Перевал Чике-Таман

Чике-Таман (Чике-Даван, Чичке-Таман, Чике-Томан, Чике-Тимон, Ильгуменский, Улегемский») — перевал на 656 км Чуйского тракта (Новосибирск – Ташанта). Статус — памятник природы Алтая.

Перевал Чике-Таман
Перевал Чике-Таман. Фото П.Трофимова

 Туристский район:  Средняя Катунь

Топонимика

В зависимости от произношения и как результат – написания, существует множество переводов. Наиболее популярными считаются: Чике-Аман – «Здравствуй, гора», Чике-Таман - «прямая подошва».

Но, существует ещё одна версия, тесно связанная и ойратским и монгольским присутствием. Её озвучивают специалисты тюркских диалектов и языков. По их мнению, все названия должны перекликаться с особенностями местности. В случае данного топонима это сочетание следует читать как «Чике-Даван» в переводе с монгольского «даван» - «перевал», ойратского «чике» - «прямой». Чике-Даван – прямой перевал.

Чике-Таман. Наивысшая точка перевала. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Наивысшая точка перевала. Фото Е. Гаврилова

Туристское значение

На перевале оборудована смотровая площадка, где много лет ведут торговлю различные организации. В 2017 году она была переоборудована и на ней установлен единственный на всём протяжении Чуйского тракта "Памятник дорожнику" (скульптор А.Ю. Агриколянский), первый подобный памятник в Алтайском крае и Республики Алтай.

За перевалом находится Чикетаманский родник.

Кроме того, практически полностью сохранился участок старого Чуйского тракта при перевале через Чике-Таман.

«Памятник дорожникам» (скульптор А.Ю. Агриколянский). Фото Е. Гаврилов
«Памятник дорожникам» (скульптор А.Ю. Агриколянский). Фото Е. Гаврилов

Описание

Начало подъема на перевал Чике-Таман на высоте 909 м над ур. м. на 657 километре Чуйского тракта. На 659 км поворот вправо – старая дорога на Чике-Таман. Перевал имеет 41 больших и малых поворота.

Смотровая площадка находится на расстоянии 6,1 километров от начала подъёма на высоте 1279 м над ур. моря. Перепад высоты – 370 метров. Пересечение со старым Чуйским трактом на высоте 986 м над ур. моря  через 8,25 км от начала подъёма. От указателя до указателя подъёма на Чике-Таман – 11,9 км.

Начало подъёма со стороны Монголии на высоте 966 м над ур. м. у Чикетаманского родника.

Чике-Таман

История

Чуйский тракт, а как следствие, преодоление Улёгёмской горной цепи, возник с незапамятных времен. Доказательство существование пути в этих местах — упоминание Сапожниковым Василием Васильевичем втулки от колесницы времен Тамерлана, найденной именно близ Чике-Тамана.

В конце XIX века путешественники могли увидеть на северном склоне Чичке-Тамана следы древней, высеченной в скалах, колесной дороги. По словам алтайцев, ее прокладывали когда-то китайцы, хотя трудно судить насколько подобные сказания безошибочны.

Эта дорога шириною до двух сажень, была заросшей деревьями и загромождена валунами, скатившимися с ближайших горных вершин. Она тоже шла зигзагами, но повороты её были не так круты, а подъемы – пологи.

3 июня 1860 года упоминание преодоление перевала описано выдающимся русским ученым Василием Васильевичем Радловым : «Через несколько верст после заимки Хабарова (по измерению Калнинга, расположенной на высоте 946,5 м) нам нужно было перейти через труднопроходимую горную цепь Чикетаман, которая тянется между Малым и Большим Ульгеменом (Ян-Улёгён).

Дорога здесь так круто подымается в гору, что в волокушу пришлось запрячь четырех лошадей.

Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова

С трудом вскарабкались мы до середины горного склона. Дорога становилась все круче, и поэтому, я решил, что мне и моей жене будет лучше взобраться на гору пешком. Гора оказалась слишком трудной и для пешехода. Нам приходилось то карабкаться по отвесным скалам, то продираться сквозь густой кустарник. На вершине — довольно широкое плато с пышной растительностью: густой травяной ковер, покрытый цветами, и довольно богатый лес.

Восточный склон Чикетамана тоже очень крутой, но голый и местами покрыт камнями, так что спуск был, пожалуй, еще тяжелее, чем подъем. Не успели мы добраться до подошвы горы, как нас застала врасплох внезапно наступившая темнота, и нам пришлось спускаться с высоты чуть ли не на четвереньках…»

25 декабря 1878 года описание перевала находим в сочинении русского географа, этнографа и публициста Григория Николаевича Потанина «…Мы встали так рано, что успели выехать с места, когда еще было темно... В 3, 4 верстах от ночлега начался крутой подъем; он идет зигзагами и чем выше, тем становится круче; моя лошадь часто скользила, потому что на водопое намочила копыта и они заледенели; перевал этот считается самым крутым на пути из Кош-Агача в Ангудай; мы поднялись на его вершину, солнце еще не взошло.

Я остановился, чтоб посмотреть, что за вид представляется с этого высокого места назад, в долину Катуни, но горы еще были плохо освещены, и ничего нельзя было разобрать; местами вырезывались зубчатые гребни гор, но вскоре расплывались, как будто в хаотической подмалевке начатой картины. При том на самой вершине перевала закрутил сильный, резкий ветер, так что захотелось поскорее спуститься в теплую долину, которая лежала по другую сторону перевала.

Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова

Эта другая долина тоже называется Улегумэном; спуск в нее не менее крут и опасен…»

В 1881 году подробное описание путей через Улегемский перевал сделал инженер Михаил Антонович Брещинский:  «За Хабаровской заимкой начинается вьючный путь и нужно перебираться через высокий хребет Улегем, называемый русскими крестьянами Ильгуменем. Через него переваливают по трём горам: Чичке-Таману, Ириндуою и Чернореченской.

К первой из них от заимки Хабарова верховая тропа около версты идет по ровной местности, удобной для колесной езды, а потом по холмистой поверхности, за которою на 3-й версте следует подъем на Чичке-Таман, пролегающий зигзагами между скалами и зарослями колючего кустарника.

Чем ближе к вершине горы, тем круче въезды. На 4-й версте начинается спуск. Заваленный камнями и покрытый мелким лесом, он постепенно понижается на 1/2 версты, но после того сворачивает в глубокое ущелье с большим падением.

Оттуда по косогору путь достигает до левого берега р. Большого Улегема... Всего расстояние от Хабаровской заимки до Куликовской(ныне Купчегень – Е.Г.), по направлению через Чичке-Таман, около 13 верст.

На другую верховую тропу через Улегемский хребет по горе Ириндуой сворачивают с дороги от Онгудая к заимке Хабарова, не доезжая 1/2 верст до последней. (Начало тропы находится  на 655,3 км Чуйского тракта  в селе Хабаровка, где надо повернуть с тракта налево – Е.Г.)… При этом путь от Онгудая к заимки Куликова через Ириндуой до 4 верст короче пути к ней через заимку Хабарова и Чичке-Таман.

Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова

Наконец, третья тропа между названными заимками через Улегемский хребет, на Чернореченской горе, как объяснили инородцы, имеющие вблизи её зимовки, недоступна для разработки колесной дороги. (Начало тропы находится на 657,5 км Чуйского тракта, где надо повернуть с тракта вправо – Е.Г.)

По их заявлению, проезжие предпочитают Чичке-Таманский и Ириндуойский пути, именно: если вьючные лошади устали, тогда едут по скалистому, но менее высокому Чичке-Таману; если же не кованные лошади сбили копыта, тогда направляются по мягкому грунту, через Ириндуой».

13 июля 1898 году поручик инженерных войск Павел Голышева при обследования местности для прокладки колесного пути от г. Бийска до поселка Кош-Агач так описал эти перевалы.

Первый перевал, называемый Ульгеменский или Ярындуой, начинается тотчас же от дер. Ульгемень влево по речке Ярынду. Тропа идет сначала вдоль речке Ярынду, от которой перевал и получил свое название «Ярындуой» и пролегает по пологому скату, спускающемуся к логу, по которому весной протекает бурный ручеек называемый речке Ярынду...

Второй перевал через тот же хребет называется «Чике-Таман» и находится в версте от Заимки Поликарпова. Путь этот проложен по каменистому грунту, состоящему из скатившихся глыб и полуразрушенных с поверхности целиков гранита. Неровная и довольно узкая дорожка мелкими зигзагами вьется по горе до самой её вершины и в этом виде едва удобна для вьючного движения. Спуск с горы несколько положе подъема и дорожка также мелкими же зигзагами проложена в каменистом скате горы. Вскоре по спуске с перевала встречается не большой лог, спустившись по которому, выходит на гладкую и ровную дорогу, идущую в восточном направлении вдоль речки. Большой Ульгемень. Версты через 1½ встречается первая дорога, идущая с Ульгеменского(«Ярындуой») перевала.

Сравнивая оба эти перевала в смысле удобств передвижения, нельзя не признать лучшим первый перевал, т.е. «Ярындуой», хотя вообще в сырую погоду он часто избегается, а предпочитается ему тогда «Чикэ-Таман» как более сухой, ибо дорога проложена все время по скалистому, дресвяному и каменистому грунту. В общем же подъеме на «Ярындуой» легче – он ниже, нет крутых мест, каких много на втором в особенности со стороны заимки Поликарпова.

Кроме сухости «Чикэ-Таман» еще имеет то преимущество перед «Ярындуой», что последней чуть не двое длиннее первого. Езда через перевал «Чикэ-Таман» слишком утомительна и для седока и для лошади».

Как видим, предпочтения в разных людей в преодолении этого препятствия расходились.

Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова

5 мая 1901 года начались работ на Чуйском тракте. Статский советник, горный инженер Иосиф Иванович Биль, вначале отмечал: «…Через Ульгуменский перевал выбрано урочище Ерендоой, отличающееся землянистым грунтом…» Но в течение работ происходит корректировка:

«Перевал через Ильгуменский (правильнее «Улегемский») хребет выбран по вьючной тропе через гору Чике-Таман, вместо урочища Ерендоой, на том основании, что последнее, отличаясь глинистым грунтом, неудобно для следования караванов в дождливое и в особенности в весеннее время».

Летом 1907 года перевал отмечает в своих отчётах известный исследователь Алтая, ботаник Виктор Иванович Верещагин: «За Хабаровкой скоро начинается подъем на высокий Ульгуменский или Чике-Таманский перевал в долину Большого Ульгуменя, впадающего в р. Катунь. С перелома открывается очень красивый вид на долину Большого Ульгуменя, окаймленного темной лентой елового лесa.

На самой вершине хребта стоит крест, водруженный проезжавшим здесь архиереем, а напротив его, по другую сторону дороги развеваются на ветвях лиственницы ленточки разноцветной бязи — благодарственная жертва инородцев за благополучный переход богам (так называемая «джалама»), - символы двух религий, борьба между которыми еще далеко не закончена....»

Поскольку упоминания креста нет в других источниках можно предположить, что он был сооружён в близкое к указанной дате времени. Поездка архиерея до Чике-Тамана датируется более поздней датой, тем более восхождение на перевал не описано.

7-го августа 1906 году в Онгудае был созван экстренный съезд о. о. миссионеров тех отделений, в пределах коих велась проповедь бурханизма: миссионеры Чуйского, Ининского, Урсульского, Усть-Канского, Мыютинского и Чергинского отделения, собравшись, имели рассуждение по поводу продолжающегося движения среди алтайских инородцев и о мерах ограждения от увлечения оным новокрещеных инородцев.

Как ничем не подтверждённая версия, установление креста было следствием этих событий.

В 1914 году русский советский писатель Вячеслав Яковлевич Шишков при проведении работ по изысканию Чуйского тракта, так описывает перевал: «Чике-Таман. Прежде всего изречение, нацарапанное на придорожном столбе, на самой вершине перевала рукою отчаявшегося ямщика: «Ета не Чекетаман, а Черт-атаман, сорок восемь грехов». В этом все сказано, вылита вся желчь наругавшегося донельзя человека, замучившего себя и погубившего здесь, может быть, не одну лошадь.

Чике-Таман—огромный горный кряж, преградивший путь в долину Улегома, куда выходит тракт. Вы подъезжаете вплотную к горе, выходите из повозки и пешком поднимаетесь по бесконечным извилинам тракта, подобно пьяному мужику, выписывавшему мыслете по крутому склону горы, и, измучившись, благополучно достигаете вершины перевала. А лошади тем временем надрываются над вашим экипажем. Вы поднялись на сто шестьдесят сажен и на столько же должны спуститься. А горизонтальное расстояние между крайними точками подъема и спуска всего одна верста. Все эти отдельные зигзаги тракта очень коротки и узки, радиусы закруглений малы, уклоны велики. Телега в закруглениях иногда не может повернуться: колеса висят над ничем не огражденной пропастью. Еще один неловкий шаг лошади, и она вместе с возом сорвется вниз.

И вот тут-то начинается ад. В особенности весной, или во время дождей, когда дорога покрывается липкой грязью.

Ругань самая отъявленная, какую только может выдумать озверелый человеческий ум, грохочет в горах. Ямщики ревут дикими, сумасшедшими голосами,—глаза у них свирепые, руки разбойные—палками и камнями бьют лошадей, лошадиные тощие бока, как барабан пустой, отдаются на удары, лошадь еле дышит, у ней в глазах темно, она сердце надсадила, у ней ноги дрожат, бока от палок ноют, в глазах ужасная боль стоит и мука…

Но как может знать лошадь, куда ей идти, если заблудились при постройке сами строители, проводят тракт не там, где нужно…»

Ведомость дефектов Чуйского тракта от города Бийска до Кош-Агача по существующему направлению отмечает: «Подъем 28 маршами по долине двух верст на высоту 128 сажень на Чике-Таманский перевал, спуск с него 18-ти маршами…».

Чике-Таман. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Фото Е. Гаврилова

21 октября 1919 года по воспоминаниям красного партизана тов.Кудрявцева: «ведя наступление на части Кайгородова и Валюжанина, разведка с боем шла вперёд... При подъёме на Чике-Таман мы отняли у противника еще один пулёмет и много патронов».

Летом 1926 года на Чике-Таманском перевале были произведены значительные ремонтные работы – началось строительство новой дороги. Тракт удлинялся на два километра, но вместо восемнадцати серпантинов осталось всего три. Изыскательской партией по проектированию новых вариантов Чуйского тракта руководил В. О. Пузин. По его данным общие капиталовложения для переоборудования перевала на ближайшее пятилетие составляли 2 млн. руб. золотом.

15 ноября 1927 года в акте обследования состояния Чуйского тракта читаем: «…Главным дефектом всегда останется высокий перевал в Чике-Таман. Работы на нем производятся второй год. Цель работ: смягчение подъемов и уширение дорожного полотна. На этом новом варианте произведены крупные скальные работы, имеются свыше 6 метров выемки. На варианте допущено 10% довольно затяжных подъемов. В осеннее время на этих подъемах образуется ледяная кора, делающая крайне затруднительным всякое передвижение.

«Памятник дорожникам» (скульптор А.Ю. Агриколянский). Фото Е. Гаврилов
«Памятник дорожникам» (скульптор А.Ю. Агриколянский). Фото Е. Гаврилов

По своему характеру работы носят черновой вид. В некоторых местах нет достаточной ширины. Надлежащих откосов нигде не заложено; в некоторых местах отсутствуют необходимые подпорные стенки и не сделаны ограждения. Кюветов нет. В общем страдает весь профиль. Инструментальной проверки профиля нового варианта Чике-Тамана не производилось…».

В те годы на подъеме необходимо было преодолеть 24 поворота, при спуске - 23 поворота.

В 1927 г. прокладка новой трассе на Чике-Таманском перевале была в основном закончена, но работы продолжались.

В октябре 1932 года объединенное заседание Президиума ОБЛКК и коллегии РКИ констатируют, что: «На перевале Чекетаман отсутствуют кюветы, благодаря чему вода идет срединой дороги, разрушая полотно».

11 сентября 1934 года на перевал поднимаются участники автопробега Бийск - Кош-Агач, первого автопробега по Чуйскому тракту в Западной Сибири и в Ойротской области. «…Посмотрите на Чике-таман! Теперь через эту гору высотою полторы тысячи метров проложена чудесная каменная дорога.

Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова
Чике-Таман. Старая дорога на перевал. Фото Е. Гаврилова

Волею трудящихся советской Ойротии покорен хмурый Чикэ-таман, что значит прямой след. Не случайно так зовётся эта гоpa. Прямой след—это крутая тропинка единственный раньше путь через гору. Сколько здесь разбилось лошадей и людей. Сколько погублено скота и товаров. Тяжела и опасная была дорога из Купчегеня в Хабаровку. Только сейчас весело и спокойно ехать по широкому шоссе Чике-тамана. Это сделала советская власть.

Семь головных машин автопробега одолевали Чикэ-таман во время дождя и при ночном освещении. Не побоялись зияющих обрывов ударники-шофера Мордовцев, Сорокин, Чуфаров, Шитиков и др. Эти водители советских машин показали образцы большевистской выдержки и смелости. Они прекрасно научили дорогу и в совершенстве овладела техникой автомашин».

В 1937-1938 гг. на Чике-Таманском перевале была расширена дорога.

В 1961 году перевал преодолевает на автомобиле «Москвич» Михаил Петрович Михеев, автор песни о Кольке Снегирёве. «Перевал!!! Тот же щит, с тремя восклицательными знаками… По краю обрыва выложен невысокий парапет из камней, а кое-где стоят рядком черно-белые столбики. Они служат только зрительным ориентиром и вряд ли задержат тяжелый грузовик, если его занесет на повороте у неопытного водителя...

Беседка на Старом Чике-Тамане. 1971 г. Фото К.Белошапкин
Беседка на Старом Чике-Тамане. 1971 г. Фото К.Белошапкин

Здесь, на вершине, в стороне от дороги, на краю отвесной кручи, падающей почти к самому подножью перевала, прилепилась деревянная крытая беседка. К ней вела крутая деревянная лестница с жиденькими перильцами.

Стен у беседки не имелось — только крыша на тонких столбиках.

Мы находились на вершине горного изогнутого хребта, на самом его острие, гигантском и иззубренном. Склоны хребта были покрыты деревьями и кустарниками, на выступающих вершинах дожди и ветры обнажили серо-коричневый гранит. Светлая ленточка дороги, отмеченная бело-черным пунктиром столбиков, извиваясь и петляя, заползала вверх и сбегала вниз, в зеленую равнину, сверху очень похожую на блюдечко. За равниной начинались складки горных хребтов. Словно волны, они катились в голубую даль, вздымаясь все выше и выше, и там, у самого горизонта, застывали темно-синими остроконечными вершинами, ясно видными на фоне прозрачного неба.

Я благодарен тому человеку, по чьей инициативе поставлена эта беседка. Она не имеет никаких практических целей, не нужна ни дорожникам, ни водителям. Она стоит здесь только для того, чтобы любой проезжающий мог с нее посмотреть вокруг и навсегда запомнить самый красивый перевал Чуйского тракта—частичку горного Алтая».

Вид с беседки на вершину старого перевала на Чике-Тамане и ГАЗ-67.  1971 год.  Фото К.Белошапкин
Вид с беседки на вершину старого перевала на Чике-Тамане и ГАЗ-67. 1971 год. Фото К.Белошапкин

Эта легендарная беседка на Чике-Тамане была снесена при прокладке новой, существующей ныне дороги. Находилась беседка в том месте, где сейчас находится самая высокая точка перевала. Возвышенность, на которой она стояла, была взорвана. Её, как и беседки, нет…

В 1965-1976 гг. наиболее сложные и опасные участки Чике-Тамана были реконструированы.

31 мая 1970 года мы вновь находим в прессе упоминание беседки. «...Так мы ехали до Чике-Тамана. На вершине шофер остановит машину, признавшись, что хочет размять ноги. По деревянной лестнице поднялась в беседку. Глазам открылась великолепная панорама: широкая зеленая долина, окаймленная горами, далеко внизу белесой распутывающейся лентой бежал тракт: здесь, на перевале, был настоящий узел из «серпантина».»

Беседка на Чике-Тамане.  Фото А.Шарков
Беседка на Чике-Тамане. Фото А.Шарков

В 1971 году бийский шофёр Олег Борисович Протасов провёз через перевал по старой дороге 25-тонный трансформатор на строящуюся в Баян-Улегейском аймаке фабрику: «— Страшно было?

— Было. На вершине Чике-Тамана. Не мог обойти «тещин язык». А высота, сами знаете, почти две с половиной тысячи метров. Трейлер то повиснет передком, то упрется в кончик «языка». Хоть ложись и плачь. Если сорвется, утащит меня за собой...

Тут кто-то надумал: взять трейлер в растяжки — я в середке, третья машина сзади. Сцепом таким. Ну, пошли. А там поворот и спуск. Трейлер-то возьми и покатись.

Караул! Задний сигналит — стой! Тащит его, как щенка на поводке. И тащит с дороги под откос. Видал, какой он, этот откос. До низу ни одна железка не долетит целой...

Торможу, а машину трейлером толкает, И не просто сзади, а чуть сбоку. Туда-же, под откос. Вес у трейлера около сорока тонн. Тяжелее двух машин... Не знаю уж, как остановили.

Вышел мой напарник бледный (я-то себя не видел, но был не лучшего вида), вышел, значит, молча буксир отстегнул, бросил. Потом говорит: «Гори он синим огнем».

Часа два отдыхали. Однако сколько ни сиди, а ехать надо. Снова впряглись и потихоньку, потихоньку...»

4 февраля 1975 года на перевале полным ходом развернулись подготовительные работы: ведется бурение шпуров, скоро тишину окрестных мест разбудят взрывы.

Сотрудники Барнаульского филиала ГипродорНИИ разработали проект реконструкции десятикилометрового участка Чуйского тракта, разрезающего Чикет-Аманский перевал. Проектом предусмотрено на время реконструкции дороги неподалёку от старого Чуйского тракта сделать выемку скального грунта на вершине перевала глубиной в 30 метров. Она-то и будет служить для автомобилистов временным объездом.

Перевал Чике-Таман

В 1975 году строители управления автомобильных дорог Новосибирск — Ташанта и Онгудайского дорожно-строительного освоили 370 тысяч рублей. В последующие годы работы заметно возросли.

Всего на строительство нового широкого участка Чуйского тракта было выделено четыре с лишним миллиона рублей.

19 мая 1978 года отмечалось: «Машина трудно взбиралась на Чикет-Аман — самый высокий и самый грозный перевал на Чуйском тракте. И когда из-за последнего поворота показалась его макушка, мы не узнали ее: она с правой стороны стала намного ниже.

На спуске увидели молодых парней. Они взбирались на не тронутую еще левую часть вершины. За плечами у них висели огромные рюкзаки, руки были заняты инструментом. Судя по всему, это были взрывники. Они и ведут второй год здесь свои работы, сглаживая, снижая Чикет-Аман…»

Большинство взрывных работ в крае вел коллектив Алтайского специализированного управления треста Союзвзрывпром.

В 1984 г. была введена в строй новая дорога через перевал Чике-Таман. Было несколько обходных предложений. Рассматривался даже проект тоннеля, но из-за отсутствия специализированной техники, близлежащих источников тепла и света эта идея была отложена. До сих пор на перевале продолжаются работы по его усовершенствованию.

В 1996 г. горный перевал Чике-Таман объявлен памятником природы республиканского значения.

Перевал Чике-Таман

Акции по очистке

На сегодняшний день с мая 2012 года регулярно проводятся акции «Сохраним свой Алтай» по очистке перевала от наскальных надписей оставленных туристами. В большинстве случаев удалить надписи механически не представляется возможным, поэтому приходится просто закрашивать сверху краской, схожей по цвету с породой. В акции принимают участие жители Хабаровки, Купчегеня, Ини, депутаты сельских поселений и Онгудайского районного совета.

© Е. Гаврилов. 1 марта 2022 года. Ссылка на сайт обязательна!

Источники