. И постороннему человеку невдомек, что совсем недавно, года два-три назад, Алексея считали в поселке неисправимым выпивохой и дебоширом. Для него ничего не стоило придти навеселе в гараж, завести автомашину и уехать неизвестно куда.

Как-то он пришел в кабинет к председателю. Подождал, пока остальные выйдут, смаху бухнул:

— Прошу ссуду. Дом хочу строить.

— Правление, конечно, может помочь, но кому? — подумав, сказал Буханько. — Хорошему труженику можно, а тебе...

— Брошу, Николай Николаевич, поверьте.

Поверили и помогли. В общем, поищите-ка теперь тракториста лучше Беззубенко!

Кто знает, почему Буханько принял тогда сторону незадачливого тракториста. Возможно, такое решение ему подсказало природное чутье. Или сказался многолетний опыт партийной работы, основное в которой — дойти до каждого человека, умение отличить в нем главное, закономерное от случайного, временного? А может быть, просто не забылась привычка военного летчика всегда действовать по формуле: точный расчет плюс... чуточку риска.

...Лейтенант Буханько умел и любил летать. В 1936 году комсомолец Николай Буханько в числе молодых добровольцев пошел в авиацию. А в мае 1946 года старший лейтенант Николай Буханько совершил последний полет. Его грудь украшали знаки воинской доблести: ордена Боевого Красного

Знамени, Отечественной войны первой степени, орден Красной Звезды. 425 боевых вылетов — есть что вспомнить. На всю жизнь остались в памяти дымное небо Западного фронта и Орловско-Курской дуги, Ленинграда и прибалтийских республик.

И вот последний полет. Демобилизация. Снял комбинезон, шлем, очки. Начинается новая жизнь. С грустью прощался Николай Буханько с эскадрильей, где был заместителем командира, с друзьями.

Но летать можно не только в воздухе!

Хирург делает сложнейшую операцию, и человек, обреченный болезнью на гибель, возвращается к жизни. Рабочий делает вроде бы нехитрое приспособление к станку и выпускает за смену втрое больше деталей, чем дает напарник. Разве это не полет? Ты бросаешь в землю зерно и в равных условиях, под тем же солнцем, на той же земле, собираешь урожай вдвое больше соседа. Разве это не полет?

Беккер, Буханько. Их имена обычно называют рядом. Когда видишь одного из них, невольно вспоминаешь второго. И дело, видимо, не только в том, что они работают в одном хозяйстве: один председателем, другой бригадиром. У них и во внешности, при всей непохожести, много общего. Оба плотные и краснолицые, будто вырубленные из одного куска крепчайшего материала. Тот же уверенный взгляд, искринка мысли в глазах.

Когда в феврале 1957 года колхозники избрали председателем Николая Николаевича Буханько, сельхозартель «Страна Советов» уже славилась развитым тонкорунным овцеводством. Здесь была выведена алтайская порода овец, сложились замечательные кадры чабанов: А. Н. Водолазский, А. П. Крымский, Н. П. Макарышкин. Здесь работал заслуженный зоотехник РСФСР, лауреат Государственной премии Федор Яковлевич Вовченко, который и сейчас трудится в артели.

Отстающей отраслью было растениеводство — низкие урожаи, никудышная производительность техники, засоренность полей.

За полеводство, за наведение порядка в землепользовании и взялись в первую голову новое правление колхоза и партийная организация. Пересмотрели состав бригадиров, вплотную занялись подготовкой постоянных квалифицированных кадров механизаторов. Строго начали спрашивать за нарушение правил агротехники. Во всех добрых делах разведчиком и пропагандистом стала бригада Александра Беккера, уже к тому времени добившаяся высоких показателей.

Из нее, из бригады Беккера, пошли по всему колхозу ранняя глубокая зябь, отбор (не очистка, а отбор) высококачественных семян крупных фракций, любовное возделывание каждого клочка пашни. Затем культура земледелия перешагнула межу соседнего колхоза «Восток». В нем на 350 гектарах беккеровцы выполнили весь комплекс сельскохозяйственных работ. Они наглядно показали, как надо обрабатывать землю. Это поле подшефные назвали «полем дружбы». В борьбе за высокую культуру земледелия по призыву Беккера и других знатных механизаторов включились тысячи хлеборобов Алтая. Сама же бригаде Беккера и весь колхоз шли вперед, от рубежа к рубежу. С 1957 года по 1962 год средний урожай зерновых по колхозу составил 20 центнеров с гектара, Беккер собирал по 21—25 центнеров. Его бригаде, одной из первых в крае, присвоили звание коллектива коммунистического труда.

Росла и экономика колхоза. За шесть лет его доходы увеличились вдвое, и в 1962 году составили полтора миллиона рублей. Артель перешла на денежную оплату труда. И даже в неблагоприятном 1963 году хозяйство получило хороший доход.

Да что цифры? Посмотрите на села и поселки, и вы увидите, что колхоз в будущее идет широким шагом. С каждым годом хорошеют села. В них поднимаются новые просторные школы и больницы. детские ясли и клубы, общественные бани и столовые. В Романовке и Ново-Николаевне проведен водопровод. Забота о человеке на первом месте.

Тут придется выдать одну «стратегическую хитрость» председателя. Лучшие общественные здания: клубы, школы, красные утолки и многое другое в первую очередь строятся не на центральной усадьбе колхоза — в селе Ново-Николаевке, а в бригадах, в дальних поселках.

— Чтобы не было излишнего тяготения к центру, — дипломатично поясняет Буханько.

Поселки полностью радиофицированы и электрифицированы, пользовании колхозников более 70 телевизоров.

По-прежнему доминирует в экономике артели овцеводство. Выведенная здесь алтайская порода овец является в настоящее время плановой улучшающей породой для многих республик. Племенные животные экспортируются и границу.

Теперь надо навсегда оградить полеводство от капризов природы, получать гарантированные урожаи. Это может и должна дать только химизация сельскохозяйственного производства. Так подсказывают партия, сама жизнь.

Хлеборобы уже полным ходом двинули «малую химию»: вывозят навоз и навозные плиты, задерживают снег тракторами и вручную. Там, где поля почти лишены снежного покрова, они делают сквозные валы лопатами. Пример подал опять же Александр Беккер.

На высоком месте построено здание конторы с вывеской: «Опытно-показательная сельскохозяйственная артель «Страна Советов». Отсюда открывается милый сердцу пейзаж раздольной алтайской степи, новые ясные горизонты...

Любят этот пейзаж люди, которые живут в хлеборобском степном краю, полюбится он и голубоглазой девчушке-бирюсинке.

В. Дуюнов. Рубцовское управление.

Алтайская правда, 1964 г.

Перевёл в текстовой формат Е.Гаврилов, 12 августа 2015 года.