Зырянов Владислав Владимирович - Алтай Туристский. Туристический портал

Зырянов Владислав Владимирович

Владислав Зырянов: «Надо уважать воду и расценивать свои силы»

Зырянов Владислав Владимирович —спортсмен-водник, «Выдающийся путешественник России».

Родился в 1978 году в Барнауле.

В 1994 году начал заниматься в школе водным туризмом у Шадрина Николая Ивановича.

Первый водный поход совершён в 1994 году на реке КумирЧарыш.

В 2001 году окончил исторический факультет БГПУ.

Сплавы V и VI категории сложности по рекам Чаткал, Сумульта, Чулышман, Ак-Алаха-Аргут, Чуя(Мажой) и др.

20 августа – 9 сентября 2003 года участвовал в водном путешествии VI категории сложности по рекам Аргут (с прохождением Карагемского прорыва) – Катунь. Путешествие получило первые места в чемпионате Сибирского Федерального округа по спортивным походам, в классе «Водный туризм VI к.с.», в чемпионате России 2003 г. по спортивному туризму, в классах «Водный туризм VI к.с.» и «Технически сложные препятствия».

Решением Федерацией спортивного туризма России №2 от 10 апреля 2004 года награжден почетным знаком «Выдающийся путешественник России».

Зырянов Владислав
Зырянов Владислав. Фото В. Владимирова

Интервью от 5 мая 2008 года

Евгений Гаврилов: — Владислав, Ваш последний серьезный сплав?
Владислав Зырянов: — Не так давно прокатился по Мажою. Для меня это поход выходного дня.

 

— Вы ведете учет: сколько Вы уже прошли по Мажою?
— Больше 40.

 

— Самый интересный сплав по Мажою?
— Два года назад в очень большую воду.

 

— Что послужило толчком, к вашим занятиям туризмом?
— В школе проходили всякие туристические слеты.

 

— Исторический факультет – это было ваше увлечение или случайный выбор?
— Нет, не случайно. В школе я очень хорошо знал историю.

 

— Когда Вы учились в БГПУ, вы занимались пешим туризмом?
— Нет. Там были просто факультативные занятия у Маркина Михаила Михайловича. Это очень интересный человек. Было интересно его послушать и узнать для себя что-то новое.
Я занимаюсь абсолютно всеми видами спорта: горным, спелеотуризмом. Но воде отдаю предпочтение.

 

— Чтобы вы отметили из ваших походов в горах?
— Восхождение на Актру. Эту вершину не мог взять два года подряд. Так же, как на Белуху — не могу попасть. Не везет мне с погодой.

Зырянов Владислав
Зырянов Владислав. Фото В. Владимирова

— Чем отличается горный туризма от водного?
— Водный туризм – это коллективный вид спорта. А альпинизм – эгоистический вид спорта. Потому что в водном туризме в экстремальных ситуациях тебя начинают спасать, а в горном туризме — бежать друг от друга.
Это связано с техникой. Но это — мое личное мнение. Связка — всего 2–3 человека. Семь человек — невозможно. И при серьезных восхождениях, например, на Эверест, каждый борется сам за себя.
В водном туризме борются за каждого члена команды. По-другому нельзя.
Только по этому я не в восторге от альпинизма.

 

— Может быть Вам не повезло с командой?
— Я знаю альпинистов, которые восходили на Эверест. Наши, кузбасские — Кожемяку, Фойгта, Проваторова (он является моим вторым учителем по водному туризму). Они придерживаются такого же мнения. Это внутреннее.
Когда находишься в зоне смерти, ты борешься сам за себя. Бороться за кого-то другого не остаётся сил. Там погибают или два человека, или один.

 

— Как вы готовились к прохождению Карагемского прорыва и чем он вам запомнился?
— Впервые Карагемский прорыв я увидел в 2000 году. В это время я уже знал, что Шульжик, дядя Толя, наш кузбасский друг, и Проваторов Александр Алексеевич его уже однажды проходили. Только не весь участок реки. В том месте, где мы как раз застряли. Они это место обнесли. Потому что их даже склинило.
Были еще прохождения нижних участков, которые заканчивались у Волкова, у москвичей, очень плохо. Но теоретически прохождение прорыва было возможно. Лишь бы ты был подготовлен психологически и физически.
Всё зависит от того, как ты правильно вошел и не сломаться после прохождения психологически. Чтобы смог дальше садиться на воду. К этому, я бы сказал, надо подготовиться морально.
Потому, что многие увлечения после таких событий люди бросают.
Люди занимаются определенным видом спорта, а после какого-то серьезного происшествия просто порывают с ним. Потому что психологически человек оказался не опытен.
Психологически к этому мероприятию я готовился два года.

Зырянов Владислав
Зырянов Владислав. На съёмках фильма про Карагемский прорыв. Фото В. Владимирова

— Чтобы вы отметили при прохождении Карагемского прорыва: теоретическую или практическую подготовку?
— До этого мы участвовали в московском проекте прохождения Карагемского прорыва. Тот, который не удался, с Лагода Сергеем. Мы стояли внизу на страховке и понимали, чем это может закончиться. И я прекрасно знал, что уезжая туда, могу не приехать.
К этому надо быть готовым.
Мало того. Есть еще человеческий эгоизм. Есть родители, любимые, друзья. И когда едешь, ты не считаешься ни с кем.
С другой стороны, на Эверест заходили также. И первые рекорды скорости на автомобиле были сделаны также. И испытания новых самолетов были проведены подобным образом.
Не знаю, как это расценить. Кто не рискует — тот неизвестен.

 

— При прохождении Карагемского прорыва был такой момент, где все могли погибнуть?
— Да был такой момент. 11 минут мы тонули. Это же стихия. С водой физически и вообще со стихией бороться невозможно. Нужно под нее подстроиться.
Видимо, мы что-то неправильно сделали.

 

— Что помогло выйти тогда?
— Честно? Наверное, случайность.

 

— Вы считаете, что родились под счастливой звездой?
— Можно сказать, что да.

 

— Есть ли у вас собственная философия воды?
— Конечно, я воду уважаю. Ни не в коем случае не буду ей препятствовать. Если не готов, никогда не пойду. Лучше останусь на берегу.
Некоторые сильно были удивлены, когда после прохождения Карагема, Муксу и еще многих серьёзных речек, я уходил за стол президиума. Говорил, что не готов, и напарник мой не готов.
Надо уважать воду и расценивать свои силы.
Не готов – лучше не суйся. Поэтому, наверное, я до сих пор еще хожу.
А без башни лезть куда либо – это не серьезно. Карагемский прорыв – был серьезно обдуманный шаг. Продумана каждая мелочь, входы.
Но, всё равно, всегда что-то могло пойти не так. Это, наверное, также, как первые полеты в космос… Как Гагарин летал.
У нас все получилось. Но в следующий раз может и не получиться. Все-таки, это очень серьезная стихия.

 

— Как вы находите общий язык со стихией?
— Во первых, есть техника прохождения всех этих мероприятий. Все это надо знать и работать на автомате. Надо знать структуру воды. Куда плыть, вовремя поплыть. Когда надо сгруппироваться. Где можно просто задержаться, где-то наоборот надо грести — по-разному.
Это опыт и всем известная техника. Если книжки почитать — просто человеческий опыт, накопленный годами. Ты знаешь, что надо делать в определенные моменты.

 

— Как повлияли на вас книги о воде?
— Первая моя книжка была – это «Академия бурной воды». Это описание каякеров. Какие бочки бывают, валы, воронки. Что делает каякер? Когда он выстреливается от лодки? Прохождение водопадов и, конечно, указывалось, что нужен колоссальный практический опыт…
Я в прошлом году плавал очень серьезно. Мне пришлось проплыть три километра. Очень быстро думал и вспоминал, что же нужно делать. Всё делаешь на автомате.
Кто-то перебирает, а кто-то делает интуитивно. Это, как солдата будят ночью: «Рядовой Смирнов. Упал, отжался».

 

— Вы начинали с каякеров?
— Нет, я начинал с катамаранов, с плотов, с честеров, с «Сажнёвского плота», с бубликов. Каякеры – все что двигается, летает, ездит. Мне это интересно.

 

— Какое самое лучшее для вас средство передвижения по воде?
— Мне без разницы, интересно абсолютно все. В зависимости от сложности реки выбираем судно. И одного партнера.
Если например, у меня партнер-новичок, я никогда не сяду с ним на Мажой. Если я знаю, что человек не готов к этому мероприятию — зачем человека ломать? Чтобы он потом не полюбил это дело?
У меня есть напарники моего уровня. Я знаю, что могу с ними сесть на катамаран на любую сложную речку и будет все хорошо. Знаю, что могу сесть на бублик на достаточно серьезную речку, и у нас тоже психологически все будет хорошо.

 

— У вас сформировалась команда из трёх человек, с которыми вы объездили много рек. На ваш взгляд самое интересное прохождение вашей тройкой по нашей стране?
— Это Таджикистан, река Муксу, Обихингоу. Труднодоступный район. Во-первых, только ехали туда на автомобиле трое суток. Очень холодная река. 16 лет к этой реке никто не прикасался. Получилось так, что мы проехали за три часа, вместо трёх дней.

 

— Была какая-то подготовка?
— Конечно. Весь сезон плавали, ныряли. Любое путешествие требует, прежде всего, изучения. Когда выбираешь район, надо прочитать очень много информации. Чтобы быть готовым ко всему. Начиная от сложности реки.
А Таджикистан — страна мусульманская. Надо подготовиться к культуре, к людям. Какие подходы? Как оттуда выезжать? Как себя вести с людьми? Когда у них мусульманские праздники? Что нужно делать с этим?
Это очень большая подготовка. Не только физическая и психологическая, но и интеллектуальная. Чтобы знать, что делать с местным населением.

 

— И тут вам помогло занятие историей?
— Можно сказать да. Выбор речки начинается с выбора района. Второе – ищется интересная в плане новизны река. В последнее время мы так делаем. Потом ищется река, отличающаяся сложностью от других. Либо какой-то другой уникальностью.
Дальше ищется туристический отчет и по отчету начинается изучение. Потом бежишь в библиотеку и начинаешь читать по этому району все остальное.

 

— Как бы сдаете экзамен?
— Можно сказать. Что да.

 

— Ваше трио. Что его объединяет кроме воды?
— Каждый из нас легкий на подъем. Каждый из нас проработал в туризме лет по 13. Последнее время мы с Серегой заняты другим. Это связано с обслуживанием. Тем не менее, мы можем выбрать время и заняться любимым делом. В июле месяце собираемся на Башкаус. В конце августа собираемся в Таджикистан.

 

— Вы много отработали инструктором на воде. Чем вам интересна эта работа?
— Общением с новыми людьми, прежде всего, а не сложность прохождения рек. Поначалу это было просто катание по речкам. В процессе стал понимать, что главным становится общение с новыми, интересными людьми.

 

— Карагемский прорыв – это самое сложное ваше прохождение?
— Я бы сказал – одно из самых сложных. Потому что мы ходили на Чарын, Майнакское ущелье. Которое, к сожалению, мы не прошли. Но мы проехали одну треть его.
Мы ходили на Муксу – это тоже очень сложно. Майнакское ущелье пробовали проходить. А Карагемский прорыв после нас еще никто не пробовал.

Зырянов Владислав
Зырянов Владислав. Фото В. Владимирова

— Планируете ли сплавы на будущее?
— Да нет. Сплавы, прежде всего — это удовольствие. Я никогда не ставил спортивный интерес выше удовольствия. Чуя-ралли и прочее…
Занять первое место среди кого-либо. А здесь мы даже на чемпионат России подавать не хотели. Ну, не заняли — не заняли.
Мы получили массу удовольствия от того, что мы сделали, находясь там. Считаю, что это сделали исключительно для души, для себя.
Если это будет для спорта, для продвижения своей карьеры – будет уже не то...
Спортом тоже занимаются ради удовольствия. Только в процессе занятий многие понимают, что это становится их работой. А это мне уже не интересно.
Занимаясь с туристами как бы работой, я получал от этого массу удовольствия. От общения, катая их даже по сложным речкам.
По очень серьезным речкам мы катались исключительно для себя.

 

— Кроме водного туризма у вас были увлечения?
— Я когда-то играл на гитаре. У нас была школьная группа. Мы играли на вечерах выпускников.

 

— Ваша любимая музыка?
— У меня нет кумиров – это первое. А второе – я слушаю все, что интересно. Начиная от рока и заканчивая панк-группами. У меня в машине нет музыки одного направления. Сборники начиная от Бабкиной и заканчивая тяжелым роком.

 

— Какие качества вы цените в людях?
— Прежде всего, решительность. Умение объективно оценить оценку. Моральную устойчивость. Это — прежде всего.
Потому что если в коллективе нет какого-то взаимопонимания, то путешествие становится адом. У нас есть такое взаимопонимание. Мы можем много путешествовать и никто никогда себе горло не выгрызет. Наверное, вот эти три вещи.

 

— Если образно взять весь поход от начала до возвращения домой. Самый трудный момент?
— Возвращение. Никогда не хочется возвращаться. Даже после прохождения Карагемского прорыва мы уехали потому, что нам надо было на работу. А у нас был еще шанс прокатиться по Аргуту. Но, к сожалению, мы уехали.
Хотя, Саратовкин и Проваторов еще остались. Дальше.

 

— Ваши пожелания любителям активного отдыха?
— Стремитесь к совершенству. Если вы занимаетесь одним видом спорта, то нужно постоянно его совершенствовать. Чтобы получать от него удовольствие.
Если что-либо у тебя в чем-то не получается– это перестает быть удовольствием.
Во всех сложных вещах должно быть стремление к лучшему. Как только ты перестаешь стремиться к чему-то новому, развиваться – это уже не интересно. Кто не двигается, тот не живет.

 

— У вас есть определенный жизненный девиз?
— Мой девиз – всегда учиться.