Катанда - Алтай Туристский. Туристический портал

Катанда — населённый пункт Усть-Коксинского района, Республика Алтай, протяжённостью в 4,5 км, расположенный между притоками Катуни, Малой и Большой Катандой, в совершенно плоской местности, Катандинской котловине, 960 м над у.м., отделяющейся от Уймонской степи небольшой гранитной грядой, отходящей от Теректинских белков. Административный центр Катандинского сельского поселения.

Катанда

 Усть-Коксинский район Карта

Туристский район: Район Белухи

Население

Количество жителей по переписи 2010 года составило 1038 человек.

Топонимика

Катан-Туу (Катанда, Катанду, Катанты, Катында, Котонда, Котанда) - алт. кат + ан — расположенный в виде грив, сборок, слоев, как бы сверху одетый слоями; алт. туу — отдельно стоящая высокая гора; возможно также п.-монг. xota(n)/xotu(n) — 1) город; 2) группа юрт; 3) стена (городская); монг. хот — 1) город; 2) хотон, группа юрт; 3) загон, стайка для скота; бур. хото(н) — загон, стайка, хлев; якутск. хотон — помещение для скота. Алт. кат — слой; слоистый; алт. кайа — скала, утес. Кат кайа — букв. слоистая скала, утес. Ещё одна версия: по мнению Сапожникова Василия Васильевича название Котанда, усвоенное русскими, конечно, тоже алтайского происхождения, но совершенно не принятое у калмыков, Котанда – есть испорченное Катын-да, т. е. на Катуни.

Природа и климат

В конце XIX века за деревней, ближе к Катуни, тянулась широкая луговина, покатая к реке; кое-где были раскиданы группы лиственниц, особенно по берегам Малой и Большой Котанды, а близ берега Катуни перелесок был погуще. Дальше видна долина Катуни, а за ней северные склоны Катунских белков. Прямо против деревни в сплошной цепи синих гор ясно обозначается крутая вырезка, в глубине которой виден снежный Ермак. Это - долина Нижнего Курагана, по которой начинается тропа к одному из перевалов через Катунские белки.

У приторов Катандинского седла Катунь крутит могучие вьюны, сердито пенится на перекатах, сбивает вокруг на тихих заводях легкие наносы, будто охвостья на большом кружаке. Голубой луч стреляет до самого песчаного дна и ломается в глубине, искрит тысячами маленьких солнц.

Катандинская степь имеет форму треугольника или, вернее, - трапеции. С севера она замыкается горой Саптан, которая, в сущности, представляет южный отрог Теректинского хребта; здесь степь достигает около пяти верст в ширину.

С востока и запада степь ограничена невысокими гранитными гривами, которые отходят в южном направлении от главного хребта простыми грядами, но, подходя к Катуни, ветвятся на несколько грив, которые и упираются в самый берег реки.

С южной стороны степь открывается проходом между гривами, едва ли достигающим одной версты в ширину. Совершенно ровная степь со слабым уклоном к Катуни орошается двумя горными речками, выходящими в степь из узких долин по обе стороны Саптана; они почти прижимаются к гранитным гривам, постепенно сближаются и, наконец, впадают в Катунь на расстоянии 100 сажен одна от другой отдельными устьями.

Из них западная называется Большая Катанда, восточная Малая Катанда; по-калмыцки: первая - Юстюгу-Тюлайлу, вторая - Алтыгы-Тюлайлу.

Большая часть Катандинской степи совершенно безлесна и занята ближе к селу обширным выгоном (поскотина), а ближе к Саптану - пашнями и лугами.

Течение обеих речек, орошающих степь, обрамлено лесом из елей, пихт, лиственниц, берез и кустарников. Такие неширокие полосы леса вдоль рек на Алтае называют "забокой". Отсюда лес распространяется и на гранитные гривы, но здесь уже только лиственница и отчасти береза.

Южный склон Саптана, круто падающий к степи широкими гривами, также безлесен, но там, где гривы переламываются на север, появляется и лес, включающий кедр, осину и другие деревья.

Почва степи, конечно, наносного происхождения; глубокие профили ее можно видеть по берегу той и другой Катанды перед впадением в Катунь. Вы видите крупные и мелкие окатанные валуны, сцементированные песком и глиной; материал большею частью не сортирован. При выкапывании растений нож уже очень неглубоко наталкивается на камни, но ближе к Саптану слой почвы значительно толще, что позволяет довольно глубокую вспашку.

Почва вообще довольно пориста, скоро высыхает после дождя, и поэтому в среднее по влажности летом земледелие возможно только при искусственном орошении, равно как и для Уймонской степи, поэтому из обеих рек при их выходе из гор выведено много арыков (поливные), которые извиваются, по пашням и лугам.

Катандинской степи по правую сторону Катуни соответствует высокая терраса, приблизительно на той же высоте над рекой; с восточной стороны она орошается Кураганом, устье которого приходится против восточной гранитной гривы, а по середине ее протекает Кара-джюл.

В одном месте терраса круто обрывается к Катуни и, постоянно подмываемая быстрым течением, осыпается, обнаруживая естественный профиль. Сложение ее таково же, как и Катандинской степи. Отсюда ясно, что происхождение наносов того и другого берега Катуни совершенно одинаково, как и соседней Уймонской степи и других террас в этом районе Катуни.

Гранитная грива, примыкающая к степи с запада, поднимается метров на двести над степью; она частью покрыта лесом, частью образует обнажения породы, особенно ближе к хребту. Там же есть довольно интересные пустоты в гранитных скалах, в виде широких чаш или котлов, но пустоты находятся по большей части на боковых стенках или даже на нижних; в последнем случае котлы будут опрокинутые.

На восточной гриве таких образований нет.

Из лиственных пород деревьев в лесной области есть еще два вида березы с более мелкими листьями -- Betula tortuosa и microphylla; первая отдельными экземплярами попадается на Катуни близ Катанды.

Средняя температура июля в Катанде 15,2°, в январе – 23,6°. Абсолютные минимум температуры воздуха наблюдались в январе – 56°, абсолютные максимумы отмечены в июне и июле и были равны 34°.

Средняя продолжительность безморозного периода в Катанде – 78 дням (с начала июня по конец августа). Большие амплитуды суточных и годовых температур, высокие максимумы летом, низкие температуры зимой, сравнительно небольшое количество осадков – характерные черты общей континентальности климата Горного Алтая – проявляются и здесь.

Весенние заморозки в Горном Алтае наблюдаются до третьей декады июня. Средняя дата последнего заморозка в Катанде - 9 июня

В Катандинской степях осадков выпадает в среднем 400– 450 мм (Катанда – 472 мм), а в отдельные годы количество их колеблется от 700 до 260 мм. На склонах окружающих степи гор осадков выпадает больше, в зависимости от экспозиции склона. Высота снежного покрова на последний день первой декады ноября в 1941-1958 гг.: в  Катанде была 6 см.

В Катанде наблюдается двойной максимум повторяемости направлений ветра, что объясняется местом её расположения в долине. В среднем за год на долю штилевой погоды падает в Катанде только 26% и наибольшая повторяемость (до 30– 33%) штилей наблюдается в летний период. Повторяемость сильных ветров невелика (максимальная 21 день в год).

Фауна. В с. Катанда, кроме медведя, встречаются росомахи, рыси, лисы, барсуки, колонок, белки, соболь, горностай, выдры, зайцы, а также разнообразные птицы. Однако самыми привлекательными являются каменный козел (ibex) и настоящий горный баран Ovis Ammon (аргали).

Серая жаба выходила из зимних убежищ 28 апреля (1994). Крот активен в течение всего года. Но весной после таяния снега, наблюдается усиленная деятельность зверька, в это время он увеличивает систему ходов в несколько раз. Первые свежие кротовины отмечены в Катанде 19 апреля.

Длиннохвостый суслик спорадично заселяет долину и пологие остепненные склоны в Катандинской степи.

Залегая в спячку, барсук забивает все выходы норы сухими листьями и землей. В 1994 году в Катанде последние были зарегистрированы на поверхности - 24 октября.

Полезные ископаемые. В окрестностях, по данным Ойротского облплана, были найдены киноварь и самородная ртуть в коренных выходах.

Знаменитые люди

В 1924 году в Катанде, в крестьянской семье, родился Герой Советского Союза младший комсомолец, сержант, русский, командир отделения автоматчиков 529-го стр. полка (163-я стрелковая дивизия, 40-я армия, 2-й Украинский фронт) Пимен Николаевич Наговицын. Отсюда он и ушел на фронт.

6 сентября 1944 года в бою за румынское село Макешты он пал смертью храбрых. 13 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за проявленное геройство, мужество и находчивость в бою при форсировании Буга, в котором П.Н. Наговицын вступил в бой за плацдарм и огнём прикрывая переправу обеспечил форсирование реки подразделением в р-не г. Ладыжин (Винницкой обл.), ему присвоено звание Героя Советского Союза. Награжден также был орденом Ленина, Красной Звезды, медалями. Похоронен в с. Макешты (Румыния).

Сегодня

В селе 10 улиц, и каждая улица имеет свое народное название, например: улица Зеленая – Болтовский край, улица Заводская – Шершневка, начало Советской улицы – Зеленый клин и другие. Центральная улица – Советская. Работает паром.

На территории Катанды находятся с/х предприятие ОАО «Катанда», частные фермерские хозяйства, сырзавод, ДРСУ, действует метеостанция. Кроме того, отмечены больница, дом престарелых.

В 2006 году построена и открыта 4 сентября новая "Катандинская средняя общеобразовательная школа" имени Героя Советского Союза Пимена Николаевича Наговицина, на базе которой существует школьный, имеющий уже более чем 20-летнюю историю музей (рук. Л.В. Синкина). Директор школы на данный момент является Альбина Викторовна Черепанова.

История

«Список населенных мест Сибирского края», выпущенный в 1928 году, устанавливает дату основания – 1836 год. Дата, похоже, выдуманная издателями, ничем не подкреплённая.

Некогда по речкам Малой и Большой Катанде, Тюнгуру и др. кочевали алтайцы (калмыки), число которых жители конца XIX века от Тюнгура до р. Тильдея определяли аилов в 40.

Около 1847 года между речками Большой и Малой Катандой поселилось 7-8 крещёных инородцев Сарасинской управы – потомки сарасинских киргиз Герасим, Иван и др., а также бухарец Никита. Все они принадлежали к «уклонившимся в раскол».

В то же время приселились к новой деревне пять семей крестьян – Ольховы, Буньковы и Опёнышевы. Эти первые оседлые садчики будущего селения не смогли должно выдержать борьбу с алтайцами (калмыками) – кочевниками, которые вынудили их через несколько лет покинуть занятое место и бросить деревню.

Со стороны алтайцев в этой борьбе, по воспоминаниям тех же катандинцев, выделились демичи Шеберень и зайсан – Тетерек – оба 7 алтайской дючины.

Но селение вскоре вновь возникло, так как на покинутое место «скочевал» новокрещёный алтаец Иван Кузьмин и поселился здесь; через год к нему присоединился инородец Уймонской управы Черепанов.

В тоже время алтайцы, кочевавшие по долинам речек Катанды Большой и Малой, Тюнгуру и др., начали постепенно креститься и приселяться к Кузьмину и Черепанову, а также приселилось три семьи крестьян Алтайской и Ануйской волостей – Субботина, Лубягина и Болтовского.

Дальнейшее приселение имело тот же характер, т.е. приселялись новокрещёные алтайцы, оседлые инородцы Уймонской управы и крестьяне старожила из предгорных волостей Алтая.

Вначале Катанда располагалась на левом берегу Большой Катанды, верстах в двух от Катуни. Со временем пространство между селом и Катунью быстро застраивалось заимками новоселов.

Летом 1865 года в окрестностях Катанды проводил ставшие знаменитыми на весь мир раскопки Василий Васильевич Радлов. Подробнее об этом смотри отдельную статью.

В 1879 году в Катанде осталась неосвященной построенная церковь по случаю прекращения бесплатного проезда.

17 февраля 1880 года Преосвященный Владыка Преосвященнейший Владимир, епископ Бийский в сослужении помощника начальника миссии игумена Макария, Мыютинского миссионера Василия Постникова, Катандинского миссионера о. Иннокентия и Черно-Ануйского миссионера освятил Пантелеимоновскую церковь в селении Катанде, Урсульского отделения.

В Катанде, имеющей более других православного элемента, в видах ограждения православных от раскольничьего соблазна, обращения язычников, и, еще возможно, вразумления раскольников давно планировали устроить миссионерский стан.

Для этого и была построена церковь, которая долго оставалась неосвящённою. Поступление в миссию иеромонаха Иннокентия дало возможность открыть в Катанде новый стан и по Уймонской долине новое отделение миссии.

В новом Катандинском стане открылась начальная школа.

В начале 1880 годов в Катанде появляются переселенцы из внутренних губерний, именно из Воронежской и Тамбовской. С этого времени селение начало быстро возрастать, а вместе с тем получила преобладание русская часть населения (не инородцы, считая, в том числе, и уймонцев).

Вскоре селение носило характер чисто русского, лишь с незначительной примесью уже обрусевших алтайцев (калмык).

В 1882 году в Катанде, относящейся тогда к Сарасинской управе было 66 жилых строений.

25 февраля 1885 г. явились в с. Катандинское старшина Ануйской волости с помощником писаря, выбрали из среды причисленных в Катанду крестьян в должность сельского старосты, старообрядца А. А-ва и кандидатом по нём крестьянина Г. З-на. Новому старосте выслали знак и печать и таким образом открыли в Катандинском миссионерском стане крестьянское сельское управление.

В катандинской школе обучалось 5 мальчиков и 5 девочек.

В 1888 году ученик катехизаторской школы Николай Залуцкий определён учителем катандинской школы.

В 1889 году открыто Катандинское отделение, простирающееся от Черно-Ануйского стана в глубь горную (по Уймонской долине) в 233 верстах, с противораскольническою целью, потому что считалось, что здесь находится гнездо алтайского раскола, численностью более 1048 душ. В состав Катандинского отделения входили: Катанда, с церковью во имя св. Великомученика Пантелеимона, домом для помещения миссионера и школою. Православных жителей 238, в том числе инородцев кочевых 119 и русских 119. Число грамотных 18, неграмотных 220. В школе обучалось 8 м. и 2 девочки.

Нижний-Уймон, в 15 верстах от стана. Жителей 109, в том числе инородцев кочевых 12 и русских 97. Число грамотных 21, неграмотных 88.

Верхний-Уймон, в 30 верстах от стана. Православных жителей 49, в том числе инородцев кочевых 47 и русских 2. Число грамотных (считая вместе раскольниками) 32.

Усть-Кокса, в 37 верстах от стана. Православных жителей 30, в том числе инородцев 16 и русских 14. Число грамотных (считая вместе с раскольниками) 23.

...Катандинское отделение своего миссионера не имело, а заведовалось ближайшим миссионером— черно-ануйским. В школе обучал ученик Катехизаторского училища знакомый с расколом Михаил Башкатов.

Совместно с православными во всех четырех селениях жили и раскольники не только разных толков и чашек по вере, но и разных племен. В селениях Катанде и Нижнем-Уймоне раскольниками были русские крестьяне.

В 1895 году в Катанде впервые побывал Василий Васильевич Сапожников. Все его экспедиции дальнейшие были связаны с этим селом. Вот его первые впечатления.

«Мы выехали из леса на обширную долину, которая раскинулась верст на десять в ширину, благодаря отступившим на север горам. Ее прерывали разветвленные арыки, питаемые р. Нижней Котандой, а впереди налево, ближе к Катуни, расположилось довольно большое селение Котанда.

Перед сумерками мы въезжали в деревню, по которой лихо гарцевали возвращающиеся с поля мужики и бабы, а колесо, казалось единственное на всю деревню, в пренебрежении валялось под огородом...

Полсотни домов вытянулись в две улицы по направлению к Катуни, оставляя небольшую площадку с церковью. Население состояло преимущественно из старообрядцев и крещеных калмыков, хотя есть и "церковные" (православные).

Крестьяне жили довольно зажиточно; имели 20-40 и более лошадей на каждый двор (?!) и достаточное количество рогатого скота (более точные сведения о «зажиточности» смотри ниже – Е.Г.)».

В. В. Сапожников отметил только зажиточность катандинцев, позволяющую им иметь батраков из местного населения, пользуясь дешевым трудом. Но в алтайской деревне происходило такое же расслоение, как и в других деревнях Сибири, и зажиточные крестьяне со временем превратились в кулаков.

«Хлебопашество в хорошем состоянии, но только благодаря искусственному орошению арыками (поливные канавы); многие имели пасеки, и, наконец, некоторые разводили маралов в больших огороженных "садах", т. е. садках, ведя прибыльную торговлю маральими рогами.

Марал – очень красивое животное со среднюю лошадь величиной; к большому сожалению, и здесь рога были уже спилены у всех самцов. Операция консервирования рогов, снятых еще тогда, когда они наполнены кровью, состоит в том, что сначала их держат над горячим паром и потом сушат. Последние годы цена на сушеные рога упала до 5 р. 50 к. за фунт, и, тем не менее, занятие это довольно выгодно.

Маралы легко приручаются и размножаются в неволе, хотя иногда убегают, несмотря на высокую изгородь. Весьма интересное наблюдение сделано крестьянами относительно стремления "зверей" к свободе: маралы, пойманные и прирученные, убежав летом в горы, к зиме нередко возвращаются; а родившиеся в неволе, однажды убежав, уже больше обыкновенно не возвращаются, хотя a priori можно было бы ожидать обратного.

Достаточность давала возможность крестьянам нанимать рабочих на покос и жатву, в качестве которых охотно являлись калмыки соседних аилов. За жатву платили 3--5 руб. с десятины. Сами крестьяне, наняв рабочих, в уборке хлеба участвуют мало, заботясь лишь о том, чтобы вовремя накормить и напоить рабочих.

Осенью, когда работы покончены, многие из крестьян вьючат несколько лошадей и уходят в горы на промысел за рыбой, орехами или зверями, удаляясь от своей деревни за 200 верст и более. Отсюда понятно, что жители алтайских деревень прекрасно знают географию Алтая и легко ориентируются в горах часто без всякой тропы.

Одному из проводников, которые пошли со мною из Котанды, я однажды показал карту, которых он раньше вообще не видал, и, объяснив, что это план Катунских белков, указал одну известную реку; тогда проводник, внимательно рассмотрев карту, верно назвал мне все главные реки и нашел даже одну ошибку в карте, которая действительно подтвердилась впоследствии. Вообще крестьяне горных деревень производят приятное впечатление смелостью, уверенностью в своих силах, знанием окружающей местности и довольно широким кругозором; эти достойные качества воспитались суровостью и привольем горной страны.

В Котанде был постоянный священник, но так как большая часть жителей старообрядцы, то положение его было довольно изолированно от населения и вообще, кажется, не из блестящих. Явного антагонизма между "мирянами" и староверами не заметно, но все-таки они держатся особняком, и, например, старовер не будет есть из одной чашки с церковным; да и вообще этот сепаратизм более традиционный и наследственный, чем по убеждению, и поддерживается в мелких привычках и обычаях».

Арыки проведены были не только в поля, но и в самую деревню, где они орошали огороды, переходя с одного двора на другой. В проведении арыков местные жители достигали значительной степени уменья и сноровки; так, например, для орошения маленькой степцы, соседней с Катандинской, раскинувшейся по речкам Кызыл и Тюнгур, вода перехвачена была довольно далеко в узкой долине и пущена почти горизонтальной канавкой, висящей на крутом косогоре.

От Катанды до Абая был проложен прекрасный колёсный путь, сначала долиной Катуни, а затем Коксы и Абая, откуда он направлялся в долину Кырлыкы – притока Чарыша и в долину этого последнего, где в селении Усть-Кан раздваивался, одной ветвью направлялся на север к долине р. Чёрный Ануй и другой на запад – долиной р. Чарыша. Все дороги продолжены были силами местного населения, исполнившего эту работу, как натуральную повинность. Колесный путь был проложен и на Чемал, через Александровку.

От села Катанда шла горная вьючная тропа по левому берегу Катуни до урочища Соок-Ярык, затем следовала переправа через Катунь, и далее по старинной горной тропе торговцы добирались до Курайской степи.

В этом году В.В. Сапожникова сопровождали шестеро катандинцев, бывалых охотников. Из них хорошими знатоками белков были Тимофей Архипов, по прозванью Поляк, и два алтайца - Иннокентий и Иван (прежнее имя - Тажумей); остальные трое - Иван Носков и два брата Никита и Алексей Субботины. Считая В.И. Родзевича, В.В. Сапожникова и слугу Василия, их было девять человек.

«Перед окончательным отправлением мы зашли, вместе с провожавшими нас крестьянами из Котанды, на пасеку Тимофея Архипова и, распрощавшись за алтайским медовым пивом, в 2 часа выступили вверх по левому берегу Курагана…».

Интересно изучить изнутри: что же представляло село Катанда в те времена? Например, в 1897 году.

Число хозяйств в Катанде составляло 117. В селе проживало 335 мужчин и 328 женщин, из них грамотных 7 мужчин и 2 женщины. Жилищ было 148 (59 домов, 62 избы, 27 юрт, 7 человек не имело никаких построек), одно хозяйство арендовало три десятины, а 13 хозяйств не имело посева вообще. Засеяно озимой ржи – 4 десятины, пшеницы 180,7 десятин, овса 73,8 десятины, ячменя 69,4 десятины, ярицы 99,7 десятин, всего 427,6 десятины.

110 хозяйств пользовались сенокосом, поставлено было 23350 копён сена. В хозяйстве катандинцев было 130 коз, 1292 овец, телят до 1 года - 438, нетелей до 2 лет - 237, быков - 159, коров - 589, лошадей - 1474, маралов взрослых - 24, молодых – 11.

Хозяйств, у которых была одна рабочая лошадь - 14, не имеющих лошади – 4 хозяйства, с двумя лошадьми – 23, до 3-5 лошадей – 29, от 5-10 лошадей – 35, 10-15 лошадей – 10, 15-20 лошадей - 2, 20-25 лошадей – 3, 25-50 лошадей – 1. Без крупного рогатого скота было 11 хозяйств, с одной коровой – 12 хозяйств, 2-4 коровы – 23 хозяйства, 4-6 коров – 29 хозяйств, 6-10 коров – 23 хозяйств, 10-15 коров – 9 хозяйств, 15-20 коров – 4 хозяйств, 20-25 коров – 2 хозяйства, 25-50 коров – 4 хозяйства. Без мелкого скота 34 хозяйства, до 10 – 30 хозяйств, 10-20 – 30 хозяйств, 20-30 – 10 хозяйств, 30-50 – 8 хозяйств, 50-100 – 5 хозяйств.

Это упрямые цифры, которые можно просто анализировать и создавать своё мнение.

В районе с. Катанды проживали алтайцы. Где и как они селились?

1) По р. Акему жили 16 аилов, кочующие в пределах этой речки, по долине которой были расположены и летовки, и зимовки. Поскотин три: одна вдоль Акема; её городили 10 аилов, летующие справа от поскотины, а слева, ближе к Акему, имеющие поливные сенокосы и пашни; другая, также на берегу Акема, но круглая, огораживала пашни и поливы и городилась всеми 16 аилами; третья по Акему же, но выше, охватывала 3 ключа; её городили 6 аилов. Сенокосами пользовались по предварительному общему уговору, кому и где косить. Пашни были в личном пользовании, так как приходилось расчищать их из под лесу, и расчищенный участок принадлежал только расчистившему, пока он его пахал; если пашня была оставлена хоть на год, то её мог захватить каждый. Арыков было 4, все на месте бывших чудских, служили для полива пашен и сенокосов.

2) По р. Кучерла, по правому берегу летовало 26 аилов, зимующих в расстоянии 3-10 верст от летовок. Поскотины было две, перегораживающих речку. Между ними 4 версты расстояния, ближе к устью и выше были расположены сенокосы и пашни. Те и другие поделены 15 лет назад по фактическому пользованию, и с тех пор каждый имел определённую пашню и сенокос; пайки неодинаковы. Был один арык, служащий для полива пашни и сенокоса.

3) По Курачану 10 аилов летовало в вершине речки, а зимовало при её устье. Поскотина отделяла зимние стойбища от летних; городили её 10 аилов поровну, по 25 сажен каждый. Сенокосы и пашни были в личном пользовании. 2 больших арыка принадлежали 3 аилам, а третий, небольшой – одному хозяину, соорудившему его. Остальные аилы имели покосы по сырым местам и в поливах не нуждались.

4) По р. Тургунде находилось 11 аилов, в том числе 1 киргиз. Летовки располагались у устья речки, близ Катуни, а зимовки в Барабыш-Карасу, в логах и ниже. Поскотину, идущую вдоль речки, городили 9 аилов. Сенокосами и пашнями пользовались вольно, с единственным ограничением, что никто не мог запахивать росчисти другого, пока они не брошены хозяином. Для сенокосов и пашен были проведены два арыка, принадлежащие один 1 хозяину, другой – 3 хозяевам.

5) По р. Еноктан летовало 3 аила, зимовало по р. Катанде. Была поскотина. Пашни и сенокосы были в личном пользовании.

6) По ключу Кизылу зимовали 13 аилов, летующих по Катуни и пашни по Кизылу.

Русский, советский географ Вениамин Петрович Семенов-Тян-Шанский, принимавший участие в первой всероссийской переписи населения в качестве секретаря главной переписной комиссии, писал: «Котанда, конечный пункт Уймонского тракта, представляет собой небольшое селение с церковью. Население его состоит из старообрядцев, православных и крещеных калмыков и известно по своему мараловодству. Здесь можно достать хороших проводников в окружающие горы.

Из этих трех перевальных троп Кураганская (самая восточная) направляется из Котанды по заросшей густым лесом и богатой дикими ущельями долине р. Нижнего Курагана до снежного перевала Иолдо в его верховьях, а затем долиной р. Верхнего Курагана спускается на верхнее течение Катуни и идет мимо ледников Геблера и Берельского.

Ледников Белухи, на которые можно проникнуть с севера, от Котанды, четыре: западный - Муштуайры, северный - Родзевича, или Аккемский, северо-восточный - Менсу и восточный - Куркуре. Для того чтобы попасть на ледник Муштуайры, нужно из Котанды подняться вверх по долине правого притока Катуни р. Кочурле до прекрасного Кочурлинского горного озера, имеющего 4 версты длиной, берегом озера или по озеру на каком-либо самодеятельном приспособлении вроде плота добраться до устья р. Кониайры и долиной последнего достигнуть устья р. Муштуайры (верст 7)».

В 1898 году В.В. Сапожников в третий раз направляется долинами Жасатера и Коксу в истоки Катуни с твердым намерением предпринять восхождение на Белуху. Его сопровождали три проводника из Катанды: Виталий Архипов, Капсим Кузьмин и Иннокентий Матай. «Все трое – прекрасные ходоки, – писал В. В.,– но вполне заслуженное предпочтение нужно отдать... И. Матаю, неутомимому охотнику за каменными козлами, маралами. Его смелости и находчивости я много обязан, как прошлогодним восхождением на седло Пикту, так и нынешним – на седло Белухи».

В 1899 году село Катандинское насчитывало 81 крестьянский и 20 некрестьянских дворов. Наличных душ проживало 271мужчин и 292 женщины, количество земли, занимаемой селением, составляло 1630 десятин. Отмечены церковь, церковно-приходская школа, сельский хлебозапасный магазин. В этом году у Катанды появился выселок - заимка Тюнгур, ставшая в последствии поселением.

В 1901 году Катандинский приход, который числился когда-то в миссии и именовался Катандинским отделением, и когда в селе Катанда проживал миссионер закрылся. Вероятно, потому, что не нашли средств иметь особого миссионера для инородцев, живущих в указанной местности.

Инородцы эти совершенно изолировано живут от главных масс калмыков Алтая. Ближайшие к ним миссионерские станы Усть-Кан, Урсул и Чуйский стан находятся от них более, чем в 100 верстах, так что заведовать кому либо из миссионеров помянутых станов этими инородцами крайне неудобно...

В период между 1901 и 1903 гг. из селений Нижнего Уймона (с выселками Терехтой, Чиндеком, Маргалой, Мультой, Усть-Мультой) и Катанды (с выселками Тюнгурским, Кызыльским) образовалась самостоятельная Катандинская волость.

Интересны заметки Самуэля Тернера - коммерсанта, занимавшиегося торговлей маслом и сыром, и побывавшего в селе в 1904 году:

«Почтовая станция в Катанде имеет два этажа и двойные окна. Две спальни, один стол и плита дополняют мебель столовой и спальни. Крестьянин, отвечающий за здание, и его жена жили внизу. Обед был приготовлен быстро.

В то время когда мы ели, небольшая группа крестьян собралась около двери и с любопытством нас разглядывала. Они задавали самые разные вопросы, которые на родине можно было счесть очень дерзкими.

Обнаружилось, что из двух охотников, которых нам рекомендовал профессор Сапожников, один не хотел идти потому, что была зима, а другой хотел двойную оплату. Он сказал нам, что лед только что взломался, и он мог бы зарабатывать больше денег рыбалкой: хороший улов принесет ему хороший доход. Мы были вынуждены взять его, так как это был единственный человек в Катанде, который бывал в том направлении, куда мы собирались.

Нам удалось нанять еще одного местного жителя за приемлемую цену. Мы дали им один день на сборы.

В тот вечер уже при свете свечей к нам пришло, по крайней мере, 40 очень любознательных, доброжелательно настроенных крестьян, которые стояли чуть ли не в нашей комнате, и в проходе. А на улице, судя по голосам, было намного больше крестьян. Священник и наш уймонский друг господин Ошликов поужинали вместе с нами...

Фактически именно охота приносит местным жителям большую часть средств к существованию.

…Мы обещали сходить в сельскую церковь, прежде чем уедем из Катанды, и в последний день нашего пребывания послали за священником, который проводил нас в церковь, которая является единственной в радиусе 100 миль. Церковный двор также является сельским кладбищем.

Нас поразило отсутствие надгробных камней. Могилы были обозначены только деревянным крестом или квадратными столбиками с треугольной верхушкой, лишенными надписей. Деревянная церковь покрашена под кирпичную кладку...

Внутри церкви находились грубые деревянные скамьи, свечи и иконы, о которых проявляется величайшая забота, и служитель храма всегда за ними присматривает. Одна из икон, которую я пытался сфотографировать, была привезена из самой Палестины с Востока и по Сибирской железной дороге до Бийска. Она весит 10 пудов, и была доставлена до Катанды эстафетой из 8 крестьян…

Наш следующий визит был в дом одного из наших охотников. Трудно было представить, как можно жить в таком миниатюрном жилище. Но его жене и ему самому это казалось вполне нормальным. Они нас сердечно приветствовали и напоили хорошим китайским чаем...

Женщина, которая служила на почтовой станции, испекла для нас белый хлеб. Мы зашли в молочную лавку за сливочным маслом. Женщина, работавшая там, была розовощекой, ее голова была обвязана платком. На полке над ней в передней части молочной лавки стояли жестяные банки самых разных форм, в которых выдерживалось молоко, пока не образовывались сливки.

Маленький недорогой сепаратор, стоивший около 3-4 фунтов стерлингов, возможно, был самой прекрасной машиной, которую эти крестьяне когда-либо видели, помогал делать масло качеством ничуть не хуже лучшего масла из Британских колоний. Однако пока это масло достигает Лондона, Германии, Дании или даже российского рынка, оно, вероятно, становится в 10 раз хуже по качеству. Причину объяснить не трудно.

Из Катанды, самого южного села, масло доставляется в течение 14 дней на санях зимой или на дрожках летом в Бийск, при этом ничего не защищает его, кроме хорошо высушенного сена...

В Бийске масло меняет хозяев, Его добавляют к продукции других соседних молочных заводов, что составляет от 3 до 6 бочек. На бочки наносится одна торговая марка и вся партия посылается в Барнаул для продажи, если она не направляется напрямую в Европу.

Зимой масло хранится достаточно хорошо, но при очень жаркой летней погоде оно буквально закипает, прежде чем достигнет вагонов-холодильников на Сибирской магистрали, совершив путешествие 100 миль, на которое уходит от 3 недель до 1 месяца. А когда дороги разбиты оттепелью, то может быть и до 2-х месяцев.

В результате качество масла ухудшается, по крайней мере, в 10 раз в каждой бочке, и этот убыток несут крестьяне…

Неудивительно, почему крестьяне с головою в долгах перед Правительством. Они абсолютно не получают дохода от сбыта своей продукции, которая достается им тяжелым трудом...

Еще одним недостатком является внешний вид сибирской бочки и качество дерева, из которого она изготовлена. Английские покупатели имеют предубеждение против масла до того, как они его попробуют, и приводят аргумент, что, если молочный завод недостаточно современно упаковывает свое масло в аккуратные привлекательные бочки, подобные тем, которые используют датские молочные заводы, они могут игнорировать так же качественные методы изготовления масла.

С другой стороны, дерево может влиять на качество масла. Древесина, используемая в Сибири для производства бочек под масло, совершенно отличается от той, из которой делаются датские бочки.

Похоже, что на Алтае нет подходящих деревьев, древесина которых могла бы использоваться, и нет возможности, чтобы жители Сибири изготовляли бочки такого же качества.

С другой стороны, обручи этих бочек - коричневые и грубые, что придает им примитивный и топорный вид. Ощутимая разница состоит в том, что датские бочки и обручи изготавливаются машинным способом в огромных количествах и являются одинакового размера.

Причиной, по которой сейчас приходится изготавливать сибирские бочки, состоит в том, что они обходятся дешевле, поскольку Правительство недавно ввело налог на иностранные бочки…

Мы остались очень довольны дружеским визитом к охотнику и его жене. При возвращении от них мы повстречали Инспектора лесов, который, услышав о нашем пребывании в Катанде, прибыл за 20 миль для того, чтобы с нами поговорить. Мне стало очень жаль человека, который проделал эти 20 миль, чтобы остаться ни с чем, поскольку мы уезжали. Чтобы как-то смягчить ситуацию и намереваясь получить от лесника как можно больше информации, так как он знал многое об этой великой стране, которая интересовала меня, я засыпал его вопросами.

Вид сотен тысяч деревьев, сгоревших дотла, убедили нас в необходимости того, чтобы за ними присматривали хорошие лесоводы. Мы узнали из беседы с лесничим, что очень серьезные лесные пожары в этих районах заставляют их быть очень строгими. Крестьянам разрешается рубить только определенное количество леса, им также разрешается спиливать мертвые деревья.

К большому сожалению, лесные пожары в Сибири невозможно остановить, их уничтожающая сила очень заметна по огромному количеству сгоревших деревьев, заметных почти повсюду. Лесной инспектор приехал сюда для того, чтобы остановить истребление леса и распределять правильные доли древесины из лесов среди крестьян...»

В 1904 году 12 катандинцев, узнав о русско-японской войне, добровольно, во главе с Тимофеем Кискиным (убит при Ляояне) отправились на фронт.

С этого года в Катандинском приходе (вновь открытом) инородцы по религиозным убеждениям разделились на два лагеря: одни остались в прежнем шаманстве, а другие, коих большинство, приняли новую веру, первоначальным распространителем коей был Чет Чалпанов.

22 августа 1905 года в общем Присутствии Томского губернского управления были доложены и рассмотрены дела по ограничению наделов селениям Бийского уезда, Катандинской волости - Катанда с выселками Тюнгурский и Кызыльский.

Летом 1906 года жители Катандинской волости управы отказались исполнять постановление губернского управления от 22 августа 1905 г. о нарезке 15-ти десятинного надела. Жители Катанды подали прошение в высшие инстанции, доверенным от общества крестьян с. Катандинского выступал Анисим Рехтин.

В 1907 году в Катандинском приходе появился священник о. Сергий Тупикин, проявивший похвальную ревность к миссионерскому делу. О. Сергий, прежде всего, постарался не на бумаге только, в своих отчетах, а на деле, на месте ознакомиться с новокрещеными.

Не зная алтайского языка, о. Сергий испросил себе псаломщика из природных алтайцев и с ним объездил все щели своего прихода, разыскал все юрты, опросил и учил всякого новокрещеного. Печальную картину нарисовал о. Серий после своего первого посещения этих новокрещеных. Многие из них настолько одичали, что едва припоминали свое христианское имя, отрастили косы, не имели крестов, икон, никакого понятия у них не было о праздниках, постах и проч.

В 1908 году действовали сезонные ярмарки в Катанде. Для сбыта пушнины значительную роль играла Катандинская ярмарка.

В 1914 году, за месяц до восхождения братьев Троновых (30 июня), на перемычку Раздельного гребня поднялись учителя барнаульского городского училища Н. В. Новиков, А. В. Лепехин. Их сопровождал проводник из Катанды П. Н. Субботин.

Высочайшим указом от 25 июня 1916 году предписывалось призвать взрослых мужчин нерусской национальности, принадлежащих к инородческому сословию, на военно-тыловые работы. Это решение в Катандинской волости вызвало массовый протест среди алтайцев, выразившийся в разных формах.

После свержения самодержавия

В 1917 году большая часть алтайского населения поверила заверениям Г. И. Гуркина и его приверженцев, что в результате свержения царя будет покончено с национальным гнетом, что Временное правительство обеспечит равенство и братство народов России. Из Катанды была послана телеграмма с выражением доверия Временному правительству.

В 1918 году в Катанде был избран Волостной Совет. Дмитрий Сатунин решил расправиться со сторонниками Советской власти в Катанде. Однако посланный им отряд карателей попал под огонь засады уймонцев и был разоружен.

9—10 августа 1918 года в двухэтажном доме Катанды останавливался штаб командира сводного отряда Красной гвардии Петра Фёдоровича Сухова.

В Катанде еще до получения известия о свержении Колчака происходили волнения. Мобилизация молодежи, объявленная Колчаком незадолго до его падения, прошла неудачно. Мобилизованные взбунтовались и отказывались идти в армию. Многие из насильно мобилизованных с дороги бежали и вернулись обратно в Катанду.

В июне 1919 года в Катанду приехал нарочный и сообщил, что по Чарышу население восстало против Колчака. Весть об этом быстро распространилась по селу и спешно стали формироваться партизанские отряды. Было сформировано 4 отряда, из которых один отправился в Терехту на заставу, второй в Усть-Коксу для соединения с тамошними отрядами, третий отряд был послан на Чуйский тракт, через Усть-Кан и четвертый на вершину речки Катанды. С Чарыша и из Усть-Кана шли тревожные вести. Там партизаны отступали под натиском карателей.

Неудачи тяжелым гнетом ложились на настроение партизан. Под влиянием неудач вернулись Катандинские отряды из Усть-Кана и с Чуйского тракта и заняли караулы по реке Катанде. В Катанде был сформирован еще один отряд, который стоял в резерве, а человек 10 было отправлено в Сугаш на подмогу Абайскому отряду. Уймон был отрезан, и никаких известий оттуда не поступало.

Причина частых поражений партизанских отрядов крылась в том, что отношения с алтайцами продолжали быть напряженными. Грабежи алтайцев стали обыкновенным и ненаказуемым явлением. «В Карлыке, - рассказывает т. Беззубцев, - мы встретили отряд Шипулина, который нам рассказал, как происходили бои с шебалинской дружиной. Надо сказать, что отряд настолько был опьянен успехом, что считал себя непобедимым. По пути, возвращаясь, не упустили из виду пограбить алтайцев. У каждого тороки были забиты разным алтайским добром. Вплоть до самого Шипулина все были пьяны». Такими действиями партизаны оттолкнули от себя и тех алтайцев, которые стали было сражаться в их стане.

Другой причиной была «плохая сплоченность командного состава, но самое главное, каждый отряд хотел защищать лишь свою деревню».

В 1921 году в Катанде работала библиотека.

В конце августа с наступлением банд перехватывалась все почтовая корреспонденция. Со стороны Катандинской волости всякие срочные донесения перехватывались, никакой другой связи не было.

В ночь с 4 на 5 февраля 1922 года отряд А.П. Кайгородова при содействии местных кулаков, принимавших «деятельное участие в разоружении красноармейцев», неожиданно напал на 7-ю роту 186-го полка, находившуюся в с. Катанде, обезоружил два взвода красноармейцев, захватил 80 винтовок, 25 тыс. патронов и станковый пулемет «максим». 186 полку красноармейцев незадолго перед этим было выдано 100 пудов муки и сшито 120 пар обуви, выдано 80 комплектов посуды. Всё было безвозвратно ими потеряно.

10 апреля 1922 года, подъехав неожиданно к с. Катанда, отряд Иван Иванович Долгих лавой на конях ворвался в село, мигом зарубил не успевших опомниться часовых. За конной группой наступали пешие, цепью 60-70 человек. Понявшие в чем дело, кайгородовцы стали выскакивать из домов и в беспорядке открыли стрельбу. Но после небольшого сопротивления все были порублены. 40 лошадей во главе с самим Кайгородовым взяты в плен.

А.П. Кайгородов, пытавшийся бежать, был убит старшиной 2-го эскадрона Тихоном Михайловым. За боевые отличия в боях с бандитизмом Т. Михайлов был награжден орденом Красного Знамени.

Весь штаб Кайгородова за исключением начальника штаба попал живьем. Пробовавшие бежать были постреляны на перевалах засадами. Кроме того, Тюнгурская засада взяла в плен на перевале, ничего не подозревавшую группу, которая состояла из интенданта банды Кайгородова, одного начальника отряда и трёх человек. При попытке к сопротивлению начальник отряда был убит, остальных привели.

В Катанде чоновцы забрали два пулемета, около 400 винтовок и 30.000 патрон, 200 лошадей и всю материальную базу. Так окончил свое существование известный алтайский деятель А.П. Кайгородов.

Отдохнув 4 часа, подтянув далеко не всех отставших, забрав 200 лошадей, отряд расстрелял всех оставшихся кайгородовцев. Голову Кайгородова послали в штаб 62 бригады для доказательства разгрома банды. После этого отряд на рысях двинулся на Малый Уймон и Коксу, прорывать кольцо бандитских отрядов. Более подробно смотри воспоминания И.И. Долгих "Разгром банды Кайгородова".

18 марта 1924 года впервые составлены списки пчеловодов Уймонского аймака. Учет проводился по количеству ульев в личном хозяйстве. В Катанде насчитывалось 180 улей (22 - рамочные).

16 сентября 1924 года укрупненные волости были преобразованы в аймаки (протокол заседания президиума Ойротского облисполкома № 47). Центром Уймонского аймака стало село Катанда, а всего в состав аймака вошло 14 сельсоветов с населенными пунктами. Первым председателем сельского совета Катанды был Грушихин.

В этом году было утверждено новое Положение о Советах, которое расширяло их права, и если ранее они являлись в основном аппаратом для сборов налогов с населения, то теперь их права были существенно расширены и они могли в полной мере развернуть работу по хозяйственному и культурному развитию деревни.

Однако на деле этому мешала уже упомянутая причина отсутствия кадров, слабость материальной базы и отсутствие самостоятельных бюджетов у сельсоветов. Кроме того, Советы являлись выразителями интересов бедноты и действовали административными методами так, взимая единый сельхозналог к неплательщикам, применяли «меры взыскания путем описи и продажи имущества».

Все это вызывало недовольство зажиточной части населения, особенно в Катанде, где крестьяне были недовольны тем, что беднякам «дают больше свободы и привилегий», а богатых давят налогами.

В 1926 году в селе Катанде работал сельский совет, школа, число хозяйств составляло 208, проживало 470 русских мужчин и 515 женщин. Ближайшее водное сообщение – Усть-Чарышская пристань. Приблизительно в это время был закрыт Пантелеимоновский храм.

При землеустройстве 1927 года учитывалось стремление беднейшего населения к организации сельскохозяйственных артелей и товариществ. Был выделен отдельный участок сельскохозяйственной артели Катанды.

В 1928/29 учебном году в катандинской трудовой земледельческой артели «Бедняк» Уймонского аймака все члены артели обучались грамоте. В артели одновременно работали кружки: текущей политики, сельскохозяйственный, безбожников, кройки и шитья.

В 1929 году молодежь Горного Алтая послала Нину Антоновну Бойко, жителя Катанды, на II Всероссийский съезд «долой неграмотность». На съезде она рассказала об условиях борьбы за всеобщую грамотность в Горном Алтае. «И сейчас еще, - вспоминала Н.А. Бойко, - не забыла я ленинских слов, по-алтайски сказанных мною на съезде и не раз повторяемых в свое время в урочищах: «Безграмотный человек стоит вне политики, его сначала надо обучить азбуке. Без этого не может быть политики, без этого есть только слухи, сплетни, сказки, предрассудки, но не политика». От избача в с. Катанде до кандидата филологических наук – таков путь Н.А. Бойко.

В 1930 году образовалась коммуна «Большевик», председатель  – Менчалов.

23 июня 1932 года ВЦИК постановлением №284 разрешил перенести центр Уймонского района из Катанды в Усть-Коксу, с переименованием района в Усть-Коксинский. Окончательно переименование было закреплено в 1933 году постановлением Президиума ВЦИК, №75 от 10 апреля.

В 1933 году советская власть прислала в деревню первый колесный трактор «Фордзон-Путиловец», выпускавшийся на заводе «Красный Путиловец» в Ленинграде. Субботин Михаил Романович и Романов Иван Васильевич (бригадир Огрызков Пантелей) стали первыми трактористами села.

В 1936 году на поля Катанды вышел первый комбайн, управлял которым Болтовский Ананий Терентьевич.

В феврале 1936 г. студенты-альпинисты НИВИТа Алексеев, Бородулин, Евдокимов, Нагибин, Хапыгин и Шлямин прошли зимний поход им. X съезда ВЛКСМ за 23 ходовых дня 1312 км по маршруту Бийск – Иня – Кураган – Белуха – Берель – Семипалатинск и «мимоходом» покорили Белуху. Поход был посвящен X съезду ВЛКСМ. От Катанды до Белухи участников похода сопровождал опытнейший проводник Андриан Тимофеевич Архипов.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на фронт из Катандинского сельского совета ушло около 300 человек. 145 человек отмечены высокими наградами Родины: орденами Славы, медалями за отвагу и другими.

21 ноября 1949 года приказом министра масломолочной промышленности РСФСР катандинской бригаде, возглавляемым мастером-сыроделом Белкиным (было присвоено почетное звание бригады отличного качества.

В 1951 году образован колхоз «Путь Ленина», председателем его стал  Барсуков Антон Павлович. Вскоре колхоз добился высоких показателей, хозяйство стало передовым.

8 июля 1953 года из Бийска к Белухе направилась альпинистская экспедиция ВЦСПС под руководством ЗМС, к.т.н., к.п.н. Елены Алексеевны Казаковой. Личный состав экспедиции—13 альпинистов-разрядников, тренеры Б. Б. Мездриков и А. К. Данилович, завхоз, врач и шесть проводников во главе с Андрианом Тимофеевичем Архиповым. Экспедиция, переправившись из Катанды на пароме на правый берег Катуни, вышла к Аккему и, поднявшись вверх по реке, достигла ее верховьев. Экспедиция проходила до 20 августа, когда группа достигла Кучерлинского озера. Впервые экспедицией Е.А. Казаковой был пройден траверс Белухи с востока на запад с подъемом с севера.

В 1953 году была установлена мемориальная доска в селе Катанде—на доме, где останавливался штаб П.Ф. Сухова. В этом доме помещается сельская библиотека и местный музей гражданской войны. На братской могиле сооружён памятник.

В 1954 году отрядом А.А. Гавриловой был доследован большой Катандинский курган. При раскопках в большом Катандинском кургане обнаружены скелеты 22 лошадей. По размеру и содержимому могил можно наглядно представить, кому они принадлежали. Могилы рядовых скотоводов, охотников или воинов небольшие и бедные, а могилы племенной знати представляют собой громадные погребальные камеры глубиной до 4—7 м (площадью до 55 кв. м), содержат множество драгоценных вещей.

В 1955 году колхоз «Путь Ленина» принёс доход в бюджет СССР 1,5 миллиона рублей.

В 1956 году «Путь Ленина» преобразован в совхоз «Нижне-Уймонский». В результате укрупнения в него входили села: Кучерла, Тюнгур, Полеводка, Чендек.

Впоследствии был образован «Совхоз имени П.Ф. Сухова», куда входили отделения с. Катанда, Кучерла, Тюнгур.

Материал подготовил Е.Гаврилов. 2 сентября 2013 г.

Источники

Ссылка на сайт обязательна!