Чукуев Владимир Петрович

Чукуев Владимир Петрович (11 июня 1942 г., с. Каракол, Онгудайского района) — выдающийся художник, график, живописец Алтая, заслуженный художник РФ, народный художник Республики Алтай.
Мастер портретного и пейзажного жанра. В акварели и живописи маслом запечатлел галерею известных деятелей культуры и простых людей Горного Алтая. В пейзажах художник увлекается живописанием водных струй, световой атмосферы и воскрешает языческое восприятие природы, свойственное традиционному мировосприятию алтайцев.
Картины представлены в музее народов Востока (Москва), в национальном музее имени А.В. Анохина, государственном художественном музее Алтайского края, в музее российской живописи провинции Хэйлунцзяна (Харбин, Китай), центре Горных стран (Катманду, Непал), монгольском музее изобразительного искусства им. Дзанабазара (Улан- Батор), монгольской галерее современного искусства (Улан-Батор), в посольстве Султаната Бруней (Москва), в коллекция бывшего посла США в России Томаса Пиккеринга (США), Жана Луи Гуро (Франция), галереи «Кармин» (Барнаул). .
Первый портрет своего двоюродного брата нарисовал в четвертом классе.
1961 год — призван в армию. Служил под городом Плесецк (Архангельская область);
С 1967 года на выставках появляются его работы.
1964-1968 год — учёба на историческом факультете Горно-Алтайского государственного педагогического института;
1968-1969 год — учитель рисования и черчения в Теньгинской средней школе;
1972 год — начало выставочной деятельности;
1978 – 1979 год — преподаватель (рисунок, живопись, композиция) в художественном училище города Железногорска Курской области;
1979 год участие на Всесоюзной. выставке молодых художников (г. Москва);
1969-1971 гг. —  учёба в Алма-Атинском художественном училище им. Н.В.Гоголя;
1972–1978 гг. — учёба на графическом факультете института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина Академии художеств СССР, педагоги: А.Ф.Пахомов, В.А.Ветрогонский, В.Г.Старов;
1978 год — защита дипломной работы – Серия акварелей «о Горном Алтае», руководитель В.Г.Старов;
1978-1979 год преподаватель рисования, живописи и композиции в художественном училище города Железногорск, Курской области;
1979 год — переезд на работу в Горно-Алтайск;
1980 год — участие в зональная выставке «Сибирь социалистическая» (г. Барнаул);
1981 год участие в VI Всесоюзной выставке акварели (г. Москва);
1982 год — принят в Союз художников СССР, персональная выставка серия акварелей «Земля и люди Горного Алтая»;
1986 год — участие в выставке «По родной стране» (г. Москва);
1986-1988 гг. — председатель оргкомитета по созданию Союза художников Горно-Алтайской  автономной области;
1986-1993 гг — член ревизионной комиссии Союза художников РСФСР, член зонального (регионального) выставкома «Сибирь социалистическая»;
1987 год — участие в VIII Всесоюзной выставка акварели (г. Москва); персональная выставка «В горах голубого Алтая»(Горно-Алтайск);
8 января 1988 года — избран первым председателем Союза художников Горно-Алтайской автономной области;
Участвует во второй республиканской выставке «Художники автономных республик областей и национальных округов РСФСР» (Москва, 1989), «Защитникам Отечества посвящается» (г. Москва, 1990);
1995 год — присвоено высокое звание Заслуженного художника Российской Федерации;
Участие в выставках «Сибирский миф. Голоса территорий» (Омск, 2005), региональная выставка «Сибирь» (г. Красноярск, 1998; гг. Иркутск - Томск, 2003; г. Новосибирск, 2008), Всероссийская выставка «Россия» (г. Москва, 1999, 2004).
1996 год — автор утверждённого герба Горно-Алтайска;
1998 год — выставка в Барнауле «Кадын. Катунь»;
2001 год — выставка в г. Новосибирске «Образы Алтая»;
2003 год — Юбилейная выставка, посвященная 60-летию со дня рождения автора, «В. Чукуев» (Горно-Алтайск);
2004 год — присвоено звание Народного художника Республики Алтай; выставка «Отражение» (Новосибирск);
2005 год — включен в энциклопедию «Лучшие люди России», выставка «Алтай священный» (Барнаул);
2008 год — Диплом ВТОО  «Союз художников России»;
28 августа 2008 года — присвоено звание «Почётный гражданин города Горно-Алтайска»;
2013 год — диплом и медаль лауреата региональной выставки «Сибирь»;
2014 год — вручён диплом лауреата Государственной Премии Республики Алтай имени Г.И.Чорос-Гуркина в области литературы и искусства.
2017 год — присвоено звание «Почетный гражданин Республики Алтай»;
Персональные выставки: 2006 год —  «Алтай В. Чукуева» (Барнаул); 2012 год — «Гармония мира Владимира Чукуева» (Барнаул); 2013 год — «Лики Алтая» (Барнаул); 2016 год — «Алтай глазами художника» (Горно-Алтайск);
Основные графические работы: «Табунщик» (1978), «Сталевар» (1978), «В горах» (1981), «Бригада» (1984), «Табун» (1985), оформление и иллюстрирование более 30 книг.
Живопись: «Г.И. Чорос-Гуркин» (1982), «Писатель Кучияк П.В.» (1988), «Запрудаев В.Д.» (1993), «Катунь (утро)» (1995), «Радуга» (1996), «Алтай Священный» (1996), «Чаптынов В.И.» (1997), «Писатель Адаров В.О.» (2001), «Камни Катуни» (2001), «Рождение эпоса» (2004), «Уч Сумер» (2004), «Тлен времени» (2006).
«Став вторым после Гуркина «академистом», Чукуев все свое мастерство направил на то, чтобы как можно проникновеннее запечатлеть образы родного Алтая. Этим он снискал любовь и признание своих соотечественников и почитателей прекрасного»...

Чукуев Владимир Петрович
Чукуев Владимир Петрович

Детство

Родился я в Бичикту-Бооме, когда, второй уже год, бушевала война. Народ тогда, в основном, был малограмотный. Поэтому меня записали, как рожденного в Караколе, поскольку там был сельсовет, где и регистрировали детей. Села наши стоят друг от друга недалеко. Поэтому в паспорте у меня стоит Каракол вместо Бичикту-Боома.

Известно, что Алтай – родина древних народов, таких, как скифы, гунны, тюрки. И отголоски событий тех времен слышались в преданиях, передаваемых из уст в уста. Это чувствовалось, когда я слушал рассказы бабушки и пожилых соседей, которые ещё родились в том веке. В основном рассказчиком старины была моя тётя.

Она до революции была замужем за богатым человеком – за сыном Мандьи, брата Аргымая. После революции в 20-е годы во времена, так называемого «раскулачивания», её арестовали и сослали в Нарымский край с двумя малолетними детьми. Она там пробыла несколько лет. Разумеется, дети погибли там.

Когда ее выпустили, она сотни верст шла домой пешком, батрача по пути, зарабатывая таким трудом на еду, то есть так пешком добралась до дома. Она сохранила в памяти много преданий, легенд, историй, былин и эпических рассказов. Мы, дети, завороженно внимали всему этому. В основном, пожилым людям грамота (ликвидация безграмотности) давалась с трудом, поэтому всё передавалось из поколения в поколение в устных рассказах.

По возвращении из ссылки, тетя вышла замуж, и родилась дочь, моя ровесница — вот мы вдвоем и были ее основными слушателями.

Чукуев Владимир Петрович
Чукуев В.П. Общение с верхним миром

Религия

Сегодня «бурханизм» в какой-то степени, возрождается на Алтае. Но он не был религией алтайцев. И в 1904 году далеко не все алтайцы приняли бурханизм. Моя бабушка, моя тетя и другие не приняли его, и очень критично и иронично относились к бурханистам, которые каждого проходящего монгола чествовали, принимая его за ламу (нама) и носили, как говорится, на руках, на ходу заштопывая дыры в штанах, чтобы скрыть «кое-что».

Тётя нас водила в горы, и мы поклонялись на восходе Солнцу. Голубое Небо (Кок Тнери) или космос, Солнце и Земля, Алтай-Кудай – вот были три божества. Поклонение Солнцу было очень торжественным. Солнце восходит, и ты видишь… Божество.

Она воспитывала в нас эти чувства, прививала нам любовь к окружающей нас, как бы сейчас сказали, природе, то есть относиться к ней как к Божеству. Вот такая была «религия».

Тётя была неграмотная, поэтому она своими словами пересказывала нам историю алтайцев, услышанную от своих родителей. Говорила о том, что алтайцы верили в предание, где говорилось, что должен вернуться на Алтай молодой каган Шуну — Правитель. Он когда-то ушёл на запад, но обещал вернуться и возглавить народ. И, якобы, все алтайцы всю жизнь ждали его и т.д.

Мы ходили молиться недалеко, на гору рядом. Где-то за 500 метров. Дети, 2-3 года, особо далеко не уйдёшь. Не восходили высоко, а просто чуть-чуть поднимались до наиболее удобного, но скрытного места.

Там, в этом укромном месте, проводилась эта процедура Приношения Солнцу, Небу и Земле. Немножко обряды и были похожи на бурханистские, но ими не были.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Катунь священная

В свое время Л.П. Потапов написал, что у алтайцев религией был шаманизм, и с 1904 года внедрялся бурханизм, начало которому было положено в долине Теренг Четом Челпановым.

Бурханизм, мне тётя точно рассказывала, многие алтайцы не воспринимали, и не желали подчиняться Япон-каану, японскому царю.

Сейчас некоторые считают себя бурханистами. Нам старики рассказывали, что до революции глашатаями (jарлыками) бурханизма говорилось, что идёт Япон-каан и надо вот, ему подчиняться, идти к нему. Большинство алтайцев были против, не принимали «новую веру».

Сторонники бурханизма каждого монгола, перегонявшего скот, принимали за ламу, приводили его и перед ним преклонялись. Вспоминая, как зашивали ему рванные штаны, женщины, моя тетя и ее подружки, хохотали от души.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. «Г.И. Гуркин»

Л.П. Потапов написал, что шаманизм на Алтае был основной религией. На самом деле это не так. Алтайцы не горели любовью к шаманам, они их, можно сказать, побаивались. Ритуалы, жертвоприношения – страшная штука. Присутствовать, когда ломают хребет живому коню, не просто. Это надо было шаманам для того, чтобы завладеть, захватить внимание и ум собравшихся для дальнейшего внушения им своих слов, своей проповеди. Это был, своего рода, гипнотический акт.

Шаманы были, по русским понятиям — те же колдуны. Но они были почти единственные в то время лекари, с экстрасенсорными способностями, как сегодня бы сказали. Среди них были великие экстрасенсы.

Куда было идти заболевшим в безвыходной ситуации? Ни аптек, ни поликлиник, ни больниц тогда не было на Алтае. Русские люди ходили к колдунам, ведьмам, лекарям. Вот такую роль играл для алтайцев и шаман.

Когда шаман начинал камлать, он обращался к богу, Ульгеню в Верхний мир, и к Эрлику в Нижний мир, прибывшие на Алтай русские люди (ученые) его начали воспринять, как религиозного деятеля. Ведь к богам обращается. Как у русских - священники, попы.

Но русские колдуны, ведьмы тоже к богу обращаются, кресты носят. Но тут понятно, поскольку существует церковь, которая дает пояснение, ставит всё на свое место.

То, что на самом деле, это не вера, алтайцы это понимали. Различали, где вера, а где камлание. Верили в Космический Божественный Разум (Кок тенери), Божественное Солнце, детьми которого мы являемся, и Алтай-Кудай (Земля-Богиня) родившую и взрастившую нас. Вот этому я с детства внял.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. На безымянной высоте. 1991 г.

Как мы жили

Мои юные годы пришлись на время во время и после войны. Мужиков было мало. Много было вдов и молодых женщин, оставшихся одинокими, как и по всей советской стране.

На войне кто воюет? Молодёжь 18-45 лет. Большинство из них погибли на войне. Мой отец пал под Курском.

И росли так: родители (мамы, в основном) с утра до вечера и поздней ночи на работе вкалывали. Колхозная работа — сеять, веять, косить, стричь овец. Мы же в деревне были предоставлены сами себе. Кучами собирались. Купались, бегали, свободно играли. Вот и всё воспитание.

Как только «подросли» — сразу за работу. Первый период — возраст до 7 лет. В 6-7 лет летом нас заставляли возить копны на сенокосе.

На лошади катались всё лето — вся задница была в болячках, стёрта.

Лошади — первый транспорт в горах. Машин было мало, и все передвигались на лошадях, как на севере – на оленях. Тут оленей нет – значит, лошадь. Естественно, как только ребенок подрастал, его сажали на лошадь. С 5-6 лет умели ездить, скакать на лошади.

Когда сенокос заканчивался, мы освобождались от работы и начинали бегать по горам, купаться, ловили сусликов. Был такой вид подработки летом, как сдача шкур сусликов, крыс, кротов, а мясо сусликов ели. И оно казалось таким вкусным!

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. «Видение»

Потом, когда в 90-е годы я, приехав в деревню, решил — ну-ка, вспомню детство! Сварили суслика… Не смог есть! Запах! Думаю, а тогда ведь ели? Просто, может быть, были голодные...

Нас воспитывали так, что ни в коем случае нельзя загрязнять воду. Когда купались в реке, то по малой нужде выходили на берег. Мы уже маленькие понимали, что нельзя портить все находящееся вокруг, особенно воду.

Вот такой случай вспомнился. Где-то в классе третьем, наша учительница начальных классов (я был в третьем, а с нами были вторые и четвёртые), Тамара Ивановна, повезла нас показывать город Бийск.

Она хотела, чтобы мы посмотрели город, церковь. В центре же самыми красивыми была церковь и купеческие здания. Она нас и повезла туда, чтоб мы это посмотрели.

Нас учили: если ты имеешь свою веру, то с таким же трепетом относись к другим верам, религиям.

Мы всё посмотрели, походили по городу, устали, и спустились к Бие «пообедать». Мы взяли с собой конфет и пряников, чтобы перекусить. Поели и… напились из Бии. Не знали, что город сбрасывает в реку все свои отходы. Бия была грязная. И, естественно, у всех у нас разболелись животы.

А в Горном Алтае в моём детстве можно было пить из любой реки — чистота воды была гарантирована. Ведрами брали из реки воду, несли домой, пили и некипячёную.

Никто в речки ничего не бросал, не сливал. Это было строжайшим образом запрещено, вернее, сделано внушение с молоком матери.

Еще внушали, чтобы без особой надобности зря не ломай ветви, не загрязняй вообще природу, тем более воду ручьев и рек, а родники считались священными источниками, живыми... Как учили детей проходить мимо старшего не спереди него, а со спины, так и у родника, человек не должен ступать ногами выше него, а только пониже его выхода из земли...

Чукуев Влдаимир Петрович
В. Чукуев. После горозы. Холст, масло.

Священные вершины

У каждого рода есть свои священные вершины. И каждый род этим вершинам поклоняется.

Например, у тодошей – Бабырган. Моя мама – тодош, а отец – майман. И поэтому я, как человек из рода майман, поклоняюсь Священной вершине майманов — Короты-Бажи (Вершина Семинска).

Самая высокая часть горы — это обычно предмет поклонения рода. Восходить на неё не надо без надобности, вернее, не желательно. Поклоняться надо обязательно, находясь внизу.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Твердыня духа. Белуха.

Белуха — наиболее почитаемая вершина не только у нас, алтайцев, но и со всех жителей России. Приезжают к ней, отдать дань уважения, любви, благодарности. Она – главный объект в творчестве всех художников не только Горного Алтая, но и всей Сибири. Как не восхищаться, если она самая высокая вершина в России за Уралом. Отношение у всех к ней трепетное, почтительное и у русских людей. Это естественно.

Считается у алтайцев, что горы священны, и около них нельзя шуметь, кричать, безобразничать и тем более, загрязнять всё вокруг. Особенно это относится к Уч Сумеру (Белухе).

Поэтому к Белухе, как к чистейшему образцу земного бытия, относились как к божеству. Восходить на Белуху никому не советовали. Поэтому алтайцы на высокие вершины не поднимались. Полонялись внизу, но не восходили. Потому что, высокие горные вершины считаются живыми, обиталищем земных (горных) духов, которых без надобности не стоит тревожить, тем более ступать ногами. Только в случае крайней необходимости. Например, если нападают враги, только тогда люди могут попросить помощи скрыть их от недругов у священной вершины. Так в лихие годы многие и спаслись от уничтожения.

Впервые я увидел Белуху в 1986 году. Была такая кампания «Алтай — горы дружбы», организованная Фёдором Семёновичем Торховым. Тогда советские и монгольские художники вместе работали один год в западной Монголии, а на следующий год – в Горном Алтае.

И вот тогда нам на вертолётах показывали Белуху — мы облетали её. К сожалению, тогда у нас фотоаппаратов не было, мы были не очень богатые.

Позже я побывал вновь около Белухи, писал этюды. Как только освобождались, мы ездили на этюды по Усть-Коксинскому и Усть-Канскому району. Сейчас сложнее: годы идут и что-то мешает. До сих пор жалею, что не был на Чулышмане, не посмотрел водопады. В своё время надо было там побывать.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. В мастерской

Профессия – художник

С русским языком у меня было сложно. Деревенский парень, языком владел плохо. Это в армии я немножко наверстал упущенное, более глубже изучил русский.

Никогда не думал, что из меня художник получится, потому что живого художника не видел, который мог бы дать оценку, подсказать. Думал, что они живут только в Москве. Какой из меня художник? Рисую, да и всё.

Хотя, в армии служил художником. Выиграл конкурс. А после армии поступил в наш Горно-Алтайский пединститут. Рисовал, ходил в изостудию при Доме культуры. Студийцы работали зачастую сами, самостоятельно, когда уходил преподаватель.

И только на третьем курсе я познакомился с ребятами из Саратова, художниками, окончившими художественное училище. Они меня убедили в том, что мои работы и уровень их нормальный.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Банное утро на Эликмонаре

Вот тогда я и задумался – не попробовать ли мне? В то время надо было закончить на историческом факультете четвёртый курс. Остался всего один год.

Доучился, год отработал, и понял, что надо получить художественное образование. Поехал в Алма-Ату. Опоздал на экзамены. Я полагал, что экзамены начинаются с 10 июля, как было в газетах, а оказалось, с 1 июля.

Решил, чтобы не ездить зря еще раз, показать свои работы комиссии. Преподаватели их посмотрели, сказали, что у меня уровень выше, чем первый курс – «примем на второй». Так я оказался на втором курсе. Человек я был тогда уже взрослый, после армии и института, и отношение к занятиям было серьезное. А потом после второго курса меня перевели на четвёртый.

Таким образом, за два года я закончил Алма-Атинское училище.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Место силы.

По окончании его решил: раз сэкономил время, значит, поеду и попробую поступить в Ленинград. Думал, что проучусь там два года. Потому что, дома мама одна, да и я по годам взрослый. Но оказалось, что таких, как я, полно в Ленинграде. Люди там по несколько лет поступают.

Поступил на графический факультет. В Алма-Ате закончил живописный, а в Ленинграде решил заняться акварельной живописью и изучать офорт, литографию, ксилографию и т.д.

Педагогами моими там были знаменитый Алексей Фёдорович Пахомов, декан Владимир Александрович Ветрогонский. Спец. предметы вели Владимир Георгиевич Старов, Михаил Павлович Труфанов, Юрий Михайлович Непринцев, автор знаменитой картины «Отдых после боя».

Естественно, моими кумирами были великие русские художники, на картины которых ходили смотреть в Русский Музей.

Малевич К.
Малевич К. Чёрный супрематический квадрат, 1915. Холст, Масло. 79,5 × 79,5 см ГТГ, Москва

Чёрный квадрат

Иногда учителя приводят учеников ко мне, приходят другие неискушенные в искусстве люди и спрашивают: что такое современная живопись, как понять смысл «Чёрного квадрата» Малевича? Что за произведение? В чем замысел его? Почему высоко ценится? Хочется, чтобы они имели ясное и четкое понимание в художественности, поэтому я им стараюсь изложить свою точку зрения..

Однажды я увидел по телевидению программу «Кордон Кихот», куда пригласили одного модного художника. Там сидели искусствоведы. Некоторых из них я даже знал. Они были из Третьяковки, Пушкинского музея. Видимо, пригласили их специально, поскольку передача была специфическая.

И этот художник сказал оппонентам: «Вы моё произведение не понимаете. Вот объясните — почему чёрный квадрат так ценится? В чем суть и прелесть этой картины?» Все искусствоведы сидели и молчали. Они не знали ответа.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Алтай священный.

Вот по этому поводу я написал статью. Мы поговорили с редактором журнала «Аrt council. Художественный совет», который выходил в Москве. Он заинтересовался и говорит: «Давай. Я опубликую». Статья вышла в этом журнале в конце 2010 года.

В статье я объясняю, что художественность стоит на трёх столпах. Первое – мастерство. Мастерству учат в специальных учебных заведениях - это композиция, рисунок, тон, объем, перспектива воздушная и линейная, колорит и прочее-прочее. Все великие художники владели этими атрибутами мастерства.

Вторая опора, или критерий – это чувства, «зашифрованные» в картине. Можно нигде не учиться, быть абсолютно самодеятельным художником примитивистом, но вложить свои чувства в произведение, и его поймут, увидят, и оно найдёт резонанс в душе зрителя. Вот картина написана чёрными красками, рисунок примитивный, колорит условный, но шашлыки издают аромат и грузины поют (слышны их голоса). Это Пиросмани.

В свои произведения художник вкладывает свои чувства. К ним относится и великий Ван Гог.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Катунь.

А третий столп, опора или критерий – творчество. Художник не должен повторять кого-то, а необходимо ему найти свой путь. Возможно, этого требует и его время. И он уходит в новшество, новаторство, поиск нового.

В чистом виде всё это, эти критерии редко встречаются. Если эти три критерия встречаются в произведении, то мы имеем перед собой гениальное полотно. Джоконда, например. В этой картине заключено всё: и великое мастерство, и колдовские чувства, и великолепное новаторство.

А вот чистое новаторство редко встречается. Но есть исключение: вот «Чёрный квадрат» – это новаторство в чистом виде. Там нет никакого рисунка, не вложено никаких чувств, нет ни перспективы, ни колорита, объема. Там нет ни верха, ни низа т. д. Короче говоря, ничего этого не найдёте. Грубо нарисованный чёрный квадрат, да ещё там на холсте что-то было и художник, оказывается, это закрасил.

Но это было открытие века. Этот «Супрематический черный квадрат» в последствии сделал колоссальный вклад в плакатное искусство, в дизайне, в декоративное искусство, в росписи ткани. После него много поменялось в прикладном искусстве.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Во имя спасения. Фрагмент.

Поэтому это произведение считается великим творческим произведением, открытием. Начало ХХ века –это время многого новаторского в изобразительном искусстве. Видимо, эпоха была такая. В начале ХХ века большинство новаторов были выходцами из России: Малевич, Кандинский, Филонов и др.

До этого чёрный квадрат выставлял в 1882 году француз Альфонс Алле, за 20 лет до Малевича. Но тогда время не подошло. Каждое событие должно совпасть со временем.

Когда я учился в Ленинграде, из Москвы к нам приезжал известный и знаменитый художник Евгений (Герц) Адольфович Кибрик. У него есть серия картин «Лениниана» и он, в свое время, иллюстрировал Ромена Ролана, которому понравились его работы. Он, оказывается, занимался у великого Павла Николаевича Филонова, новатора, ведущего художника русского авангарда того времени, открывателя филоновской школы.

Из слов Кибрика мы поняли, что Филонов говорил, что «надо только точечными мазками в тепло-холодном тоне покрыть весь холст, не заботясь о рисунке, композиции и т. д.». Он был коммунистом по взглядам, и у него была философская формула, что применяя его метод «каждого пролетария можно сделать художником».

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Художник Василий Иванович Суриков

А вершиной всего этого движения новаторства является Кандинский. В его картинах идет полное разрушение всего того, что было до этого в искусстве. Там присутствует один только декоративизм цвета. Мажь, не гляди, не думай.

Недаром же перед ослом ставили таз с овсом, к хвосту его привязывали кисть, осёл от удовольствия размахивал хвостом, которую поочерёдно опускали то в одну, то в другую краску и подставляли холст. Получалась чисто декоративная штука. Где присутствие художника чисто условное.

А вот после абстракционизма, как мы знаем, ничего кардинально нового нет. Абстракционизм — это вершина новаторства. Чтобы вы ни придумали сегодня - это всё вы найдёте в произведениях авторов до 40-50 годов.

Сейчас открывается множество возможностей у художника – хочешь, занимайся абстракционизмом, хочешь этим, хочешь другим, хочешь реализмом – занимайся, делай. Открывается широкое поле деятельности.

Вот так можно объяснить, что такое «Чёрный квадрат», что такое работы Малевича, Кандинского, Пикассо и других великих творцов прошлого века.

Укачин Борис Укачинович
Укачин Борис Укачинович. Акварель В.П. Чукуева

Герб Горно-Алтайска

Когда проходил конкурс, я был членом жюри, и в нём не участвовал. Конкурс идёт и идёт. Смотрим, смотрим. Много идей, эскизов, предложений, но ни один из них не удовлетворял ни конкурсную комиссию, ни чиновников.

И вот тогда я вышел из состава жюри, предложил свою идею. В нашем городе находится древнейшая стоянка людей. Эта стоянка древнейшей эпохи, свыше 600 тысяч лет. Поэтому надо использовать этот факт.

Горно-Алтайск получается самым древним населённым пунктом в России, даже древнее городов других стран, окружающих нас.

Естественно, отнеслись к этому проекту, как к любому новому. Осуждали, обсуждали, препирались. Я переделывал, переделывал. Утвердят или не утвердят, или дальше будет длиться этот конкурс?

К последнему заседанию конкурсной комиссии заходит человек. Представился Сергеем Сергеевичем, работником Эрмитажа, который специально приехал для того, чтобы поучаствовать в этом конкурсе. Оказалось, что принёс ту же самую идею. Он археолог, знающий историю нашего Горного Алтая, тем более, следы стоянки в Горно-Алтайске.

Он не художник, и у него был плохо нарисован эскиз герба. Изобразил в виде карты. Но когда он увидел мои эскизы, то был удивлен такому совпадению, и как бы подтвердил эту идею, поддержал меня. Наших местных чиновников мое мнение, поддержанное Сергеем Сергеевичем, убедило.

И герб утвердили. Смысл такой: на фоне флага нашей Республики расположены орудия труда и охоты древних людей и два орнамента, означающих в орнаменталистике изображение человека.

Поскольку у нас живут, в основном, славянская и тюркская народности, то вверху — славянский красный орнамент, который изображает человека, внизу — изображён человек в тюркском орнаменте. Вот такое содержание… Кстати, автором нашего флага РА, который стал фоном в гербе, являюсь я.

Памятник Г.И. Гуркину
Памятник Г.И. Гуркину. Фото Е. Гаврилова

Памятник Гуркину

С Игнатом Ивановичем Ортонуловым мы всю жизнь друзья-товарищи. Я обожаю его как человека и как художника. Для меня это выдающийся, великий художник.

Идею памятника Г.И. Гуркина Игнат Иванович долго вынашивал и пробивал. Был конкурс. Он выставил свой эскиз, я — свой. Сделал Г.И. Гуркина с согнутой ногой. Помните знаменитую фотографию, где он сидит на каком-то парапете. Тонкий, высокий, нога согнута в характерной ему позе.

В конкурсе прошёл мой эскиз. Но я добился, чтобы, заплатили Игнату Ивановичу и за его эскиз, потому что считал это справедливым, поскольку он много работал, много сделал для этого дела, для этого проекта.

Чукуев В.П.
Рабочая модель памятника Г. Гуркину. Фото В.П. Чукуева

На конкурс обычно представляются маленькие скульптуры –эскизная модель с высотой около 30 сантиметров. А потом мы сделали рабочую модель. Рабочий вариант – скульптура, высотой 1,2 м.

К сожалению, окончательную работу мне пришлось доделывать уже без Игната Ивановича, из-за обстоятельств, свалившихся на него…

В.П. Чукуев
Рабочая модель памятника Г. Гуркину. Фото В.П. Чукуева

Тут и на меня заказчики стали «давить», что мне срочно пришлось приступать к исполнению, и за месяц сделал скульптуру в натуральную величину. И тут вмешались обстоятельства…

Получилось так, что рабочую модель без моего разрешения увезли и, при увеличении, многое исказили.. Оказалось, что эти дельцы заранее отлили камень, на котором сидит Гуркин, и скульптуру стали подгонять к этому камню..

Если бы мне сказали заранее сделать отдельно камень, на котором Гуркин сидит, я бы сделал его отдельно.

В.П. Чукуев
Рабочая модель памятника Г. Гуркину. Фото В.П. Чукуева

Оказалось, что Гуркина нельзя посадить на то, что они сделали. Художник-скульптор от них приезжал и предложил, чтобы я снял форму постамента и переформовал. Я, отказался.

В конце концов, когда отлили из чугуна и поставили, я прямо скажу, был расстроен. У меня сохранились фотографии рабочей модели…

Говорят – ладно, хоть так сделали. Миллионы рублей нужно, чтобы это переделать. Многим нравится. Но есть художественная этика — так нельзя делать...

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Красные скалы. Катунь.

Сегодня

Живу, как и все художники, которые зарабатывают продажей своих произведений. Есть художники, которые где-то работают, преподают и попутно занимаются творчеством. А есть те, которые живут только «подножным» кормом.

Пишем, в основном, пейзажи Горного Алтая, которые идут на продажу. Немножко ими и зарабатываем.

Сейчас кризис. Заказов и особых продаж нет. Могли бы делать тематические картины. Стараемся попадать на выставки. Картины выставлять, если можно, тематические, сюжетные.

В. Чукуев
В. Чукуев. Стоянка. 2004. Холст, масло

Горный Алтай

Алтай красив везде. Это пять таких зон — от тундровых в Кош-Агаче до Чемальских сосновых, «бархатных». И все прекрасны.

Но самое красивое место на Алтае – Катунь. Мы, все художники, чуть что - едем на Катунь и пишем. Это самая красивая река. Красивее я не видел. Я ездил и рисовал на Байкале, Средней Азии (когда был в Алма-Ате, видел горы Алатау), в других местах. Попишешь с одного места и всё! Уже скучно.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Музыка заката

А на Катунь приезжаешь в любое место, садишься и рисуешь. Попиши в эту сторону, повернись на 90 градусов – в эту сторону попиши. Горный Алтай создан для художников. В любом месте он красив. Поэтому и приезжает сюда много народу. Пишут, работают.

Естественно, самое красивое место – Катунь и Чуя и всё, сосредоточенное вокруг Катуни. Прекрасны реки, впадающие в неё, природа вокруг нее. Я думаю так: Чемальский, Онгудайский район, Улаганский, и все другие районы все прекрасны по-своему…

К сожалению, сейчас захватывают деловые люди берега, туда уже не подойдёшь. Платить надо 300 рублей, чтобы пройти встать и поработать..

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Мелодия гор

Горный Алтай для меня – это всё равно, что родной дом.

Когда человек пока маленький, он живёт в родном доме. Подрастая, осваивает побольше пространства, свой район. Дальше – край, страна, мировое пространство. Но ближе к сердцу и глубже чувств, полученных в детстве, нет. Поэтому для всех нас Горный Алтай — это великолепное по красоте родимое гнёздышко.

В 80-е годы мы были в Монголии, встретились там с одной женщиной. Когда-то её родители эмигрировали и остались там. И она родилась там, никогда не была в Горном Алтае. Но родители, видимо, настолько тосковали по Горному Алтаю, говорили о сказочной красоте своей Родины, которую пришлось покинуть, что женщина со слезами в глазах об этом говорила. Горный Алтай для нее (в то время) был далеким райским, сказочным и недосягаемым уголком.

И для нас Горный Алтай – это райский уголок, малая родина – часть огромной Родины – России.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Орлиный край

Вот мы недавно собирались у памятника Гуркина в его день рождения. Там теперь проводятся митинги. И мне дали слово. Иногда звучит, что Гуркин был националистом, что-то ещё такое. Там я сказал, что Горный Алтай до присоединения к России представлял собой, особенно после падения Джунгарии, лакомый кусок для грабежа, нападений, угона скота, людей в рабство. Это делали монголы, китайцы, братья тувинцы, казахи и т.д. Но и алтайцы, немного усилившись, ходили с этими же целями на тех же соседей. Времена такие были.

И народ Горного Алтая каждый день был готов рубиться. Работали и готовились к войне. А после присоединения к России Горный Алтай превратился в Рай для коренных жителей.

Почему? Во-первых, когда вошли в состав России, на них перестали нападать. Перестали нападать — значит, сабли в сторону. Ежедневно тренироваться в рубке не надо.

Во-вторых, территории Горного Алтая стали тогда кабинетными землями и было распоряжение, что на них никого не селить. С алтайцев налоги не брать, в армию (рекрут) не забирать.

Я считаю, что коренные жители – алтайцы и кержаки – зажили как в раю. Кержаки с 15 века сбежали с берегов Керженки после реформы Никона и жили рядом с алтайцами.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Идиллия

Все алтайцы жили в юртах. Зимой — что на улице жить, что в юрте. Особо не отличается. Только при помощи дров, костра в очаге внутри аила и выживали. Единственное стремление, мечта – выжить зимой. Родившиеся зимой дети, зачастую, погибали.

А как только появляется первая зелень, начиналась разворачиваться райская жизнь: свадьбы, гости, гулянки, полное безделье. Работы же нет никакой. Корм для скота – подножный, ничего не надо делать, в армию не берут, никто не нападает. И с точки зрения жителя Алтая начинался рай.

Чукуев В.П.
Чукуев В.П. Рождение эпоса

С точки зрения Гуркина это было плохо. Потому что грязь, антисанитария, гибель детей, безграмотность, отсталость и прочее. Вот он и мечтал преобразовать местный уклад, приобщить к культуре, цивилизации, поднять этих людей, своих земляков, помочь. Построить дома, школы, медпункты и прочее.

Его родным языком, мне думается, был русский, которым великолепно владел. Алтайским языком он владел, но все прекрасные стихи в прозе написаны им не на алтайском, а на русском языке. Он был за объединение (единение) через развитие малых народов до уровня великих.

Поэтому националистом его никак нельзя называть, националистом он не мог быть, хотя бы потому, что он, ко всему прочему, был порядочным человеком. И все его друзья и окружение были порядочные русские интеллектуалы— Потанин Григорий Николаевич, Анохин Андрей Викторович и др…

Алтай — самое красивое место для меня, родина, где каждый камень, каждый ручей дорог с детства.

© Интервью Е. Гаврилова от 10 февраля 2018 года. Ссылка на сайт обязательна!