Дайбово — изначально посёлок староверов, а впоследствии база лесозаготовителей, на территории Турочакского района, расположенный на левом берегу р.Бии, между селами Дмитриевка и Удаловка. Ныне не существующий.

Дайбово
Здесь когда-то было село Дайбово

Туристское значение

На сегодняшний день место, где был расположен посёлок, представляет печальное зрелище заброшенного и разрушенного села. Дайбово интересно лишь для сборщиков папоротника тем, что в ещё оставшихся от деревни сараях они складируют и обрабатывают папоротник-орляк.

Дайбово
Дайбово

Как добраться

Если ехать от Турочака, примерно через три километра от села Удаловки будет указатель «Дайбово 2». Налево к реке Бие уходит проселочная дорога, по которой, в основном, ездят сборщики папоротника. Расстояние до реки примерно 1,5 километра.

Раньше, когда в деревне жили люди, в этом месте ходил паром. Сегодня от него практически ничего не осталось. Так что добраться до Дайбово можно только на моторных лодках с помощью местных жителей, которые порой проплывают мимо.

Лучше всего до места бывшего села добираться или из Удаловки, или из Дмитриевки, с помощью местных рыбаков, на их лодках.

Дайбово
Дайбово

Население

Как такового списочного населения в Дайбово нет. Тем не менее, в одной ветхой избушке, недалеко от бывшего парома, ютится семья из двух человек, да в километре вверх по течению от переправы расположен добротный дом, где проживает одна семья.

Дайбово
Дайбово

История

Староверы

Наиболее вероятно, что село основано в 1828 году старовером Никифором Дайбовым, по фамилии которого оно и получило название. Дата приведена в документальной повести бывшего заведующего Бийским экскурсионным бюро, активного члена Алтайского отдела Географического общества СССР, Тигрия Георгиевича Дулькейта «Лыковы». Возможно, дату поведал ему неизвестный старец (имя которого запрещено обнародовать староверам), хранитель информации, который сопровождал семью Лыковых на поселение.

Следует отметить, что факт обоснования села, скорее всего, взят из летописи, старинной книге на старославянском языке в кожаном переплёте, где описана жизнь староверов, кержаков, со времён Соловецкого монастыря, откуда и идёт ветвь семьи Дайбовых. Начало документа выполнено клинописью. Документ есть и ныне, но недоступен, не достигаем для мирских людей и передаётся из рода в род.

Дайбово
Сергей Михеевич Дайбов - последний прямой потомок рода Дайбовых, на месте бывшего села Дайбово

Эту родословную держал в руках и изучал ныне живущий в Горно-Алтайске последний прямой потомок Никифора Дайбова — Сергей Михеевич Дайбов. В то время, когда он знакомился с документом, книгу ему решено было не передавать, так как он был к этой миссии не готов.

«Дайбовская линия прямого рода по мужской линии, как тётя сказала, упёрлась в меня. В то время я был человек современный, в молодости атеист, даже в партии состоял. Естественно, родословная должна у нас передаваться людям, которые идут в поверье. А я немножко ушёл тогда в сторону…

Хотя, надо отметить, что моя тётя всю жизнь меня тянула и молились за меня. Мне родословную не передали. Если бы я сбрачивался, веру хранил, соблюдал часовенный круг, то, возможно, летопись передали бы мне».

По словам С.М. Дайбова эта книга сегодня находится на севере, в скитах Красноярского края и недоступна мирском людям.

В этом краю есть целые посёлки, которые абсолютно нигде не учтены, люди там официально нигде не вписаны. Рождаются, живут, совершают браки по-староверски, учат грамоту.

История предков Дайбовых, основавших село на берегу Бии, идёт от трагических событий истории России — раскола Русской Церкви в XVII веке, когда царь Алексей Михайлович Романов и патриарх Никон (Минин) провели глобальную церковную реформу, изменившей практически все стороны религиозной, а затем и культурно-бытовой жизни русского народа.

Дайбово
Дайбово

Против неё тогда выступили священники, иноки и миряне. Дораскольное исповедание стали называть старой верой, а послераскольное реформированное исповедание — новой верой. Наименование «старообрядцы» было закреплено на законодательном уровне известным указом императора Николая II «Об укреплении начал веротерпимости».

Что интересно, как отметил Сергей Михеевич, в летописи, хранящейся в лесах Красноярского края, которую он читал, осада Соловецкого монастыря, начавшаяся, как известно, в 1668 году, продолжалась 15 лет. Но везде в учебниках она длилась 7,5 лет!

Если учесть, что после разгрома монастыря власть жестоко расправилась с не желавшими принять новую веру, то все документы, которые были официально опубликованы после этого, ни в коем случае не шли в разрез с интересами власти.

Перед тем, как обосноваться в Сибири, род Дайбовых жил на реке Керженец (Новогородная область), в Перми и на Урале. И всегда их род от Соловецкого монастыря и времён Сергия Радонежского был около монастырей.

Всегда во все времена русской истории к духовно сильным людям стекался народ. Духу русского человека всегда нужен духовный ориентир. Без веры человек – объект для тёмных сил.

Например, есть в Верхнем Уймоне за Мультой Филаретова гора. Говорят, там когда-то там селился старец Филарет. Он жил на вершине горы, молился за весь мир и к нему шли паломники.

Деревня Дайбово в старообрядческой традиции была именно таким центром.

Дайбовы были староверы, глубоко верующие люди, крепкие от веры, сохраняли, держали истинную веру и жили своим приходом. Они притягивали людей, которые стремились сохранить веру.

В частности, Карп Дайбов был очень сильным духом, держал веру, и всё формировалось вокруг него.

Дайбово
Дайбово

В роду Дайбовых, как истинных хранителей веры, передавались из поколения в поколение разные благословения на потребу повседневных дней, на потребу больших служб, в том числе крещение.

Поэтому их окружение тянулось к сильному духу Дайбовых, духу рода. И куда бы Дайбовы не переезжали, вместе с ними кочевали их единоверцы.

Остальные семьи кержаков селились вокруг них заимками, хуторками. И в зависимости, как родова. Одни роднятся, другие нет. У всех были разные характеры. Селились в удобных местах. Поселились, разженились, ещё полянку нашли, отселились. И так заимками. Хуторки, возможно, находились в десяти и более километрах от Дайбово. Это и Лыковы, и Мягковы, и другие, ныне неизвестные официальным источникам.

На моления, на большие праздники, староверы собирались в Дайбово. Возможно, было в Дайбово специальное помещение — молельный дом (церкви староверы тогда не строили).

Из рода в род Дайбовы передавали и передают корень воды. Эта некая ёмкость, которая переходит из поколение в поколение.

«Вода разбавляется в большую крещенскую неделю, богоявление. И всегда остаётся предыдущая. Она не выливается, не переливается, а обновляется. В основном ею причащаются достойные представители рода, которые примером показали свою приверженность вере, идеалам, были праведниками, честными, ревнительными сохранителями веры, наделённые хорошими качествами.

Поэтому когда упокаивался человек, соответствующий этим требованиям, то перед смертью его причащали коренной водой.

По роду Дайбовых это — старинная стеклянная бутылка, зелёного цвета. Но я её видел только по молодости. Мне её показывали, но у меня тогда был ещё ветер в голове.

Потом я спрашивал: где она находится? На данный момент — в скитах».

Передаются староверами богородичные просвиры — древнее упоминание. Дайбовы владели ими около 400 лет. Сейчас они все также переданы в скиты на севере России.

Дайбово
Закат в Дайбово. Фото В. Владимирова

Первое официальное описание села Дайбово датируется 1899 годом. «Заимка Дайбово» была отнесена к Верхне-Кумандинской волости. В одном русском хозяйстве, как писалось тогда, жили 6 мужчин (до 7 лет – 2, 14-18 — 1, 18-60 — 3), 12 женщин (до 7 лет – 4, 7-12 — 2, 12-16 — 2, 16-55 — 4). В заимке стояло два пятистенных дома.

В хозяйстве Карпа Дайбова было 17 овец, из крупного рогатого скота — 15 телят до 1 года, 2 нетеля до 2 лет, 20 быков, 28 коров (итого 65 голов). Кроме того, имелось 13 лошадей — жеребят до 2 лет – 4, нерабочая лошадь и 8 рабочих лошадей.

Пасека в Дайбово насчитывала 21 колоду пчёл.

В 1899 году жителями Дайбово было поставлено 800 копен сена.

Отметим, что заимка Дайбово не являлась единственном населённым пунктом староверов. Если проводить аналогию с поселениями, которые в настоящее время существуют в сибирской тайге в Красноярском крае, то Дайбово являлось как бы центром веры, куда в определённое время стекалось с различных заимок на моления большое количество единомышленников, уединённых, как и Дайбовы, от мирской суеты в лесах данного района. Староверы, кержаки, старались с официальной властью во все времена дел не иметь.

Доказательством может служить брак Акулины Карповны Дайбовой с Карпом Осиповичем Лыковым, от которых родилась Агафья Лыкова.

Жили староверы по своему большому часовенному кругу (полный годовой круг), который используется в молениях, службе в церквях, пользовались календарём-уставом. «Бога богову, а рожь сеять».

Соблюдался некий баланс между духовными и земными делами.

Все книги большого часовенного круга были очень редкие. Ныне у С.М. Дайбова хранится книга 1448 года или 1644 — «Списатель веры». По одним данным в России было выпущено 150, по другим — 850 экземпляров.

Дайбово
Сергей Никитич Дайбов с книгой его предков

Рассказывает Сергей Никитич Дайбов: «Это книга в деревянном и кожаном переплёте расходилась среди верующих людей. В роду Дайбовых был весь большой часовенный круг богослужения, который было до раскола Никона. Она присутствовала в нашем роду.

Книги большого часовенного круга, плюс канонические — очень большая библиотека. Она находится в скитах.

Большой часовенный круг подразумевает житие Собора, где описываются правила богослужения, когда, что и как на каждый день Это календарь, распорядок года. Для этого требуются определённые канонические богослужебные книги. Все книги, которые требовались по году, были в роду Дайбовых. В том числе была и книга «Списатель веры» — сборник текстов о вере христианской до раскола.

Есть и ныне у староверов большой и малый требник. По этим книгам складывается быт. Больший упор делается не на материальное. Если праздник Троица и надо что-то сделать, пусть даже чересчур срочное — никогда оно не делались. Всегда соблюдались каноны. Естественно, следование этим правилам и держит дух сохранения этой веры.

Сын церковный.
«Сын церковный»

В меня ещё есть книга «Сын церковный», изданная в 1600 году, свод правил, как себя вести в повседневной жизни.

У нас всегда были коровы, всегда сеялись, выращивались какие-то культуры — репа, брюква. Всегда заготавливались ягоды. Много ягод сушилось. Жили тайгой.

Ставили силки, так как не было чем тогда стрелять. Ставили петли, куда ловились звери. Всё это заготавливалось. Летом вырывались погреба, в которые зимой клали в больших объёмах лёд, который выпиливался на реке, засыпалось всё это опилками, мхом и делались ледники.

Урочище Дайбово — очень богатые, благоприятные места, которые обеспечивали общину, народ, посёлок всем необходимым для жилья. Выбрано это место не просто так. Здесь можно было посеять и вырастить, сходить за ягодой.

Места, в то же время, достаточно уединённые, чтобы никто их не трогал, так как они жили своим уставом, требником, который являлся той книгой, по которой строилась жизнь села.

Сын церковный
«Сын церковный», изданная в 1600 году - свод правил, как себя вести в повседневной жизни

Грамоте обучались по старообрядческим книгам. Все с детства начинали ходить на моления. На молениях, начиная с 2-3 лет, мальчики стояли около отцов, девочки – возле матерей. Всё раздельно. Дух воспитывался. Смотрели, как отец поставил.

Если имеешь большую веру внутри, то ребёнок это очень чувствует. Мы сейчас считаемся, по большому счёту, маловерами. Отсюда и наши проблемы, потому что чистота наша упала и страсти в большой степени нас одолевают. Поэтому всё сложнее и сложнее».

Одно время, после того, как пошли притеснения староверов, как поведала тётя Сергея Михеевича, Дайбовы переехали в Кебезень. Затем Карп Дайбов пытался с семьёй уйти в Китай.

Но поскольку жена Карпа была беременная, они решили вернуться. С собой они несли книги и иконы. Уходили тогда две семьи — Дайбовы и Лыковы. С ними ещё уходил старец, но про него никто не знает. Он был как бы духовник двух семей.

У Карпа Дайбова было 13 детей: впоследствии кто красный, кто белый, кто зелёный — запутались. Кто в Гражданскую погиб, кто в Отечественную.

Сергей Михеевич Дайбов, долгое время гостивших в скитах староверов на севере России, к которому прикреплён наставник, отмечает: «Основная масса верующих людей находится на такой определенной частоте, и не понимает некоторые вещи. Для них важна обрядовость, соблюдение всех канонов веры. У староверов, хотя для них это тоже является высшей мерой, восприятие мира гораздо шире, глубже.

Есть три уровня правды: от ума, разума и духа. Исходя из того, на какой ступени человек находится на какой-то день, ему даётся определённый уровень правды.

В миру 21 ступень. Последние три ступени старцы живут в межмирье.

Дайбово
Дайбово. Икона, висевшая в разрушенном старообрядческом доме

Тётя говорила, что даже один истинно верующий в Бога, а я так понимаю это — очень большая вера в духе, спасёт миллион людей. В последние времена вера в Бога вытянется в ниточку, но, тем не менее, она будет держать мир. Господь ещё позволит нашему миру существовать.

Хочу сказать, точно знаю: чтобы не творилось, генофонд нации, русского народа, по крайней мере, в скитах на севере России, сохранён. Россия не погибнет.

Там живут светлые люди. Я был в скитах, гостил. Там живут те, кто сжигает документы, и в миру их нет. Это как былинные герои. У них несгибаемый дух и здоровье. Люди со светом внутри.

Меня поразил такой чисто бытовой факт. Старцы не моются в бане — там их нет. Живут в одиночестве годами, молятся. Я думал, что будет от них какой-то запах (представьте, что не моются годами!). Поверьте, запаха не было. Нет запаха грязного тела, одежды и т.д.

Молодые, совсем грешные, как говорят, стираются или ополаскиваются. Вот в чём суть.

Там есть женские и мужские монастыри.

Может быть, возрождение Руси начнётся со скитов. Объединятся женские и мужские скиты и дальше пойдёт рост русской нации.

Когда там был, там жил человек с Латвии, который объездил весь мир в поисках неизменной, нетронутой, истинной веры, чтобы нигде запятая не была переставлена. Такая у него была миссия. Он заявил, что, кроме как в этих скитах, неизменного нигде не нашёл. Везде что-то и где-то изменено…».

Дайбово
Дайбово. Лодка местных жителей

Советские времена

Со временем в Дайбово стали проникать люди, далёкие от убеждений староверов. И в какой-то момент Дайбовы (документально не выявлено) покинули эти места.

В 1926 году Дайбова заимка, Лебедского аймака уже начитывала 21 русское хозяйство. Проживало в ней 63 мужчины и 59 женщин.

В конце 20 и начале тридцатых в Дайбово начали проникать сплавщики древесины Ойротского областного леспромхоза.

В 1932—1935 годах в своем родном селе Дайбово, где она родилась и где еще жили их родственники, побывала Акулина Карповна Лыкова, урождённая Дайбова.

15 мая 1935 года на участке Дайбово по рекам Тибезя, Полыш и р. Бия скатано 28.561 кубометр древесины.

25 августа 1935 года выходит постановление объединенного заседания Президиума Облисполкома и Бюро Обкома ВКП(б) о разделе Ойротского областного леспромхоза. В Турочакском аймаке было создано два самостоятельных леспромхоза: Кебезенский и Дайбовский (резиденция в с. Дайбово), с непосредственным подчинением их тресту «Новосиблес».

Директором Дайбовского леспромхоза был назначен тов. Харин.

Бийская сплавная контора была подчинена Дайбовскому леспромхозу, на который была возложена реализация сплавляемой древесины и гашение банковских ссуд через Турочакский Госбанк, с передачей последнему ссуд из Ойрот-Туринского Госбанка.

За счет операционных средств в Дайбовском леспромхозе были утверждены штаты: 45 единиц с годовым фондом зарплаты 114.280 рублей.

Начальником Дайбовского ОРСа был утверждён тов. Вдовкин.

Годовой объем лесозаготовок в Дайбовском леспромхозе должен был составлять 40 тыс. куб. м.

Условия труда и быта были тяжелыми. Рабочие жили, как правило, в бараках, лес возили на лошадях (в 1939 г. только собственный обоз Дайбовского леспромхоза составлял 87 лошадей), пилили его ручными пилами.

Система снабжения хотя и была налажена отдельно от других категорий населения, но часто не было самых элементарных продуктов питания. И все же, по сравнению с оплатой труда колхозников, рабочие леспромхозов получали хороший оклад, который составлял от 100 руб. у рассыльного, 300 руб. – у рабочего, до 1000 руб. у директора в месяц.

28 июля 1937 года два золотничника-разведчика вблизи Дайбовского леспромхоза, Турочакского аймака открыли новое богатое месторождение золота. В течение двух дней разведчики лотком намыли 400 грамм золота.

В 1939 году численность населения по переписи в посёлке Дайбово Удаловского сельсовета составила 583 человека — 300 мужчин и 283 женщин. Это наивысшая за всё время существования села официальная цифра численности населения.

31 марта 1939 г., по штатному расписанию Дайбовского Леспромхоза тр. «Алтайлес» в п. Дайбово, начальник лесозаготовительного участка реки Верхний Полыш И.Л. Макарьев получал 500, техрук М.П. Панов— 450, мастер лесозаготовок Г. К. Лопатин — 425, бухгалтер участка Каменев — 300, счетовод-статистик Г. Доровский — 175, кладовщик — 150, десятник-приемщик Космаков — 300, десятник-приемщик Григорьев — 200, десятник-приемщик Щербаков — 200, уборщица конторы — 80 рублей.

В 1939 году заведующий Дайбовским фельдшерским пунктом Ф.П. Кузнецов имел среднее специальное медицинское образование.

8 марта 1941 года призывник из Дайбовского леспромхоза тов. Токачев в день сдачи норм по лыжам дистанцию в 10 километров прошел за более короткий срок против нормы. Лыжный спорт стал тогда любимым делом членов многих организаций Осоавиахима.

20 мая 1941 года в Дайбовском леспромхозе, Турочакского аймака открыта сберкасса.

В марте 1943 года, на основании приказа треста «Алтайлес», была организована Бийская сплавная контора. От Дайбовского леспромхоза в распоряжение конторы были переданы 29 человек «постоянного кадра рабочих с их семьями», из них 17 – женщин.

Помимо постоянных рабочих, в леспромхозе работали сезонники, которые вербовались на основе трудовой повинности. Колхозы района, как и прежде, давали своих людей и лошадей на лесозаготовки. Рабочие не могли самовольно покинуть место работы. Прогулы и дезертирство (самовольный уход) карались.

Так, в приказе от 18 марта 1943 г. читаем: «Начальниками и мастерами лесозаготовительных участков до сих пор нарушается постановление СНК СССР в части сроков и порядка оформления и передачи в суды и прокуратуру материалов на прогульщиков и дезертиров.

29 октября 1943 года в приказе № 141, определявшем распределение кадровых рабочих Дайбовского леспромхоза по лесозаготовительным участкам, указаны фамилии 54 человек, из них 32 женщины.

В 1943 году в Дайбовском леспромхозе лесозаготовительный сезон начался 30 ноября.

К 1945 году в леспромхозе было 217 рабочих, 183 из которых составляли женщины. Женщины не только готовили и вывозили лес, но и сплавляли его по холодным горным рекам района.

Дайбово
Дайбово. Место, где был паром

После окончания войны леспромхоз еще несколько лет работал по условиям военного времени. Колхозники (только в зимний сезон 1947 г. рабочую силу и лошадей поставили в Дайбовский леспромхоз 17 колхозов Турочакского, 21 колхоз Старо-Бардинского (Красногорского) и 27 колхозов Солтонского районов), а также рабочие, привлеченные из других мест, не имели право уйти из леспромхоза.

К примеру, в приказе от 9 января 1947 г. содержалось требование привлечь к уголовной ответственности за самовольный уход с работы 4-х человек, 8 и 20 февраля - 15 человек.

1 сентября 1947 года в Дайбовской школе Турачакского аймака работало четыре учителя, вместе с директором. В селе был врачебный участок и трахоматозный пункт.

За четвертый квартал 1947 года Дайбовский леспромхоз заготовил 1300 кубометров леса.

16 января 1948 года в Урушпайской тайге, Дайбовского леспромхоза, лесорубы первой бригады — Клавдия Шолтагаева, Акулина Распаева и Мария Максарева горячо взялись за выполнение государственного плана.

Вскоре приехали на лесозаготовки колхозницы второй бригады - Нина Якушнина, Татьяна Шахова и Нина Базеева.

С утра до вечера колхозницы-лесорубы прилежно работали на лесосеке. В результате упорного труда первая бригада каждый день выполнила свое задание на 128%, а вторая бригада — на 123%.

19 февраля 1948 года Бюро Горно-Алтайского обкома ВКП(б) и облисполкома, рассмотрев итоги социалистического соревнования по выполнению плана лесозаготовок сезона 1947-48 годов (по состоянию на 15 февраля 1948 года) признала победителем в социалистическом соревновании Турачакский аймак. Дирекция Дайбовского леспромхоза выделила средства и товары для премирования передовиков лесозаготовок.

19 марта 1948 года досрочно выполнен план лесозаготовок по участку Кушпа, Дайбовского леспромхоза. Весь заготовленный лес подвезен к реке и готов к сплаву.

21 марта 1948 года пионеры Озеро-Куреевского детского дома посетили Дайбовский леспромхоз, где поставили хорошие номера художественной самодеятельности. Население очень тепло встретило их выступление и просило приезжать еще.

7 апреля 1948 года лесоруб Дайбовского леспромхоза, Турачакского аймака, тов. Чинчинеев на основе стахановских методов труда за 49 рабочих дней выполнил 85 норм и заработал с прогрессивно-премиальной надбавкой 3.786 рублей.

Работу в лесу тов. Чинчинеев построил так. С места остановки он забирал весь инструмент: лопату, лучковую пилу, топор, мерку. Наметив свалить 12 деревьев, он в начале окапывал их из-под снега, затем спиливал, обрубал сучья и уже потом производил разделку.

К концу рабочего дня тов. Чинчинеев таким образом вырабатывал до двух норм.

23 декабря 1948 года включившись в социалистическое соревнование за досрочное выполнение плана лесозаготовок, рабочие лесозаготовительного участка Н.-Тибизя, Дайбовского леспромхоза, взяли на себя обязательство выполнить план лесозаготовок не позднее 1 февраля 1949 года. Обязательство подкрепляется стахановскими делами.

Рабочий Средне-Бийской сплавной конторы Алексей Иванович Беляев, встав на стахановскую вахту, за 13 рабочих дней выполнил 42 нормы.

Тов. Беляев хорошо освоил процесс труда.

—Не нужно затрачивать излишний труд и физическую силу при валке леса и его разработке, —говорит Алексей Иванович. — Прежде чем свалить дерево, необходимо осмотреть его, куда имеет наклон, с какой стороны больше сучьев, туда и нужно валить. Если место неудобно для разработки, то нужно свалить другое дерево с тем расчётом, чтобы оно лежало наперевес. При разработке дерева надо рубить сучья сразу заподлицо ствола, а не несколько раз один и тот же сук.

Тов. Беляев соревновался с кадровым рабочим Дайбовского леспромхоза тов. Бобровым, который также, выполнял дневные нормы на 250—300 процентов.

Тов. Беляев не снижая темпов работы до конца сезона выполнил в среднем не менее 200 процентов нормы. Его месячная заработная плата в ноябре составила 1810 рублей.

6 января 1949 года много внимания и заботы об улучшении медицинского обслуживания населения своего участка проявлял заведующий Дайбовским медпунктом фельдшер тов. Кузнецов.

Помещение медпункта выглядило уютным, чистым и светлым. Здесь имелось хорошо оборудованное родильное отделение, а также аптека, в которой можно всегда было приобрести ходовые медикаменты.

Благодаря хорошо поставленной профилактической работе, в 1948 году на участке не было ни одного случая острозаразных заболеваний.

21 апреля 1949 года Валентна Степановна Никулина — учительница Дайбовской семилетней школы, Турачакского аймака награждается медалью «За трудовое отличие».

В октябре 1949 года в Дайбовский леспромхоз в качестве кадровых рабочих были переданы из Косихинского района 75 семей (297 человек) немцев, высланных в свое время из европейской части страны.

Большая их часть была расселена в бараки и находилась, как показала областная проверка, в исключительно плохих условиях...

На всех участках Дайбовского леспромхаза выселенцы размещены были очень скученно, наличествовала антисанитария, бани не работали, дезокамер, уборных не было, в результате чего среди выселенцев наблюдалась вшивость, имелись случаи заболевания, особенно среди детей.

Большинство семей выселенцев продуктов питания и денег для приобретения их не имели, вследствие чего у рабочих-выселенцев была низкая производительность труда и невыполнение норм выработки, а отсюда и невыполнение плана лесозаготовок в целом по леспромхозу, т. к. основную кадровую силу составляли выселенцы.

Ситуация усугублялась тем, что часть семейных немцев была размещена с сезонными рабочими, поведение которых в свободное от работы время желало лучшего.

16 ноября 1949 года Турачакский Дом культуры организовал агитбригаду в составе 12 человек, которая выезжала на лесоучастки Дайбовского леспромхоза, где поставила ряд концертов художественной самодеятельности. В программе агитбригады были —одноактные пьесы, русские народные песни и песни советских композиторов. Члены агитбригады читали лекции и доклады, организовывали выпуск стенных газет и боевых листков.

27 ноября 1949 года областной отдел кинофикации на период сезона лесозаготовок направил на участки Дайбовского леспромхоза кинопередвижки, которые были обеспечены звуковыми кинофильмами: «Молодая гвардия», «Повесть о настоящем человеке», «Джульбарс», «Мичурин».

5 марта 1950 года в лыжном цехе Дайбовского леспромхоза работала Александра Ефимовна Каменева, которая до Великой Отечественной войны была домохозяйкой. Отправляя мужа на фронт, она решила, заменить его на производстве.

В 1949-1950 годах в Дайбовский ЛПХ было отправлено 360 человек так называемого спецконтингента (немцы, калмыки, армяне).

Дело в том, что за годы войны производство продукции сократилось в целом по сравнению с 1940 г. в 8 раз. Необходимо было не только восстановить довоенный уровень, но постоянно наращивать заготовку и вывозку древесины, так как этого требовало развивавшееся народное хозяйство Сибири.

Сортимент Дайбовского леспромхоза составляли строевой лес, рудстойки, шпальник, пиловочник и др.

Дайбово
Дайбово. Здесь ещё живут люди...

В 1950 году два леспромхоза — Дайбовский и Кебезенский — заготовили и сплавили по Бии больше 117 тысяч кубометров древесины.

1 февраля 1951 г. в приказе директора Дайбовского леспромхоза Ширко от ставилась задача вывезти до 15 марта с базы Орса (отдел рабочего снабжения) с. Турочак на лесозаготовительные участки Тюлем и Тюректеч и с базы с. Чоя на лесоучастки В. Полыш и Н. Тибезя 65 т муки, 22,5 т крупы, макаронных и кондитерских изделий.

Кроме этого требовалось доставить горючее, смазочные материалы, фураж, технические грузы.

9 марта вышел новый приказ, в котором говорилось о крайне сложном положении с завозом грузов в лесоучастке Тюлем, возникшем из-за того, что ОРС в свое время не привез грузы из Чои в Турочак. Для доставки продуктов и грузов в Тюлем предполагалось использовать весь обоз этого участка, а также 69 леспромхозовских и 50 колхозных лошадей.

Директор поставил задачу возить груз не только днем, но и ночью, просил начальников ЛЗУ «понять всю ответственность за перевозку грузов» и выполнить план завоза до 22 марта, то есть до начала весенней распутицы.

Дайбовский леспромхоз сам старался прокладывать дороги для своих производственных нужд — например, зимник Огни - Чоя.

В мае 1951 года в Дайбовском ЛПХ на курсы шоферов в г. Бийск было отправлено 15 человек, среди них В. Гурский, И. Каширский, М. Аникин, М. Ганов, С. Маняхин и др.

Резиденция Дайбовского леспромхоза в мае была перенесена в с. Турочак, а с 1956 г. леспромхоз стал называться Турочакским.

В 1951 году был закрыт Дайбовский фельдшерский пункт.

За вторую половину 1952 году необходимо было заготовить 110677 куб. м, подвезти 110697 куб. м и вывезти 87343 куб. м древесины.

На этих работах предполагалось использовать 324 рабочих, 114 лошадей, 4 автомашины, 7 тракторов, 20 электропил и 5 электростанций.

В зимний сезон 1952/1953 гг. на лесозаготовительных участках Тюлем и Тибезя, в конторе леспромхоза и на перевалочной базе ЛПХ в г. Бийске были задействованы 22 трактора, 19 автомашин, 15 электростанций, 93 электропилы, 3 лебедки, другие виды техники и оборудования.

13 января 1952 года быстро рос и благоустраивался поселок лесорубов Тюлем, Дайбовского леспромхоза. За два—три года здесь был построено 70 домов для семей лесозаготовителей. В поселке имелись фельдшерский пункт, семилетняя школа, общественная баня. Вскоре был сдан в эксплуатацию клуб на 200 мест. В домах лесозаготовителей ярко светились электрические лампочки, установлены репродукторы и радиоприемники.

15 февраля 1952 года досрочно выполнили план лесозаготовок бригады сельхозартелей «Алтайский пахарь» и «Прогресс», Турачакского аймака, работавшие на участке Тибезя, Дайбовского леспромхоза. Колхозники заготовили и вывезли около 1000 кубометров деловой древесины.

Особенно хорошо потрудились лесорубы этих колхозов Тимофей Этеков, Владимир Максимов, Мария Щелдагачева и Татьяна Пахаева. Каждый из них ежедневно выполнял нормы на 120—130 процентов.

4 апреля 1952 года в Дайбовском леспромхозе (директор тов. Ширко) хорошо знали особенности горных рек. Здесь, например, было известно, что летом река Тюлем выглядит безобидным ручейком, который можно легко перейти, не замочив ног. Зато весной горизонт воды и Тюлеме поднимался да полутора метров.

На берегах Тюлема, Польша и Тибизи были сложены в штабеля пятьдесят тысяч кубометров высокосортного кедра и пихты. Как только речки освобождались ото льда, древесина тотчас же шла на сплав.

Следует отметить, что в 1952 году в Дайбово несколько лучше подготовились к предстоящей навигации. По Тибизе в большим масштабах были проведены мелиоративные работы. Такелаж, инструмент и инвентарь были развезены по местам сплавных работ. Сволочены боны для установки запани в устье Тюлема. На сплавные участки было доставлено продовольствие, походные кухни и другой инвентарь. Обеспечено жильё для рабочих.

2 июля 1952 г. в Дайбовском леспромхозе был создана мощная техническая база. Предприятие получило в большом количестве дизельные и трелевочные тракторы, передвижные электростанции, бульдозеры, лесовозные автомашины, лебёдки, подъемные краны. Созданы были все условия для механизации основных трудоёмких работ — заготовки, подвозки и вывозки древесины.

8 июля 1952 г. Дайбовский леспромхоз сооружает новые здания для Тюлемской семилетней и Тюректечской начальной школ. Рабочие активно содействовали тому, чтобы первого сентября их дети пришли в светлые и просторные классы.

25 сентября 1952 года огромным трудовым в политическим подъемом был охвачен коллектив Дайбовского леспромхоза. Трудовую вахту несли рабочие и инженерно-технические работники всех лесозаготовительных участков. Они постаивали перед собой задачу — в честь XIX съезда успешно завершить работы по подготовке к осенне-зимнему сезону и завершить ряд мероприятий по обеспечению бесперебойного сплава леса весной будущего года.

Участки рапортовали о выполнении своих предсъездовских обязательств. Так, коллектив участка Каменная Сия провёл улучшение русла реки Сия на протяжении 18 километров. На участке было закончено строительство многоквартирного жилого дома. Число стахановцев на участке росло с каждым днем. Не было почти ни одного рабочего, не выполняющего дневных норм.

12 марта 1953 г. рабочие Дайбовского леспромхоза собрались у радиоприемников на лесных делянках. На суровых обветренных лицах лесорубов была невыразимая скорбь по поводу тягостной утраты. Обнажив головы прощались лесозаготовители с великим вождем и учителем. На всех четырех лесоучастках состоялись траурные митинги.

В простых и взволнованных словах, идущих из глубины сердца, люди выражали свою безграничную верность великому делу, которому Иосиф Виссарионович Сталин отдал всю свою жизнь, единодушную готовность идти по указанному им пути.

Дайбовские лесорубы с новой энергией взялись за труд, стремясь дать новостройкам сталинской пятилетки больше алтайского леса, внести достойный вклад в дело осуществлении заветов ушедшего родного, безгранично любимого товарища Сталина.

24 апреля 1953 году в Дайбовском леспромхозе раньше других развернул сплавные работы коллектив Тибезенского участка. Бригады, руководимые И. Васильевым и А. Новоселовым, выступили инициаторами круглосуточной работы на спуске древесины на воду. Поддержав этот почин, рабочие участка скатили в руку Березовый Ключ весь заготовленный лес.

Так же самоотверженно трудятся сплавщики. В первый же день бригады тт. Зяблицкого, Лопарева и Кривощёкова молем препроводили в реку Кебезя 1200 кубометров древесины.

Дайбово
Дайбово

1 мая 1953 года в Дайбовском леспромхозе коллектив участка Нижняя Тибезя первым начал скатку древесины с берегов реки Березовый ключ. Работа была завершена в течение трех дней. Успешно вели сплав и коллективы других участков леспромхоза. Накануне всенародного праздника— дня 1-го Мая они выполнили свое обязательство — спустили на воду всю заготовленную за зиму древесину.

В Тюлеме бригада Ивана Небогина при помощи мощных тракторов ежедневно скатывала на воду до 700 кубометров древесины — почти в два с половиной раза больше задания.

15 июля 1953 г. в посёлке Дайбово Удаловского сельсовета было 83 двора, в которых проживало 255 человек.

На 1 сентября 1953 года в школе Дайбово работали два учителя (вместе с директором). В школе обучалось 28 учеников.

22 сентября, 1953 года Указом Президиума Верховного Совета СССР от за выслугу лет и безупречную работу в Дайбовском леспромхозе были награждены: мастер Анохин Василий Иванович — орденом Ленина; пилоправ Панов Егор Потапович — медалью «За трудовую доблесть»; плотник Егоров Алексей Арсентьевич, тракторист Лазарев Иван Иванович, мастер Сельков Нестор Дмитриевич, лесоруб Столяров Федор Иванович — медалями «За трудовое отличие»;

1 ноября 1953 году в Дайбовском леспромхозах заметно увеличилось число передовиков производства. Так, на Тибезенском лесозаготовительном участке Дайбовского леспромхоза трелевщики леса Григорий Лопарёв, Андрей и Павел Кривощёковы, став на предоктябрьскую вахту, систематически перевыполняли нормы выработки. Своё месячное задание они выполнили и работали в счет ноябрьского плана.

На Тюлемском лесозаготовительном участке первенство в соревновании держали электропильщик Валетов, шоферы Каменев и Семьянов. Их ежедневная выработка была — полторы—две нормы.

12 ноября 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР от за выслугу лет и безупречную работу в Дайбовском леспромхозе были награждены: пилоправ Солобуева Мария Лазаревна — медалью «За трудовую доблесть»; шофер Гасс Роман Севастьянович и возчик Карпов Степан Никитович — медалью «За трудовое отличие»; возчики Кривощеков Павел Егорович, Лопарев Григорий Емельянович, Шамов Дмитрий Алексеевич, тракторист Небогин Иван Григорьевич, мастер Телюков Владимир Андреевич — медалями «За трудовое отличие».

11 января 1955 году дирекция доверила Ефиму Каширскому руководство первой в Дайбовском леспромхозе комплексной бригадой, заготовляющей лес цикличным методом. Семнадцать лет трудился на предприятиях лесной промышленности трелевщик Ефим Каширский. В 1954 году сверх задания он вывез с лесосек на верхние склады около трех тысяч кубометров древесины.

Лесозаготовители, работающие по-новому, доставляли в течение смены трактором С-80 весь сваленный лес к складам, где сразу же производилась разделка, хлыстов. Лесозаготовители ежедневно перевыполняли нормы выработки на всех операциях...

18 февраля 1955 году в Дайбово люди не задерживались больше года. Достаточно сказать, что только пять процентов лесозаготовителей в Дайбовском леспромхозе работали свыше трех лет. Не успевал человек освоиться с механизмами, овладеть той или другой специальностью, как увольнялся.

На лесопункте Тюлем Дайбовского леспромхоза топливо не подвозилось к общежитию молодых механизаторов. В общежитии не было ни одной тумбочки, неисправна была печь, не вставлены вторые рамы. Второй год здесь не могли поставить передвижную кухню, имеющуюся в Турочаке. Без действия стояли два хорошо оборудованных передвижных магазина. На лесопунктах Сия и Тибезя этого же леспромхоза не были оборудованы пекарни, хлеб зимой и летом доставлялся сюда за 35 километров.

Директор предприятия т. П. Савин считал, что заботу о нормальной работе магазинов, столовых и хлебопекарен обязан был проявлять начальник отдела, рабочего снабжения. Безынициативные, инертные люди сидели в отделах рабочего снабжения леспромхозов. Снабженцы не постарались даже вовремя заготовить и завезти на место картофель и овощи, не организовали лов рыбы.

1 марта 1955 году бригада Ефима Каширского, первой в Дайбовском леспромхозе перешедшая на работу по графику цикличности, повысила выработку больше чем на 30 процентов.

29 апреля 1955 году лесозаготовители передовых участков Дайбовского леспромхоза трудились с удвоенной энергией. Лучших показателей в работе добился коллектив Тюлемского механизированного лесопункта. Было вывезено на берега сплавных рек свыше 17 тысяч кубометров деловой древесины. Особенно отличились в соревновании водители лесовозных машин Роман Гасс, Иван Набогин, трактористы Петр Михайлов, Ефим Каширский и другие.

Усиленными темпами шла заготовка и вывозка леса на Сиинском лесопункте. Электропильщики Николай Богатырев, Михаил Щеткин. Михаил Колбышев систематически выполняли до полутора сменных норм.

10 июня 1955 года Дайбовский леспромхоз перевыполнил программу первого квартала и апреля по вывозке древесины. Если за весь 1954 год было вывезено 59 тысяч кубометров древесины, то за пять месяцев 1955 года вывезено было более 42 тысяч кубометров. Работа по-новому благотворно сказалась на производительности труда. Намного сократилось число рабочих, не выполняющих нормы выработки.

20 августа 1955 года несмотря на большие трудности, Дайбовский леспромхоз успешно справился с заданиями. План семи месяцев по вывозке древесины был выполнен на 120 процентов. Не отставала и заготовка древесины.

По коллективу Дайбовского леспромхоза, обязавшемуся заготовить ныне сверх плана не менее 25 тысяч кубометров деловой древесины, равнялись лесозаготовители Пыжи и Иогача, внедряющие передовые приемы труда.

7 сентября 1955 года Дайбовский леспромхоз в достатке был оснащен высокопроизводительными электропилами, мощными тракторами и автомашинами. Деятельность леспромхоза в последние месяцы показывала, что предприятие располагало огромными резервами. Задание по вывозке древесины в текущем году перевыполнялось. По сравнению с прошлым годом теми же средствами и той же рабочей силой заготовлено древесины было значительно больше. При всем этом леспромхоз добился экономии средств.

Руководство цикличными бригадами дирекция доверила наиболее опытным механизаторам. Инженерно-технические работники повседневно оказывали им помощь в расстановке техники и людей, в организации труда. Результаты оказались вскоре, причем с каждым месяцем они улучшались.

Передовой на Тюлемском лесопункте мастерский участок т. Ашихмина, целиком переведенный на цикличный метод работы, перевыполнял производственные задания почти в полтора раза. Вместо установленных 27 циклов в месяц бригада Петра Михайлова выполняла 29, а бригада Ефима Каширского — 33,2 цикла.

Показательны и такие сравнительные данные. В цикличной бригаде, возглавляемой Ефимом Каширским, выработка на одного рабочего была на полкубометра выше плановой.

Если раньше при обработке древесины в лесосеке сучкорубу приходилось переходить от дерева к дереву, за смену разводить несколько костров для сжигания порубочных остатков, то потом на верхнем складе эти операции отпали. Производительность труда сучкорубов резко повысилась. Это позволило половину высвободившихся рабочих с обрубки сучьев перевести на другие работы.

График лесозаготовок был построен так, что работы велись и в воскресные дни. Леспромхоз стал давать древесины на 15—16 процентов больше.

Непреложным законом стало соблюдение графиков планово-предупредительного ремонта механизмов, тщательное проведение технического ухода за ними.

Улучшению деятельности леспромхоза способствовал глубокий интерес всего коллектива к новаторским, прогрессивным приемам труда. Люди убедились, что при новой организации дела более полно загружается техника, особенно трелевочные тракторы, передвижные электростанции, лесовозные машины, создается коллективная ответственность за судьбу программы. При всем этом ярче проявлялись взаимовыручка между рабочими, занятыми на разных операциях технологического потока.

С новой силой разгорелось социалистическое соревнование. Широкая гласность был придана соревнованию на Тюлемском лесозаготовительном пункте, значительно перекрывающем производственные задания. Здесь ежедневно вручались переходящие красные флажки передовым электромотористам, трактористам и шоферам.

Социалистическое соревнование выдвинуло немало передовиков производства. Высокие образцы труда показывали водитель лесовозной машины Роман Гасс, мастер Аркадий Ашихмин, электропильщик Николай Богатырев, штабелевщик Михаил Медведев и многие другие.

10 ноября 1955 г. Коллектив Дайбовского леспромхоза вывез из тайги сверх плана 11 тысяч кубометров древесины.

21 апреля 1956 г. бригады Дайбовского леспромхоза в течении трёх дней скатили в реки Тюлем и Тибезя больше 30 тысяч кубометров древесины.

1 июня 1956 году уже более пяти лет Дайбовский леспромхоз расположен в Турочаке, однако название его остаётся прежним — по названию с. Дайбово. Это внесло путаницу в работу многих организаций края, имеющих дело с лесной промышленностью. Леспромхоз переименовывается в Турочакский.

На 1 сентября 1964 года в Дайбово работает два учителя вместе с директором. В школе обучается 30 учеников. В Дайбово отмечен фельдшерский пункт.

1 января 1965 года в посёлке Дайбово Удаловского сельсовета зарегистрировано 12 хозяйств, в которых проживает 40 человек…

P.S. Когда Дайбово покинул последний житель — пока выяснить не удалось.

© Е. Гаврилов, 20 октября 2019 г. Ссылка на сайт обязательна! Особая благодарность за информацию С.М. Дайбову и большую помощь в подготовке материала В.В. Владимирову и М. Волковой.

Источники